Сельское хозяйство

Основным занятием населения Урала было сельское хозяйство. По мере заселения русскими новых террито­рий происходило расширение посевных площадей. Крупным хлебопроизводящим районом стала Вятка. Отсюда хлеб шел в Поморье и Сибирь. В земле­дельческом освоении Вятского края активно уча­ствовало и местное удмуртское население. Если прежде в хозяйстве удмуртов главную роль играли охота, рыболовство, бортничество, то теперь эта роль переходит к хлебопашеству.

Природно-климатические условия Верхнего Прикамья мало способствовали развитию земледе­лия. Помогали присущая крестьянам-переселенцам смекалка — богатый опыт, привычка к нелегкому труду. Уже к началу столетия земледельцы Перми Великой обеспечивали хлебом не только самих себя, но и беспашенное население городов. По примеру переселенцев, земледелием стали зани­маться местные татары и вогулы.

В начале XVII в. делает первые успехи русское земледелие в бассейне Туры, Тавды, в нижнем те­чении Тобола, где возникают пашни вокруг Верхо­турья, Туринска, Тюмени, Тобольска и около Пе- лыма. Здесь хлебопашеством занимались почти все группы населения, но ведущее место принадлежало крестьянам и служилым людям. К 1630 г. сложился крупный Верхотурско-Тобольский земледельческий район, который во второй половине столетия стал главной житницей всей восточной окраины Русско­го государства от Урала до Тихого оксана.

Постепенно земледелие распространяется на юг Зауралья, хотя здесь обрабатывать пашню при­ходилось в условиях постоянной военной опас­ности — из-за набегов немирных соседей. Некото­рые хлебопашцы, пострадавшие от воинственных степняков, бросали уже обжитые места по рр. Исети, Тече, Миассу и уходили на север.

Правительство было заинтересовано в создании за  Уралом собственной продовольственной базы (на первых порах хлеб приходилось туда достав­лять из европейской части страны — прежде всего для обеспечения военных гарнизонов), поэтому предоставляло переселенцам ссуды (деньгами, зерном, рабочим скотом, сельскохозяйственным инвентарем — безвозвратные и подлежащие обяза­тельному возвращению), а также налоговые льго­ты. Большую роль в восточных уральских уездах играла казенная (десятинная) пашня, обработка которой входила в число основных повинностей крестьянства. На казенной пашне возделывались только рожь и овес. Эти культуры были главными для всего Урала, хотя  кроме них высевались также ячмень, пшеница, полба, гречиха, горох, просо. Яровые посевы преобладали над озимыми, хотя в отдельных районах (на Вятке, в Соликамском и Чердынском уездах, Зауралье) они оказывались примерно равными. Технические культуры были представлены на Урале коноплей, льном и хмелем. На огородах выращивали капусту, редьку, репу, морковь, чеснок, свеклу, брюкву, огурцы и хрен.

Орудиями огородничества служили лопаты, заступы (тупицы), сечки для рубки капусты. Вспашку полей производили деревянной сохой с двумя железными сошниками. Для боронования земли применяли деревянную борону. На севере при обработке отвоеванных у леса участков использовали борону-суковатку — из расколотых стволов елей с заостренными сучьями. Убирали хлеб серпами. После просушки снопов их молотили деревянными цепами.

Земледелие развивалось за счет освоения новых земель и улучшения системы ведения хозяйства.

Земледельческое хозяйство не могло существовать без тягловой силы. Помимо рабочих лошадей и молодняка содержали коров, быков, телят, овец, свиней, домашнюю птицу. Рост на протяжении XVII в. сенокосных угодий свидетельствовал о постепенном увеличении домашнего стада. У русских крестьян наиболее развитым животноводство было в Кунгурском уезде, где площадь, занятая сенокосами, в 18 раз превышала размеры пашни.

Полукочевое скотоводство являлось основным занятием большей части населения Башкирии. Под влиянием переселенцев башкиры постепенно расширяли сенокосные угодья и увеличивали заготовку сена на зиму. Западные и северные башкиры делают первые шаги по переходу от полукочевого скотоводства к оседлому земледелию. Одновременно русские крестьяне, казаки, жившие по соседству с башкирами, перенимали многое из их скотоводческого опыта, включая организацию зимней тебеневки лошадей.

Важное место в хозяйстве населения Урала занимали добывающие промыслы: охота, рыбная ловля, бортничество, сбор кедровых шишек, хмеля и пр. Эти промыслы были распространены повсеместно, а для хантов и манси, яицких казаков, части крестьян и служилых людей северных районов являлись главной сферой хозяйственной деятельности. Русским запрещалось промышлять в угодьях коренных жителей.

В особом положении находилось Яицкое казачье войско, сначала на практике, а затем и законодательно закрепившее свое монопольное право на рыбодобычу в р. Яик. Стерлядь, севрюга, осетры, белуга, паюсная и зернистая икра, вязига сотнями и тысячами пудов поставлялись отсюда на рынки Самары, Сызрани, Саранска, Москвы. Рыба в обилии водилась и в других уральских реках и озерах.

Камская и вятская красная рыба не уступала яицкой и далеко превосходила волжскую. Поэтому рыбные ловли по р. Вятке и прибрежным озерам отдавались на оброк с условием «языки белужьи, теш осетровый, молоки осетровые и пупки привозить на государев обиход». Осетрами, муксунами, сырками, нельмами, шокурами, стерлядью, налимами, пыжьянами изобиловали реки Зауралья. Водилась в них и менее ценная рыба: щуки, сельди, окуни, ерши, таймени, хариусы, лещи, язи, сороги и пр. — обычная для уральцев пища. Рыбу сушили, солили, вялили.

Крупными центрами торговли рыбой стали Кунгур, Пышминская, Ирбитская, Ницынская и Невьянская слободы, Туринск, Тобольск. Посетивший в 1666 г. Тобольск иностранец сообщал, что в городе имелся «замечательно большой рыбный базар», какого ему не доводилось видеть «ни в одной стране»: «утром привозят 30, 40, 50 и больше телег и бочек, больших и маленьких, которые, все полны только что пойманной и ещё живой рыбой».

Значительные масштабы сохраняла на Урале охота на пушных зверей. Пушнина шла, в основном. в казну (в качестве ясака) и на продажу. Крупные партии мехов закупались правительством. Вольная продажа уральской пушнины велась не только на местных рынках, но и в Казани, на Макарьевской ярмарке, в Москве, Архангельске, других городах. Добывали также лосей, оленей, водоплавающих и боровых птиц. В XVII в. начинает распространяться огнестрельное охотничье оружие, хотя, преимущественно, использовались традиционные промысловые орудия и приемы. Русские первопоселенцы при этом многое заимствовали у коренных жителей: различные ловушки, приемы, средства передвижения, промысловую одежду и обувь.

Бортничеством, в основном, занимались башкиры и удмурты. Мед и воск в немалом количестве шли на продажу. Товарное значение приобрел и хмель, который промышляли крестьяне вверх по Тоболу и его притокам, Ишиму, Иртышу и другим рекам. Жители некоторых зауральских слобод возили хмель «своего промысла» на продажу в Тобольск. Орехи, ягоды, грибы, коренья предназначались почти исключительно для собственного потребления.

Большую роль в жизни населения Урала в XVII в. играли занятия, связанные с переработкой сельскохозяйственной продукции. Широкое распространение получило мукомольное производство. Почти все мельницы были водяными. Ветряки встречались редко.

Значительное место в промысловой деятельности уральцев занимала переработка животного сырья. Выделанные шкуры шли на изготовление обуви, одежды, посуды, охотничье-рыболовецкого снаряжения и пр. Из сала получали мыло и свечи. Шерсть превращали в сукно, войлок, валяную обувь. Едва ли не в каждом селении были свои кожевники, шерстобиты, войлокаты, пимокаты, сукновалы, мыльники, портные.

Из 70 ремесленных специальностей, существовавших в уральском городе XVII в., 16 были связаны с обработкой дерева. В сельской местности работать с деревом практически умел каждый. Срубить избу, баню, амбар, хлев для скота, изготовить из дерева необходимые в хозяйстве вещи — все это входило, по мнению крестьян, в число элементарных навыков взрослого мужчины. Широкое распространение на Урале получило речное судостроение.

Быстро развивалось на Урале кузнечное производство. Более 20 кузниц находилось в Соликамске. Они работали на нужды солеварения и изготовляли предметы обихода, сельскохозяйственные орудия. Славились также чердынские и кунгурские кузнецы. В 1679 г. кунгурских мастеров специальной грамотой вызвали в Москву для починки и изготовления ружейных замков. К концу XVII в. в Кунгурском уезде трудилось более 45 кузнецов. Деревенские мастера кузнечного дела, как правило, обслуживали жителей целой округи и трудились по их заказам.

Наличие на Урале месторождений железной руды способствовало появлению здесь рудодобычи и рудоплавки в малых ручных горнах. Нередко кузнец был одновременно и рудоплавильщиком.

Местные жители — и русские, и представители коренного населения — по собственной инициативе вели разведку полезных ископаемых. К помощи уральских рудознатцев активно прибегали участники специальных экспедиций. 97 верхотурских крестьян работало в экспедиции дворянина Я. Т. Хитрово (1672-1673 гг.) по розыску руд. Приехавший в 1697 г. с той же целью в Кунгурский уезд подполковник Нейдгард воспользовался услугами местных жителей — крестьянина Ф. Попкова и татарина Б. Русаева, которые «объявили» медные руды по рр. Турке, Бырме и Ялыму.

Первые  заводы

В XVII в. возникают первенцы уральской металлургической промышленности. В 1631 г, на реке Нице начал работу первый казенный железоделательный, завод. Здесь были сооружены четыре небольшие домницы, в которых железо добывалось сыродутным способом, несколько кузнечных горнов и амбары. Трудились на заводе крестьяне (сюда перевели 16 семей), обязанные вместо уплаты податей выполнять заводскую повинность — при условии выполнения годового «урока» (требовалось произвести 400 пудов железа) они получали по 5 руб. жалованья. Завод просуществовал полвека.

С 1634 г. вступает в строй Пискорский казенный медеплавильный завод. Он был вододействующим. В 1640 г. завод перенесли на более удобное место — ниже по р. Каме на р. Камгорку (Пыскорку). Квалифицированные кадры приглашались из Москвы и других городов. Для консультаций приезжали иностранные мастера.

В конце 40-х гг. он был закрыт из-за истощения местных руд. По этой же причине очень недолго просуществовал казенный Красноборский железоделательный завод в Черлынском уезде, основанный в 1640 г. на правом берегу р. Витеры. Завод работал на примитивной технике — имелась одна домница с двумя сыродутными горнами, которая обслуживалась крестьянами.

Не отличался принципиально в техническом отношении от казенных металлургических предприятий и частный железоделательный завод братьев Тумашевых. Он появился на р. Нейве в 1669 г. Отец заводооснователей А. И. Тумашев в свое время работал мастером-плавильшиком на Пыскорском заводе. Предприятие Тумашевых давало около 1200 пудов железа в год. Кроме того, здесь выпускались сельскохозяйственные орудия, которые сбывались крестьянам. На заводе были заняты только вольнонаемные рабочие (в 1671 г. насчитывалось 23 чел.).

Посетивший завод майор С. Астраханцев сообщал, что располагался он в 30 верстах от Краснопольской слободы. Здесь находился двор заводчика, «а во дворе изба». Напротив избы располагалась «домница рублена, а в ней три горна». Позади домницы стояла кузница с двумя горнами и двумя наковальнями. В числе заводского инвентаря Астраханцев называет 7 молотов больших и малых. 9 клешей, 4 мехов, клеши «большие домнишние». ножницы «большие, чем режут железо и медь», тиски, топоры, кирки. Завод имел три рудника, расположенных неподалеку. В 1680 г. он закрылся.

Небольшой железоделательный заводик (домница с 4-я горнами и подсобные постройки) действовал с 1682 г, в Верхотурском уезде во владениях Далматовского монастыря — на р. Железнянке при впадении её в Месть. Его обслуживали монастырские крестьяне.

Первые железоделательные заводы Урала нельзя назвать мануфактурами в полном смысле слова. Они представляли собой как бы переходный тип от ремесленных мастерских к крупным промышленным предприятиям. Такие предприятия возникали и в других отраслях производства. В строгановском Орле-городке работал гончарный завод, где были заняты мастера из русских и коми-пермяков. Они изготовляли посуду, игрушки, кирпич, черепицу, изразцы. Продукция поставлялась не только Строгановым и казне, но и на рынок.

Мануфактурной стадии производства в XVII в. на Урале достигло только солеварение. Крупнейшим солеваренным центром всероссийского масштаба была Соль Камская. В конце столетия здесь действовало более 200 варниц и ежегодно вываривалось до 7 млн пудов соли.

На солеваренном предприятии было занято одновременно много людей. Существовало широкое разделение труда — источники называют до 30 отдельных рабочих специальностей. На строгановских солеварнях трудились их крепостные, на других — в основном, наемные люди. Кроме Строгановых, крупными солепромышленниками были соликамские посадские Шустов, Филатьев, Суровцевы, Ростовщиковы.

К концу века центрами строгановского солеварения стали Новое Усолье и Чусовские городки. В Усолье и его ближайших окрестностях были сосредоточены 162 варницы. В 1697 г. к Г. Д. Строганову переходит и казенный Зырянский промысел (36 варниц), где ежегодно вываривалось около 1 млн пудов соли. Он стал монополистом по про-изводству и продаже соли.

Начинается процесс перерастания мелкотоварного производства в простую кооперацию и мануфактуру.

Пути сообщения и транспорт

Основными транспортными артериями Урала в XVII в. оставались  реки. Важное значение сохранял северный путь, которым когда-то ходила «за данью» в Югру новгородская вольница. Он лежал по Печоре и её восточным притокам, подходившим к Уральским горам; из них волоком перебирались в реки, текущие по восточному склону Урала: Собь (приток Оби) или Сыгву (из нее попадали в Киртас, оттуда в Северную Сосьву, впадающую в Обь). Общее протяжение этого пути от Соли Вычегодской до Березова исчислялось примерно в 3000 верст, и на его прохождение требовалось не менее 13 недель. Из-за мелководности речек продвигаться по ним можно было только на малых лодках: обласах, каюках, однодеревках, вмещавших небольшую поклажу. К тому же на перевале грузы приходилось переносить на руках, а лодки волочить по земле. Не раз случалось, что в этом месте на торговых и служилых людей нападала немирная «самоядь». Однако, несмотря на все неудобства и опасности северною речного нуги, он на протяжении XVII столетия играл значительную роль, связывая Урал с русским Поморьем.

Из центра страны удобнее было добираться на Урал по р. Каме и ее притокам. Один из маршрутов шел с Камы на Вишеру, далее мимо Чердыни к верховьям Вишеры, оттуда через Камень в р. Лозьву, из Лозьвы — в Тавду, из Тавды — в р. Тобол. Другой путь с Камы пролегал по р. Чусовой до устья впадающей в нее р. Серебрянки и по Серебрянке до Тагильского волока, которым перебирались в р. Жаравлю, далее из р. Жаравли в р. Баранчу, из Баранчи в Тагил и из Тагила в р. Туру. В XVII в. был освоен и новый маршрут: по Чусовой до устья р. Утки, далее сушею до р. Реж и вдоль Режи на р. Нейву, до Невьянской слободы, откуда водою по Нейве спускались до Тюмени.

По рекам осуществлялось движение не только с запада на восток и с востока на запад, но и в меридиональном направлении. На крупных реках грузы перевозили на больших гребных судах: дощаниках, барках, лодьях, каюках, набойных лодках. На этих судах были заняты тысячи наемных работных людей: лоцманов, водоливов и ярыжек — грузчиков и бурлаков.

Со строительством в конце XVI в. Бабиновской дороги чрезвычайно возросло значение сухопутного сообщения. Бабиновская дорога, объявленная правительственным трактом, шла от Соли Камской через верховья Яйвы на р. Косьву, далее через Павдинский Камень (горный хребет) к бассейну Туры — в Верхотурье. Из Верхотурья дорога вела на Туринск, Тюмень и Тобольск. Правительство стремилось все движение за Урал направить через Верхотурскую таможенную заставу. Однако, наряду с официальной Бабиновской дорогой, в XVII в. продолжала существовать старая Казанская сухопутная дорога, которая проходила от Казани через р. Вятку на Сарапул, Уфу и через Уфимские степи на Тюмень. В середине XVII в. устанавливается новое направление этой дороги, которое в последней четверти столетия приобретает довольно крупное значение, — через основанный в 1649 г. Кунгур. С Кунгура путь шел на р. Бисерть. приток Уфы, с верховьев Бисерти на верховья Чусовой, пересекал Чусовую, а затем раздваивался: одна дорога вела в северо-восточном направлении — реками Уткой и Режью на Арамашевскую слободу к Ирбиту, другая — в юго-западном — к верховьям р. Исети и слободам Арамильской, Колчеданской, Катайской, Далматовскому монастырю, а далее через Тюмень на Тобольск.

Существовали и местные гужевые дороги, которые связывали между собой различные уральские районы.

Изготовление саней и телег, на которых передвигались по сухопутью, стало одной из прибыльных ремесленных отраслей. Торговцы нанимали в большом количестве крестьян и посадских людей для перевозки гужом их грузов по оживленным уральским трактам.

Торговля

Ведущую роль в уральской торговле играли скупщики, которые вывозили хлеб и другие продукты на рынки Сибири, Поволжья, Поморья и центральных городов. Выделялась своими торговыми оборотами Ирбитская слобода, основанная И. Спицыным в 1632 г. у татарских Ирбеевских юрт над Андреевским озером, там, где проходила «старая Казанская дорога» на Тюмень, на месте древнего менового торга между угро-финским населением Урала и сибирскими татарами. В 1643. г. здесь открылась ярмарка,.быстро завоевавшая известность не только на Урале и в Сибири, но и во всей России. В 1686-1687 гг. в Ирбитской слободе был построен первый дере-вянный гостиный двор, в котором насчитывалось 45 лавок и 52 «киоска». Но этих помещений не хватало, и за гостиным двором возникло множество временных лавок для мелочной и продуктовой торговли. Первое время ярмарка начиналась 6 января, в день Богоявления, затем время проведения сдвинулось на 18-26 января.

Крупными торговыми центрами были города. Постепенно возрастало торговое значение Кунгура. Из Соликамского и Чердынского уездов сюда доставляли на продажу соль, с Вятки поступало много предметов хозяйственного и бытового обихода (вятские торговые люди ежегодно месяцами жили в Кунгуре), из Бирска и Уфимского уезда везли рыбу и хмель. Приезжали с товарами в Кунгур и москвичи, и ярославцы, и устюжане. Сами кунгурцы были постоянными участниками таких ярмарок, как Макарьевская и Ирбитская.

В Верхотурье в 1660 г. был выстроен новый большой гостиный двор. Следовавшие через Верхотурье торговцы закупали здесь хлеб, другие продукты. Поступала на рынок и продукция местных ремесленников. В развитии торговли на Урале заметной была и роль Туринска, расположенного на основной транспортной артерии в Сибирь. Здесь, как и в других северных уездах, русское население активно втягивалось в торговлю с коренными жителями, приобретая у них в первую очередь пушнину.