Ужас Пермской области

Москва начинает активное наступление на зауральскую Югру в 1465 г., когда по распоряжению Ивана III московская рать во главе с устюжским воеводой Василием Скрябой совершила поход на восточный склон Урала. Ратники захва­тили в плен и привезли в Москву двух югорских князей — Калпака и Течика.

Пленники принесли Ивану III присягу в верности и обязались платить ему дань, после чего были отпущены на родину. Однако, как показало ближайшее будущее, Югра не собиралась на деле признавать власть Москвы. Особенно непримиримо вели себя пелымские князья. Регулярными становятся их набеги на рус­ские приуральские владения. Наибольшей воин­ственностью отличался князь Асыка, ставший, по выражению Н. М. Карамзина, «ужасом Пермской области», не единожды им опустошаемой. Во время одного из набегов, в 1481 г., когда погиб всликопермский правитель Михаил, Асыка сжег до основания городок Покчу, разорил местные погосты. Урон, нанесенный Пермской земле, был столь значителен, что Москве пришлось временно отказаться от задуманной переписи населения.

Расселение народностей и племен Урала в IX—XV вв. Историко-этнографическая карта

В 1483 г. состоялся ответный поход русских войск в Зауралье. Ратники перешли через Уральский хребет в верховьях Печоры или Вишеры, затем спустились по рекам Лозьве и Тавде до устья Пелыма, где и произошло главное сражение с пелымскими манси во главе с сыном Асыки Юмшаном. Пелымцы были наголову разбиты. Победители отправились по реке Тавде, затем по Иртышу, вошли в Обь, где пленили «большого» кодского князя Молдана и еще двух югорских князей, и через пять месяцев возвратились в Устюг. Пленников отправили в Москву.

В следующем году правители Кодского княжества через посредничество пермского епископа Филофея ходатайствовали перед русскими властями об освобождении Молдана и его товарищей. При этом они обещали признать себя вассалами Москвы («князю великому правити во всем») и впредь «лиха не мыслити, ни силы не чинити над пермскими людьми».

Москва решила, что она прочно укрепила свои позиции в Зауралье. Уже в 1484 г. московский государь дополнил свой титул и стал именовать себя еще и «великим князем Югорским». Однако правители югорских княжеств, как показало будущее, не относились серьезно к принятым на себя обязательствам. В 1499 г. Иван III вынужден был снарядить новую военную экспедицию за Урал, поручив руководство князю Семену Курбскому, Петру Ушатому и Василию Гаврилову Бражнику. Поход состоялся зимой. Отряды ратников из разных городов прибыли на лыжах на р. Печору.

«Щелью» перевалили Уральские горы и отправились «воевать» хантыйские и мансийские городки. Местные князья вынуждены были подтвердить прежние обещания и в присутствии представителей Москвы привели своих подданных «к целованию по их вере за князя великого». В числе тех, кто участвовал в церемонии «шертования» на верность принимаемому за своего сюзерена московскому государю, находились правители Обдорского и Кондинского (входившего в состав Пелымского) княжеств. Именно поэтому с начала XVI столетия московский государь стал именоваться, помимо прочего, князем Обдорским и Кондинским.

Однако и после описываемых событий отношений прочного подданства у зауральской Югры с Москвой не сложилось. В немалой степени это объяснялось сильным влиянием на политику хантыйских и мансийских князей их южных соседей — сибирских татар, потомков тюркизированного обско-угорского населения, проживавшего на границе леса и лесостепи.

Сибирские татары

Уже в XIV в. у сибирских татар зарождается государственность. Раннее татарское политическое объединение занимало среднее течение р. Тобола и междуречье его притоков — Туры и Тавды и называлось Тюменским ханством. Центром его был городок Чимги-Тура. Первое время Тюменское ханство возглавляли ставленники золотоордынских ханов. В дальнейшем власть здесь переходит к представителям местной знати из Тайбугина рода. Однако удержаться надолго в Чимги-Туре им не удалось. Правителем Тюменского государства становится «шейбанид» (один из потомков брага Батыя Шейбани-хана) Ибак, изгнавший местного хана при содействии ногайских мурз. При Ибаке территория ханства выросла за счет присоединенных степных районов по Тоболу.

По татарским преданиям, около 1495 г. сам Ибак был убит «тайбугином» Махметом. Именно Махмет стал создателем нового татарского государства — Сибирского ханства, объединив улусы по Тоболу и Среднему Иртышу. Столицей Сибирского ханства стал городок Сибирь, или Кашлык, расположенный на берегу Иртыша (вблизи современного Тобольска).

Махмету удалось отнять у наследников Ибака значительную часть земель, а в первом десятилетии XVI в. Тюменское ханство вообще перестало существовать, полностью войдя в состав нового Сибирского государства.

Правители татарских ханств не могли приветствовать шагов Москвы по укреплению своих позиций в Зауралье, поскольку видели в хантах и манси собственных потенциальных подданных. Они не только подогревали антирусские настроения части угорской знати (прежде всего пелымских князей), но и сами организовывали набеги на приуральские владения России.

В 1506 г. последний тюменский правитель Кулук-салтан с большим отрядом татар осадил Чердынь, «землю нижнюю воевал всю… и в Усолье Камском варенны пожег, нырны разорив, а пермяков и русаков вывел и посек». Опустошительные последствия имели и вторжения в Пермскую землю ратей, направляемых сибирскими ханами. В летописи упоминается поход сибирских татар на Пермь Великую в 1547 г., когда они «погосты пожгли», а заставу чердынскую русаков и пермяков побили».

Уже при Махмете часть хантыйских и мансийских княжеств попала в зависимость от Кашлыка. Преемники первого сибирского хана продолжили его политику по собиранию зауральских земель. В Москве понимали опасность появления за Каменным Поясом нового сильного противника. Как понимали и то, что исход противоборства с последним во многом зависит от ситуации в Поволжье — Казанское ханство, являвшееся в политическом отношении преемником Золотой Орды, наглухо закрывало для русских более удобные южные пути за Урал. Задача разгрома Казанского ханства во многом облегчалась развернувшимся освободительным движением марийцев, чувашей, мордвы, башкир, южных удмуртов, не желавших более находиться под татарским владычеством.