Широкий характер литературной жизни Урала

Новый период исторического развития изменил характер литературной жизни Урала. Она становилась более широкой, к творчеству потянулись люди из трудовых масс. Появилась возможность более свободного доступа литературы читателям, поскольку увеличивалось число газет, выросла сеть типографий. Стали появляться книги, выпускавшиеся местными издательствами.

Полнее обозначилось размежевание либеральной и революционно-демократической линий художественного творчества. В начале 1900-х годов работали уральские прозаики демократического направления А. Г. Туркин (1870—1919), И. Ф. Колотовкин (1878—1922), А. С. Сигов (А. Погорелов) (I860—1920), К. Д. Носилов (1858—1923), П. П. Инфантьев (1860—1913), Г. П. Ларионов (Г. Белорецкий) (1879—1913), принявший псевдоним по месту своего рождения, Н. А. Крашенинников (1878—1941). Всех этих писателей объединяли общая демократическая позиция, внимание к народной жизни, к стремлениям, нуждам и интересам трудящихся. Для них характерны общность разработки психологических портретов людей, поиски новых выразительных средств. Вместе с тем каждый из них обладал неповторимым своеобразием индивидуальности, что находило выражение и в выборе тем, и в интересе к типу личности.

А. Г. Туркин, сын конторщика из Верхнего Уфалея, жил в Челябинске. Значительнейшая часть его литературной деятельности была связана с екатеринбургской прессой. Здесь же в 1902 г. был издан сборник его рассказов «Уральские миниатюры». Критикой были отмечены «бесспорные литературные достоинства» книжки. Молодого автора поддерживал М. Горький, дружеские связи с которым Туркин не терял и позднее. В 1914 г. сборник его повестей и рассказов «Снегинос» вышел в столице. От первых рассказов, где мелкие служащие, рабочие, интеллигенты выступают как люди, подавленные обстоятельствами и властью сильных, Туркин постепенно приходит к более глубокому пониманию роли рабочего класса в демократической борьбе за новые социальные порядки.

В рассказе «Мечтатели» он ставит героев перед выбором: либо путь «наверх», к богатству и забвение интересов трудящихся, либо счастье вместе с другими хорошими людьми, работающими во имя приближения добра и справедливости.

В рассказе «Маша» юная девушка порывает с мещанской средой и обретает в рабочем коллективе друзей-единомышленников. Она гибнет во время забастовки от пули полицейского. Общая тональность этих рассказов определяется порывом к новым отношениям между людьми, к верной рабочей дружбе, к борьбе. В рассказе «Как он запел» отражены события кануна революции 1905 г., описана мирная демонстрация Златоустовских рабочих.

Большое место в творчестве Туркина занимала тема деревни. Здесь он видел расслоение крестьян, нарастание гнева бедноты (повесть «Душа болит»). Трогательно, уважительно, поэтично очерчивая характеры, признавая права угнетенных национальностей России на иную жизнь, рассказывал он о башкирах, об угнетении их «своими» старшинами, богачами и «набеглыми» хищниками, об их зреющей решимости не подчиняться обстоятельствам.

И. Ф. Колотовкин — сын чертежника Березовской заводской конторы, служил на Исовских золотых приисках, затем в Екатеринбургской конторе компании Зингер, позднее стал активным деятелем кооперации. Он написал свыше двухсот рассказов. В некрологе, написанном В. М. Быковым, Колотовкин был назван «одним из старейших литературных работников Урала», который «хорошо знал быт и нравы его рабочего населения».

В книге рассказов Колотовкина «За горами», вышедшей в 1906 г., раскрывается «темнота и бесправие и приниженность» уральских «контрашных» рабочих Исовских золотых приисков. Вместе с тем автор замечает живущий в рабочих дух протеста и борьбы, ярко очерчена ненависть золотоискателей к хозяевам и хозяйским холуям — приказчикам, доверенным, штейгерам. В рассказе «Ночные тени» у Колотовкина показан образ революционера. В дальнейшем Колотовкин почти не касался жизни рабочих.

Его героями становятся мелкие служащие, крестьяне, городские мещане, купцы, служители церкви. Революция 1905 г. поставила перед писателем вопрос о расколе общества, и он на одном из полюсов видел рабочих, но они выступали в его произведениях лишь как наиболее угнетенный отряд народа, способный на вспышки, но не знающий путей к свободе (рассказ «Распад»).

В ряде рассказов живо рисуются конкретные события революции, кровавый террор развязанный реакцией («Олесь», «Рыцарь наших дней» и др.

И. Ф. Колотовкин посвятил много рассказов деятельности церкви, монастырей, священнослужителей («В скиту», «Чающие населения», «Сокровенное ») .

Большая группа рассказов Колотовкина была посвящена унижающей человеческое достоинство власти собственности. Среди них один из лучших рассказов писателя «Будни». Уральская деревня, находившаяся в состоянии жестокой классовой борьбы бедноты и кулаков, хорошо показана писателем в рассказе «Новое». Колотовкина отличало внимание к слову, к музыке стиля, к четкой гармонии сюжета. В ряде рассказов наблюдается воздействие распространенного в начале 1900-х годов символизма. Писатель стремился к романтической обобщенности образов, прибегая к лирическому ключу в построении рассказов, миниатюр, стихотворений в прозе («Эдельвейс», «Новые тени», «Дождь шумит», «Караван»). Влияние литературы того времени проявилось также в повышенном внимании Колотовкина к сложным психологическим состояниям.

Правдивая и широкая картина уральской жизни раскрыта в романах, повестях и рассказах А. Погорелова (А. С. Сигова). Уроженец Перми, он до 1905 г. прожил на Урале, совмещая творчество с ежедневной работой в земстве. С 1895 г. его произведения печатались в столичных журналах, главным образом в «Русском богатстве», с которым он был связан идейно.

Реалистический художественный анализ развития буржуазных отношений на Урале, порой приходящий в противоречие с остатками народнических догм, был дан в романе «Перед грозой», повести «Омут», в ряде рассказов.

В этих произведениях воссозданы яркие картины жизни уральских рабочих и крестьян, отстаивающих свои права, показано нарастание их гнева. В романе
«Перед грозой», рассказах «Марк», «Аликаев камень», «Черные дни», «Перед рассветом» верно отражены особенности общественного положения интеллигенции на Урале.

Г. Белорецкий (Г. П. Ларионов), проживший короткую жизнь, оставил заметный след в рабочей поэзии, в частности в частушке. Газета «Правда» на основе его материалов анализировала настроения рабочих.

После нескольких рассказов из жизни Урала, где были изображены углежоги («Поздней осенью»), интеллигенты («Страдалец», «Юбилей»), он написал правдивую книгу о русско-японской войне — «Без идеи». Критикой она была признана принадлежащей к лучшему, что дали литературе впечатления и настроения минувшей войны. Царской цензурой книга была запрещена.

К Д. Носилов, уроженец с. Маслянского Шадринского уезда, известный путешественник, исследователь Севера, опубликовал ряд сборников рассказов: «В снегах», «На диком Севере», «За Полярным кругом» и др. Писатель с громадным уважением относится к своим героям из нерусской среды, заставляет проникнуться их интересами, вводит в их миропонимание, вызывает добрые чувства дружбы. В то же время автор гневно разоблачал «цивилизаторские»
действия купцов и царских чиновников.

П. П. Инфантьев, родом из с. Варнаково Челябинского уезда, еще в студенческие годы в Петербурге сблизился с социал-демократическим кружком Д. Благоева, ездил по его поручению за границу. Некоторое время жил в эмиграции, по возвращении отсидел семь месяцев в «Крестах», после чего был выслан в Оренбург. Здесь развернулась его деятельность как журналиста, а затем и писателя-художника. В очерках Инфантьева «Путешествие по реке Конде», «Путешествие в страну вогулов», «За бобрами» отражены его совместные с Носиловым поездки на Север. Ряд очерков Инфантьева посвящен жизни башкир («Жена Ахмета», «Башкиры» и др .) .

Инфантьев — автор первого уральского научно-фантастического и социально-утопического романа «На другой планете» (1901).

Н. А. Крашенинников был автором книги «Угасающая Башкирия». Он родился в с. Петровском Оренбургской губ. и на всю жизнь сохранил тесные связи с Башкирией и её народным творчеством.

Критика называла его книгу башкирскими «Записками охотника». В книге изображена тяжёлая эксплуатация башкир помещиками и капиталистами, баями и муллами. В 1936 г. вышла новая книга Крашенинникова «Под солнцем Башкирии», в которой он показал расцвет башкирского народа в советское~время.

Бытописателем Башкирии был также В. В. Брусянин (1867 1919), социал-демократ, детство которого прошло в Уфе, В его рассказах жизнь и борьба уральского пролетариата изображались с беспощадным реализмом.

На Урале, как и повсюду в России, особенно бурно развивалась в начале XX в. поэзия. Накал развернувшихся классовых боев проявился в подъеме эмоционального настроения масс, в стремлении найти лирические формы его выражения. Стихи стали массовой формой литературы. Их охотно печатали почти все уральские газеты. Издавались отдельные сборники.

В Перми вышли «Стихотворения» А. Лейна, И. Перцова, А. Надинского, «Стоны камской чайки» и «Песни свободы» П. Шмакова. Заметное и оригинальное
явление представляло творчество Б. Орлова. В книгах стихов «Из мира разных впечатлений» и «Пути-дороженьки разные» он сумел передать лирическое состояние человека-труженика, тоскующего по подлинной свободе.

В екатеринбургских газетах продолжали появляться стихотворения Е. Гадмер, печатались П. Кавалеров, П. Блиновский, И. Парамонов, Д. Гаров, Г. Булычев и др.

Наиболее заметными были стихотворения Н. Черешнева (Н. Новикова). Он хорошо владел словом, его лирические Мотивы были разнообразными, хотя сказывалось и влияние декадентской поэзии, проявлявшееся в неопределенности увлечений, в двуплановости образов.

Н. Черешнев писал также пьесы, которые ставились на сценах столичных театров.

Из челябинских поэтов выделялся В. Нос, печатавшийся под псевдонимом В. Юрезанский. В его поэзии также отражались формалистические поиски,
характерныё для того времени. Однако это был поэт четко выраженного демократического направления.

На Урале в начале XX в. стала формироваться пролетарская литература. Она выражала радостное ощущение возрастания силы, готовность к борьбе, несла в романтически приподнятых строках окрыленность человеческой личности, приобретшей в ходе борьбы единомышленников и соратников.

Одним из первых пролетарских поэтов на Урале был Ф. Ф. Сыромолотов (1877—1949). В 1903— 1904 гг. его стихотворения печатались в легальных газетах либерального направления. В простых, сердечных, безыскусственных стихах Сыромолотова нашли лирическое выражение настроения, мысли и переживания участников созревавшего пролетарского революционного движения. Таковы стихотворения «На могиле», «Не говори», «Да здравствуют юные силы…», «Перед грозой».

В 1912 г. Сыромолотов печатал стихотворные фельетоны в «Правде» под псевдонимами Тит Подкузьмихин, Зигзаг, Федич, Фич.

Вклад в развитие пролетарской поэзии внес П. И. Заякин-Уральский (1877—1920), сын рабочего-коновозчика Синячихинского завода. Первый сборник Заякина «Рассказы и песни Урала» вышел в 1903 г. в Варшаве, где поэт проходил военную службу. Стихи, включенные в него, были еще весьма несовершенными. В 1908 г. в Екатеринбурге была подготовлена новая книга стихов Заякина «Северная муза», но тираж ее конфисковала полиция.

Ряд стихотворений, входивших в «Северную музу», позднее автор включил в сборник «Облачко», вышедший в Петербурге в 1909 г. Стихотворения Заякина, напечатанные в этих сборниках, посвящены жизни рабочих, выражают их боевые настроения:

Видят уж победу светлые умы,
Будет царство света! Сгинет царство тьмы!

Стихотворения Заякина были понятны и близки рабочим. В них изображалась тяжелая жизнь рабочих. Поэт стремился разбудить их дремлющие силы, вдохновить на революционную борьбу. В ряде стихотворений он раскрывал противоречия, раздиравшие деревню, показывал власть кулаков, обнищание бедноты.

В 1912 г. Заякин активно участвовал в большевистской «Правде». Здесь было напечатано его стихотворение «В мастерской» и три больших очерка («В плену у железа», «Переселенцы» и «Начало карьеры»). Очерк «В плену у железа» посвящен прошлому Алапаевского завода, жизни его в дни революции 1905 г. В самом характере повествования, смелом, ироничном, слышится уверенный голос сознательных уральских рабочих, уже прошедших школу революционной борьбы. Прекрасен сатирический образ ненавистного управителя завода «Димушки». Очерк заканчивается уверенностью в том, что придет время, оно уже близко: мрак уступит место свету, торжествует братская солидарность в труде — и тогда завод будет не чудовищем, выжимающим соки из рабочих, а источником сил для грядущих побед.

В создании пролетарской поэзии принимал участие П. Второв (1874—1919), печатавший свои политические стихотворные фельетоны и лирические стихи в челябинских газетах в 1905—1907 гг. В его лирике нашло выражение боевое настроение рабочих в тяжелые дни реакции. В 1907 г. Второв был арестован, а в 1909 г. сослан на поселение в Сибирь как участник Челябинской группы РСДРП. Стихи Второва, написанные на Урале и в Сибири, вошли в его сборник «Северные
зори», опубликованный в 1917 .

Процессу развития реалистической литературы, сближающейся с интересами рабочего класса, самоопределению писателей-демократов способствовало творчество М. Горького, все растущий его авторитет как художника и общественного деятеля. Произведения Горького после первой же публикации становились фактом не только литературной, но и общественной жизни. Горький печатался и на страницах екатеринбургских газет. Его пьесы ставились на сценах уральских театров.

Об их идейном содержании и реалистических традициях велись разговоры в рецензиях на театральные постановки. Все это помогало противопоставлять
разлагающему влиянию декадентской поэзии реалистическую литературу, поддерживало уверенность в верности избранного пути. Некоторые писатели-уральцы были связаны с Горьким перепиской и лично общались с ним. Дружески и очень уважительно относился Горький к А. Г. Туркину.

П. И. Певин, издатель «Уральской жизни», задумав параллельно издавать в столице журнал «Современник», пригласил сотрудничать в нем А. М. Горького. Для участия в журнале были привлечены также уральцы, известные Певину. Здесь печатались А. Г. Туркин, Б. А. Тимофеев.

Б. А. Тимофеев (1882—1920), окончивший гимназию в Екатеринбурге, участник баррикадных боев 1905 г. в Москве, некоторое время жил на Капри у А. М. Горького, который помог ему советами и содействовал в опубликовании ряда произведений, в частности повести «Сухие сучки», запечатлевшей эпоху разгула реакции после революции 1905 г. Проведя два года на фронте (1914—1915), Тимофеев приехал на побывку к родным в Екатеринбург, здесь им был написан роман об империалистической войне, первый в русской литературе. Назывался он «Чаша скорбная». Этот роман — многоплановое повествование, в котором ярко показаны тяготы войны. В центре внимания писателя находятся судьбы крестьянина, ставшего солдатом, и двух интеллигентов, идущих разными путями. Очень большое место в романе занимает описание массовых сцен. Участь отдельных людей показана в тесном переплетении с народными судьбами. Весь роман пронизывает мысль об антинародном характере войны, передано ощущение нарастающего кризиса социальной системы.

В конце XIX — начале XX в. зарождается башкирская демократическая художественная литература. Среди писателей этого времени наиболее значительный был М. Гафури (1880—1934). Он по праву считается основоположником реализма в башкирской литературе. Мировоззрение Гафури сложилось под влиянием передовой революционно-демократической общественной мысли, большую роль сыграли в его становлении М. Горький и Г. Тукай.

Творчество Гафури началось накануне революции 1905 г. Он видел горе народа, передавал накал его гнева, подымал веру в его силы. В стихотворении «Ответ седьмого года» он призывал продолжить революцию. В годы первой мировой войны Гафури выступил с протестом против нее. Его стихотворение «Красное знамя» наряду с «Марсельезой» и «Варшавянкой» стало революционным гимном башкирских и татарских трудящихся.

После революции 1905 г. на волне нового революционного подъема развивалось творчество других башкирских писателей — Ш. Бабича (1895—1919), А. Тагирова (1890—1938), Д. Юлтыя (1893—1938), С. Кудаша (род. в 1894 г.).

В этот же период начинает складываться удмуртская литература. В 1909 г. была напечатана поэма М. Можгина (1890—1929) «Беглый».

Д. И. Корепанов (1892— 1949), писавший под псевдонимом Кедра Митрей, создал трагедию «Эштэрек». Оба писателя начинали с обработки народных легенд и преданий.

В периодической печати Урала в начале XX в. по-прежнему господствовали монархические и либерально-буржуазные издания: из 27 газет, выходивших в 1900 г., 16 было монархических и церковных, 11 — либерально-буржуазных.

Экономический кризис 1900—1903 гг., усилившийся в начале XX в. административно-цензурный гнет над провинциальной прессой сказались на формировании типологической системы периодики Урала: в 1900—1904 гг. в крае возникло всего девять новых легальных газет. В большинстве это были рекламно-справочные «листки объявлений», две газеты представляли собой информационные издания — «телеграммы» Российского и С.-Петербургского телеграфных агентств — новый в крае тип газетной периодики, и лишь две газеты можно квалифицировать как общественно-политические: «Уфимские губернские ведомости» — неофициальную часть одноименной газеты, отпочковавшуюся от официальной в 1903 г., и частную ежедневную газету «Пермский край».

Издателем «Пермского края» был владелец завода либерал С. А. Басов, официальным редактором значился присяжный поверенный Н. А. Вармунд. Фактически газету редактировал его помощник, один из руководителей пермских социал-демократов В. Н. Трапезников. Он же выступал одним из основных ее авторов. Вместе с Трапезниковым в газете активно работала группа социал-демократов. Увлеченный в то время легальными формами борьбы, Трапезников рассматривал легальную газету как «главное средство пропаганды марксизма и воздействия на рабочее движение» . Однако цензурные условия не позволили превратить «Пермский край» в марксистский орган. Разногласия группы Трапезникова с Вармундом вынудили социал-демократов в начале 1903 г. уйти из редакции, после чего газета превратилась в либерально-буржуазное издание. Но и после этого власти не оставляли ее в покое, против редакции не раз возбуждали судебные преследования, неоднократно приостанавливали выход газеты, а в 1905 г. совсем закрыли ее.

Направленность открывшихся на Урале 11 новых легальных журналов показывает, что политика царского правительства осталась прежней — разрешать публикацию лишь узкоспециальных изданий периодики (по вопросам сельского хозяйства, народного образования, краеведения и т. п.). Из них можно выделить лишь небольшой журнальчик, появившийся в Екатеринбурге в 1904 г.,— «Ответы на вопросы современной техники и отчет о деятельности общества». Издавало его Уральское общество горных техников, секретарем которого и основателем журнала был большевик В. М. Быков.

Официальной и буржуазной прессе противостояла пролетарская, социал-демократическая печать, которая руководила нараставшим революционным движением. Исключительно большую роль в революционном воспитании и организации масс сыграла ленинская «Искра», проникавшая не только в губернские и уездные центры Урала, но и на отдаленные заводы, прииски, угольные копи, в деревенскую глушь. В 1903 г. в крае появились первые местные нелегальные издания ленинско-искровского направления: газеты «Уфимский листок» и «Рабочий бюллетень» (Пермь), газета-прокламация «Средне-Уральский социал-демократический листок» (Екатеринбург).

Первая русская революция смела все прежние представления о темпах роста прессы страны, в том числе на Урале. В 1905—1907 гг. в крае возникло более семи десятков наименований новых легальных газет и журналов и свыше 40 бесцензурных, выходивших на русском языке. Кроме того, в те годы на Урале родилась татарская национальная периодика, причем среди легальных татарских газет и журналов в Оренбурге появились революционно-демократический журнал «Карчыга» («Ястреб», 1906— 1907) и первая в России большевистская газета на татарском языке «Урал» (4 января — 27 апреля 1907 г.), сыгравшая большую роль в пропаганде марксизма-ленинизма, программы и тактики РСДРП среди трудящихся татар и башкир.

Революция провела в легальной периодике более четкую классово-партийную дифференциацию, так как в 1905—1907 гг., по выражению В. И. Ленина, «цензура была просто устранена». Самые различные общественные группировки и организации — от монархистов до большевиков — воспользовались новыми условиями. Свои печатные органы на Урале начали издавать черносотенцы, октябристы, кадеты, эсеры, церковники.

Газета стала основным средством идейно-политической борьбы, информации, пропаганды и организации.

Типологическая система легальной периодики значительно усложнилась.

На Урале впервые возникли земские газеты, издания буржуазной кооперации, профессиональных обществ, сатирические и юмористические журналы, была сделана попытка выпуска вечерней газеты («Оренбургская вечерняя почта», май 1906 г. Вышел один номер). Продолжавшееся формирование местных отраслевых и научных обществ (или отделений общероссийских обществ) привело к созданию новых научно-отраслевых изданий: «Записки Пермского отделения Русского технического общества» (1907—1918), «Оренбургские педагогические записки» (1907— 1910) и др.

Несмотря на объявленные царем «свободы», открыто печатать социал-демократические издания оказалось невозможным. Попытка екатеринбургских большевиков издавать в декабре 1905—январе 1906 г. газету «Уральский пролетарий» по типу первой легальной большевистской газеты «Новая жизнь», руководимой В. И. Лениным, потерпела неудачу. Но необходимость иметь трибуну для политического просвещения масс и руководства ими в ходе революции заставляла искать пути овладения легальными изданиями. Оренбургским социал-демократам в январе 1905 г. удалось взять в свои руки газету «Оренбургский листок», однако в феврале 1906 г. власти закрыли ее. Вместо «Листка» тогда же появился «Наш край» (вышло пять номеров). В апреле возникла ежедневная «Степь», которой только с мая по сентябрь суждено было вынести 30 различных наказаний, в том числе приостановку. В то время социал-демократы сумели организовать две новые газеты — «Оренбургский вестник» и «Простор », а затем возобновить выход «Степи». После выпуска семи номеров газету снова закрыли, а ее редактора бросили в тюрьму.

В августе 1907 г. оренбуржцы начали издавать легальный журнал «Еженедельник труда» как орган профессионального общества приказчиков и конторщиков
города. На восьмом номере его постигла участь «Степи». Оренбургские издания выпускала объединенная группа большевиков и меньшевиков, что, конечно, сказывалось на их содержании. Однако значительная часть опубликованных материалов носила явно большевистский характер, основные вопросы революции в них решались с ленинских позиций.

Легальную газету «Южный Урал» в декабре 1906 — январе 1907 г. пытались издавать уфимские социал-демократы (известно пять номеров).

В января 1907 г. екатеринбургским большевикам удалось выпустить четыре номера легальной «Уральской газеты», органа Екатеринбургского комитета РСДРП. Газета сыграла важную роль в пропаганде программы партии, в борьбе за выборы большевистских депутатов во II Государственную думу, в разоблачении антинародной политики кадетов и мелкобуржуазной природы эсеров. Краткой была жизнь и других социал-демократических легальных изданий в Екатеринбурге: «Общества» (февраль—март 1907) и «Уральской недели» (июнь—июль 1907). Более удачливым оказался ежемесячный технический и профессиональный журнал «Уральский техник», организовал и редактировал который большевик В. М. Быков. Возникнув в апреле 1907 г., журнал выходил (с перерывами) вплоть до 1932 г.

В 1905—1907 гг. произошел бурный всплеск сатирической журналистики, что стало новым явлением в краевой периодике. Первым уральским сатирико-юмористическим журналом был оренбургский еженедельник «Кобылка» (февраль—ноябрь 1906 г.). Вслед за ним в Екатеринбурге и Оренбурге возникло еще пять журналов («Магнит», «Гном» и др.). Жизнь их была крайне недолгой. Журнал «Гном» (Екатеринбург, 1906— 1907, издатель-редактор В. С. Мутных) выходил под преобладающим влиянием большевиков. Он зло высмеивал местное начальство, самодуров, черносотенцев, октябристов, кадетов, царских министров и самого Николая II. Не случайно журнал постоянно подвергался репрессиям. В 1907 г. его закрыли, а Мутных посадили в тюрьму.

Революционные организации Урала создавали подпольные типографии, в которых печатали листовки, брошюры и газеты. Особенно активной была издательская деятельность большевистских организаций Урала. Масштабы этой деятельности были огромны. Так, в типографии Уфимского комитета РСДРП только с октября 1906 г. по октябрь 1907 г. были напечатаны 94 листовки тиражом 425,2 тыс. экз., четыре выпуска «Программы РСДРП» (12,5 тыс.), пять «Сборников революционных песен» (13,5 тыс.) и т. д.

Комитеты, входившие в Уральскую областную партийную организацию, выпускали 15 наименований нелегальных печатных изданий. Жизнь некоторых из них ограничилась всего одним-двумя номерами. Дольше просуществовали газеты «Уфимский рабочий» — орган Уфимского комитета РСДРП (октябрь 1906 — октябрь 1908 г.) и «Рабочий» (позднее — «Уральский рабочий») — орган Екатеринбургского и Уральского областного комитетов РСДРП (с февраля 1907 по февраль 1908 г. вышло 11 номеров).

Кроме того, Уральский комитет РСДРП издавал в 1907 г. «Солдатскую газету» и «Крестьянскую газету».

После подавления революции 1905—1907 гг. господствующим типом легальной русской газеты стала буржуазная кадетская печать, хотя репрессии не миновали и ее.

В 1908—1909 гг. на Урале возникло 31 новое легальное издание, из них 14 газет — преимущественно общественно-политических. Усилить свои позиции по-прежнему стремились монархисты и церковники. В 1908 г. неофициальная часть «Оренбургских губернских ведомостей» выделилась в самостоятельный орган, названный «Оренбургской газетой», на Сысертском заводе появился «Пастырь-проповедник» (1909—1917). Из новых газет лишь одна носила демократический, характер — «Урал и Кама» (Пермь). Издавал и редактировал ее П. И. Заякин-Уральский. Однако просуществовала газета недолго: на 15-м номере в январе 1909 г. выход ее пришлось прекратить. Новым для уральской журналистики явилось издание первого в крае журнала литературы и искусства «Блестки Урала»
(Оренбург, 1908—1909) и первого журнала, посвященного театральной жизни,— «Театральный день» (Екатеринбург, 1909).

В 1910 г. началась полоса нового революционного подъема. В этот сложный период борьбы за нелегальную революционную партию пролетариата, против оппортунизма передовым рабочим и большевикам Урала чрезвычайно помогли нелегальная «Рабочая газета» (1910—1912), выходившая в Париже, легальные газеты «Звезда» (Петербург, 1910— 1912) и особенно «Правда» — ежедневный орган, созданный в апреле 1912 г. по инициативе петербургских рабочих. Все три газеты выходили в свет под руководством и при непосредственном участии В. И. Ленина. Большевики, сознательные рабочие Урала не только материально поддерживали свои газеты, но и присылали в редакции письма, корреспонденции, активно распространяли эти издания.

На Урале распространялись и другие легальные большевистские издания: журналы «Мысль» (Москва, 1910— 1911), «Просвещение» (Петербург, 1911 —1914) и др. С их помощью местные большевики и передовые рабочие знакомились с произведениями В. И. Ленина и его соратников, глубже овладевали марксистской теорией.

В годы революционного подъема на Урале появилось 87 наименований новых газет, журналов и других периодических изданий, выходивших на русском языке. В 1910—1913 гг., как и раньше, стремилась укрепить свои позиции монархическая, церковно-религиозная и буржуазно-либеральная журналистика. Но вместе с тем все активнее заявляли о себе издания профессиональных и кооперативных обществ (две газеты и восемь журналов). Новым для Урала в типологической системе его легальной периодики было появление первых журналов, посвященных вопросам кино («Разумный кинематограф и наглядные пособия» Екатеринбург, 1913—1914), спортивной жизни («Искусство и жизнь». Пермь, 1911 —1914) и др.

Большевики в эти годы использовали все возможности для организации легальной прессы. В Екатеринбурге, например, большевики Л. И. Вайнер и А. И. Парамонов, работая в легальном потребительском обществе, добились издания от его имени литературно-экономического журнала «Уральский кооператор» (1910— 1919). В троицкой частной газете «Степь» печатались публицистические произведения большевиков Л. С. Сосновского, Ф. Ф. Сыромолотова, С. С. Ужгина, Н..Н. Уфимцева.

Ежедневную общественно-политическую газету «Троичанин» в январе—апреле 1913 г. издавал большевик С. А. Малых. В челябинской газете «Голос Приуралья» сотрудничали большевики П. Н. Второв, В. Л. Горохов, С. И. Дерябина, Н. Н. Накоряков, С. Е. Чуцкаев. С июля 1910 г. по март 1911 г. ее редактировал большевик П. М. Злоказов.

Пермские социал-демократы сотрудничали в либерально-буржуазной газете «Пермский край». В екатеринбургской «Уральской жизни» в годы нового революционного подъема принимали участие большевики М. А. Атмакин, В. М. Быков, В. А. Рябков, С. Е. Чуцкаев. член социал-демократической фракции III Государственной думы Н. М. Егоров, а также сочувствовавшие большевикам журналисты А. Г. Михайлов, К- В. Никитин и др.

Редакторов «Уральской жизни», «Степи», «Голоса Приуралья» в те годы не раз арестовывали, штрафовали, номера газет конфисковывали и т. д. Такой же участи подверглись и некоторые другие органы печати.

В первые месяцы империалистической войны на большевистскую партию вновь обрушилась лавина репрессий. В июне 1914 г. правительство закрыло журнал «Просвещение», в июле была разгромлена газета «Правда». Репрессиям подверглись многие демократические печатные органы. Небывалый даже для России цензурный гнет испытывала на себе либерально-буржуазная пресса.

В годы войны, преследуя уже существующие издания, царизм яростно сопротивлялся возникновению новых. В 1914 г. на Урале появилось 28 легальных газет, в 1915 г.— 16, в 1916 г.— только 3. Причем большинство новых газет (31 из 48) представляли собой информационные выпуски «телеграмм», выходившие либо как самостоятельные органы печати, либо в качестве приложений к газетам. Обилие «телеграмм» объясняется несколькими причинами:

  • во-первых, всеобщим интересом к событиям мировой войны;
  • во-вторых, правительству было необходимо освещение фактов и событий в угодном ему свете, а телеграммы Петроградского телеграфного агентства (ПТА) верно служили этой дели;
  • в-третьих, издатели учитывали, что телеграммы ПТА местной цензуре не подлежали, и во время приостановки властями основного издания выпуск «телеграмм» давал возможность не растерять окончательно своих подписчиков.

Тогда же появилось много новых легальных журналов, бюллетеней, альманахов: научных, медицинских, по вопросам статистики, землеустройства, деятельности земств, биржи и т. д., но абсолютное большинство их предназначалось узкому кругу читателей.

В 1915 г. стала издаваться первая газета на удмуртском языке. Выходила она в Вятке один раз в две недели. Программа «Войнаысь ивор» («Вести с войны») сводилась к публикации военных новостей по типу множества «телеграмм» на русском языке. Однако в газете печатались и оригинальные материалы. Авторами их были учащиеся вятских «инородческих миссионерских курсов», священники, представители национальной буржуазии. Газета, руководимая удмуртской националистической интеллигенцией, верно служила самодержавию. «Войнаысь ивор» явилась уступкой царизма удмуртской буржуазии для мобилизации ресурсов страны на военные цели.

Такой же уступкой старообрядческой части населения стал выход в 1915 г. в Екатеринбурге ежемесячного журнала «Уральский старообрядец». Расчет правительства оправдался и здесь: в журнале наряду с богословскими сочинениями, материалами по истории раскола и современной жизни староверов печатались ура-патриотические статьи и обзоры с театра военных действий.

В годы войны легальная журналистика, от монархической до мелкобуржуазной, несла читателю идеи защиты буржуазного отечества, классового мира. В одном ряду с нею шли оппортунисты (например, газета «Пермская жизнь», созданная меньшевиками в 1915 г.). Однако поражения на фронте, усиление хозяйственной разрухи вели к тому, что революционные настроения в массах трудящихся нарастали с каждым месяцем, а это не могло не отразиться на содержании печати. В январе 1917 г. министр внутренних дел признавал, что направление газет стало явно антиправительственным.

Все попытки большевиков начиная с 1909 г. создать на Урале нелегальный печатный орган оказались безуспешными. Единственно возможной формой печатной агитации и пропаганды оставалась листковая литература. В годы первой мировой войны распространялись листовки, изданные уральскими большевиками. Они звали трудящихся под знамена РСДРП, провозглашали: «Долой войну!», «Долой самодержавие!», «Да здравствует всеобщее восстание!», «Да здравствует социализм!».

После победы Февральской буржуазно-демократической революции у большинства обескровленных партийных организаций Урала, только что вышедших из революционного подполья, для создания своей полиграфической базы не было ни сил, ни средств. Поэтому первое время большевики печатали свои воззвания и листовки на гектографах, пытались использовать для этой цели частные типографии и т. д. Лишь в Уфе объединенный комитет РСДРП сумел с 19 марта приступить к изданию газеты «Вперед».

Большевики вновь вынуждены были прибегнуть к сотрудничеству с непролетарскими газетами. Так, в либеральной «Уральской жизни» были напечатаны
воззвания и обращения Екатеринбургского комитета РСДРП (б), публицистические выступления И. М. Малышева, Л. И. Вайнера, Л. С. Сосновского и других большевиков. Их сотрудничество с газетой продолжалось до 20-х чисел апреля, т. е. до появления областного партийного органа — «Уральской правды».
Уральские большевики понимали, что их участие в либерально-буржуазных газетах вынужденно и случайно. Поэтому там, где было возможно, главное внимание в области печатной пропаганды они сосредоточили на организации собственных газет. Горстке большевистских изданий, противостоявшей сотням непролетарских газет и журналов, предстояло завоевать массы и повести их к победе социалистической революции.