Территориальное деление и управление Урала

По районированию 1923 г. была создана Уральская область, где географические, политические, админи­стративные, экономические границы были научно обоснованы и общепризнаны. Приоритет при районирова­нии отдавался историко-географическим границам.

В 1934 г. после деления Урала на области целостность Урала нарушалась. По истечении времени географи­ческие границы экономического района становятся по­нятием с нечетким содержанием, так как периодически менялись. Сталинская централизация управления не­большими территориями привела к относительному обособлению друг от друга областей и республик Ура­ла. Тем не менее в послевоенные годы в зону Урала политическое руководство страны включило: Башкир­скую и Удмуртскую республики, Свердловскую, Че­лябинскую, Молотовскую (переименована в 1957 г. в Пермскую), Чкаловскую (переименована в 1957 г. в Оренбургскую), Курганскую и Тюменскую области.

Управление из Москвы небольшими территориями привело к ослаблению связей между регионами Урала.

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Промышленность

Правительство поставило задачу — восстановить разрушенное народное хозяйство страны и значительно превзойти его довоенный уровень. Быстрый рост промышленного производства достигался за счет возобновления производства на заводах и фабриках на территориях, освобожденных от немецкой оккупации. Их оснащали новым оборудованием, полученным в значительной части за счет репараций с германских предприятий. Заводы же, эвакуированные в годы войны на восток, в первую очередь на Урал, остались на новых местах и продолжали производить главным образом военную продукцию. С этого периода Уральский регион сохраняет и укрепляет свою роль как одного из центров военно-промышленного комплекса страны.

На Урале развивается военно-промышленный комплекс.

В связи с резким обострением международной обстановки, началом «холодной войны» и гонки вооружений, Советский Союз уделял первоочередное внимание ликвидации американской монополии на обладание атомным оружием.

Огромную роль в создании атомной промышленности СССР сыграл Урал. Сюда эвакуировали с запада сотни предприятий с хорошо подготовленными кадрами инженерно-технических работников, конструкторов и рабочих. Урал богат природными ресурсами, в уральской тайге можно спрятать все что угодно и осуществить тот уровень секретности, на котором настаивал Сталин. Эти и другие мотивы сыграли свою роль при принятии решения о размещении на Урале первых предприятий по производству урана и плутония для атомных бомб.

Невиданными темпами на Урале строились комбинаты и заводы, которые должны были обеспечить крупномасштабное производство делящихся материалов (плутония-239 и урана-235). Под флагом Первого главного управления при Совете Министров СССР (впоследствии Министерства среднего машиностроения) строились целые города.

В 1948 г. вступил в строй крупнейший комбинат «Маяк» (Челябинск-40, вблизи г. Кыштыма), на нем были сооружены первые отечественные ядерные реакторы-конверторы для получения плутония. Комбинат «Маяк» стал первым ядерным центром страны. Именно здесь были накоплены первые килограммы плутония-239, из которого были изготовлены заряды первых ядерных бомб.

С 1949 г. работает Уральский электрохимический комбинат в Верх-Нейвинске (Свердловск-44). Его основной профиль — разделение изотопов урана. Из четырех аналогичных предприятий России это самое мощное. С 1948 г. действует завод «Электрохимприбор» в г. Нижней Туре (Свердловск-45). Его профиль — разделение стабильных изотопов лития.

В 1952 г. началось строительство второго атомного центра — Златоуста-20. В 1955 г. на Урале создается дублер Арзамаса-16 — Всесоюзный научно-исследовательский институт экспериментальной физики (Челябинск-70). В стране, обескровленной войной, нашлись силы для решения задачи огромной сложности — создания атомной промышленности, потребовавшей гигантских финансовых, материальных и людских ресурсов.

В работе по созданию ядерного оружия на Урале активное участие принимали выдающиеся ученые, организаторы атомного производства И. В. Курчатов, А. П. Александров, И. К. Кикоин, К. И. Щемин, Е. И. Забабахин, Е. П. Славский, Д. Е. Васильев, Б. В. Брохович и многие другие.

Параллельно развитию производства атомного оружия с середины 50-х годов на Урале происходит становление ракетной промышленности. С появлением атомных подводных лодок разворачивается производство стратегических ракет с ядерными боеголовками. Чуть позже ракеты среднего радиуса действия стали изготавливаться на Воткинском машиностроительном заводе в Удмуртии. В Челябинской области ряд про-изводств в городах Миасс и Аша начали работу над созданием техники для космических кораблей.

Урал стал центром атомной и ракетной промышленности страны.

Промышленность Урала в послевоенные годы встретилась с трудностями в своем развитии. В стране основная часть капиталовложений направлялась на восстановление промышленности в районах, освобожденных от фашистской оккупации. На Урал поступала весьма незначительная часть. Поэтому станочный парк, созданный еще в годы первых пятилеток, не обновлялся.

С окончанием войны начал ощущаться и недостаток рабочей силы. В 1945 г. численность работников уральской промышленности превышала довоенный уровень, что было достигнуто за счет притока рабочей силы из западных районов страны. После войны эвакуированные возвращаются в свои родные места, начинает ощущаться нехватка рабочих рук.

В августе 1946 г. постановлением Совета Министров СССР были введены 20 % надбавки к заработной плате рабочим и инженерно-техническим работникам, занятым на добыче руды, угля, нефти на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Одновременно продолжает широко использоваться, как и в годы первых пятилеток, труд так называемого «спецконтингента» — заключенных. Удельный вес труда заключенных на Урале традиционно был особенно высок в лесозаготовительной и добывающей отраслях промышленности. Однако все это не решило проблему.

В стране начинает снижаться удельный вес капиталовложений в индустрию Урала.

В 1946-1947 гг. в промышленности Урала наблюдалось некоторое падение темпов производства в связи с конверсией, переводом производства на мирные рельсы. Но уже в 1947 г. начался подъем. В годы четвертой пятилетки были построены Широковская ГЭС на р. Сосьве в Пермской области, ТЭЦ на Бе-резниковском магниевом заводе, угольные шахты на Гремячинском месторождении и др. В Свердловской области была пущена аглофабрика на Серовском металлургическом заводе, в Курганской — построен завод сельскохозяйственных машин, в Оренбургской — продолжалось строительство металлургического комбината.

В 50-е гг. в связи с вводом на Урале новых мощностей энергоемких производств упор делался на развитие энергетической базы. В Пермской области дала первый ток Камская ГЭС, началось строительство Воткинской ГЭС. В Свердловской и Челябинской областях были введены новые мощности на Средне- Уральской и Южно-Уральской ГРЭС. В Курганской области построены Курганская, Шадринская и Катайская ТЭЦ. В Тюменской области была возведена теплоэлектроцентраль, с пуском которой мощность электростанций в области увеличилась в два раза.

Развернулись геологоразведочные работы в Тюменской области. По прогнозам ученых, недра Западно-Сибирской равнины имеют огромные запасы ископаемых богатств, особенно нефти и газа. Геологические поиски увенчались успехом. 23 января 1953 г. в районе поселка Березово ударил мощный фонтан — до миллиона кубометров природного газа в сутки.

С 1955 г. расширились изыскательские работы в северных районах области. Особенно широкий размах они приобрели к концу 1957 — началу 1958 гг. За первое полугодие удалось открыть пять месторождений газа, месторождения бурого угля и меди.

Уральские предприятия в послевоенные годы активно внедряли производство новых видов продукции. Только на Уралмашзаводе был освоен выпуск блюмингов, мощных буровых установок, шагающих экскаваторов, металлургических кранов и прессов.

ТРАНСПОРТ

На территории края действовали три железные дороги — Южно-Уральская, Свердловская и Оренбургская. Вступили в строй линии Сосьва — Алапаевск, Серов — Ивдель. Строилась электрифицированная железнодорожная линия Пермь — Кизел. Перевозка железнодорожным транспортом в районах Урала к 1950 г. возросла по сравнению с 1940 г. более чем в два раза. В 1956 г. в Пермской области была введена в эксплуатацию электрифицированная железнодорожная линия Пермь — Кизел (165 км). На Южном Урале была построена линия, соединившая Миасс (Челябинская обл.) и Учалы (Башкирия). Развернулось строительство железной дороги от Магнитогорска (Челябинская обл.) на Белорецк и Уфу (Башкирия).

Идет электрификация железных дорог.

Флот Камского речного пароходства в 1953-1958 гг. вырос примерно в два раза (по количеству судов), появились новые типы судов и барж. Были реконструированы крупные порты и пристани, в том числе Пермский речной порт. Завершение строительства плотины Камской ГЭС позволило освоить новые судоходные участки на притоках р. Камы, расположенные выше плотины.

В 50-е гг. в регионе начал развиваться трубопроводный транспорт. В 1957 г. был сдан в эксплуатацию нефтепровод Альметьевск — Пермь, в 1959 г. — газопровод Шканово — Магнитогорск. Через уральские области — Челябинскую и Курганскую — ранее было проложено несколько ниток трубопровода на восток, в частности к Омску.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Последствия войны очень негативно отразились на сельском хозяйстве. Почти на треть сократились посевные площади; низкой была урожайность и техническая оснащенность. Не хватало рабочих рук. Эти и многие другие проблемы необходимо было разрешить.

Пятилетний план, утвержденный в марте 1946 г. Верховным Советом СССР, предусматривал не только восстановить довоенный уровень аграрного производства, но и значительно превзойти его. Основное внимание уделялось укреплению машинно-технической базы колхозов и совхозов. За годы войны техника совершенно износилась. Конверсия в промышленности частично сняла эту проблему. На полях появились новые, более совершенные дизельные трактора ДТ-54, самоходные комбайны.

В основном вся техника была сосредоточена на машинно-тракторных станциях (МТС), число которых на Урале выросло. Тем не менее, чтобы механизировать обработку земли во всех хозяйствах региона, техники не хватало. Ее недостаток восполнялся широким использованием лошадей и ручного труда.

Порядок планирования, введенный в 1947 г., предусматривал постоянное увеличение пахотных земель, причем централизованно устанавливались хозяйствам размер и структура посевных площадей, урожайность по каждой культуре, численность и продуктивность всех видов скота, контрольные цифры по капитальному строительству, заготовке кормов и т. д. Инициатива колхозов и совнархозов была полностью скована, не учитывались местные условия.

В послевоенные годы очень популярна стала идея электрификации села. Проведение электрификации в Пермской, Челябинской и Свердловской областях опиралось на мощный промышленный потенциал. Отсюда в Свердловской области уровень электрификации значительно превышал общесоюзный. В числе отстающих были Башкирия, Курганская и Оренбургская области.

Несмотря на впечатляющие показатели, электрификация не принесла ожидаемых результатов. Вследствие низкого качества строительства в той же Свердловской области из 675 электростанций не работали 101. Постоянно пользовались электроэнергией лишь чуть больше половины электрифицированных колхозов. Кроме того, маленькие (на 30-40 кВт) станции были нерентабельны и уже в 1952 г. их стали закрывать. Проблема обеспечения энергией стала решаться главным образом за счет централизованных энергоисточников.

С 1953 г. были отменены существовавшие ограничения для колхозов, и хозяйства Урала стали подключаться к государственным электросетям. Потребление энергии увеличилось. К 1960 г. 85,1 % колхозов и 99,3 % совхозов на Урале были электрифицированы. Электрификация деревни позволила приступить к механизации трудоемких процессов.

Одним из важнейших показателей колхозного производства является оплата трудодня. В послевоенный период она была настолько незначительной, что только за счет доходов от приусадебного хозяйства крестьяне могли обеспечить свое существование. Поэтому в послевоенные годы усилился миграционный отток из деревни, а также возросло число колхозников, не выработавших минимум трудодней. Все больше сельчан уходили на промышленные предприятия через оргнабор или мигрировали стихийно.

Чтобы задержать людей в колхозах, использовались различные административные меры, в том числе невыдача справок, дающих право на получение паспорта. Особенно сильно сократилось сельское население на Южном Урале — в Курганской и Оренбургской областях. На Западном Урале — в Пермской области и Удмуртии — численность сельскохозяйственного населения даже несколько выросла, но не за счет естественного прироста, а в результате планового переселения в эти районы. Нехватка рабочих рук, в том числе специалистов, негативно влияла на экономику села. Ситуация усугублялась еще и тем, что условия жизни в деревне оставались очень тяжелыми. Строилось мало жилья, во многих селах, особенно в Челябинской области, жилые дома обветшали, требовали ремонта.

Начало 50-х гг. было связано с сильным сокращением сельскохозяйственного производства. Одной из причин нарастающего кризиса стало массовое укрупнение колхозов, которое охватило всю страну. Кампания по объединению хозяйств в более крупные занимает особое место. Она достигла столь значительных масштабов (по СССР в целом было укрупнено 79,3 % сельхозартелей), что фактически переросла рамки просто организационных изменений и оказала влияние на все стороны жизни деревни. Идеологическую основу этой кампании составила идея превосходства крупного производства над мелким по аналогии с промышленностью.

Массовое укрупнение колхозов на Урале, как и по всей стране, началось в 1950 г. Всего на Урале было объединено 60 % колхозов, причем наибольшего размаха этот процесс достиг в Курганской, Свердловской областях, а также в Башкирии. Объединение осуществлялось административными методами, при этом мнение колхозников чаще всего не учитывалось. Как и во времена коллективизации, в деревнях стали забивать скот, растаскивать колхозное имущество.

Важным шагом в области сельского хозяйства были решения, принятые на сентябрьском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС, в которых не только были признаны серьезные проблемы в его развитии, но и намечены пути решения, ориентированные на использование экономических стимулов. Наибольшее внимание уделялось повышению заготовительных цен, упорядочению системы заготовок, авансированию колхозников, снижению налогов. В целом по стране сумма сельхозналога сократилась почти вдвое. Были установлены единые погектарные нормы поставок в пределах административных районов и единая форма заготовок через систему закупок. Существенно снижались нормы обязательных поставок с приусадебных крестьянских хозяйств, а с 1958 г. они отменялись полностью.

Результаты не замедлили сказаться — денежные доходы колхозов возросли. Рост капиталовложений позволил значительно укрепить экономику деревни, изменилась и материально-техническая база сельского хозяйства.

Начало использования экономических стимулов в сельском хозяйстве.

В 1954 г. на Пленуме ЦК КПСС было принято Постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Было решено поднять в 1954-1955 гг. не менее 13 млн га новых площадей. Уральская целина занимала в этом списке достойное место — Оренбуржье, Курганская, Тюменская, Челябинская области, Башкирия, т. е. Южный Урал и Зауралье стали активно осваиваться новоселами со всех концов страны.

Новые земли обрабатывались, главным образом, силами колхозов, а на наиболее отдаленных участках создавались совхозы. Так возникли зерносовхозы им. Горького в Челябинской области, «Урал» — в Башкирии, «Адамовский», «Восточный» и др.- в Оренбуржье, где было распахано свыше 1 млн га.

Положительный факт включения в земельный оборот таких огромных территорий имеет и свою оборотную сторону — огромные средства, затраченные в ходе этой кампании, многочисленные трудности, которые пришлось преодолевать в невероятно суровых условиях целинникам. Возникает вопрос: а не слишком ли велика была цена за дополнительные несколько миллионов тонн зерна?

Нехватка материальных и денежных ресурсов, отсутствие дорог, плохая обеспеченность рабочей силой целинных совхозов, недостаток квалифицированных кадров — во многом все это компенсировалось энтузиазмом и верой комсомольцев и коммунистов. Они ехали на целину с большим желанием работать и преодолеть все трудности. Целинникам на первых порах из-за нехватки жилья пришлось жить в землянках, в зданиях школ, хозяйственных постройках, а иногда и в шалашах; плохо был налажен быт, медицинская помощь. Многие новоселы не выдерживали этих испытаний и уезжали.

Большой проблемой в освоении целинных земель стали сложные природно-климатические условия, незнание и неумение правильно применять агротехнику, чтобы достигнуть высоких стабильных урожаев. Тяжело отозвались суховеи и засуха 1955 г., когда собранный урожай оказался почти в 2 раза меньше, чем в предыдущие годы.

Всего на Урале за 1954-1960 гг. было освоено 2,9 млн га целинных и залежных земель, в 1,5 раза увеличилось производство зерна. Но многочисленные ошибки, допущенные в ходе этой кампании, высокая цена, заплаченная за хлеб, а возможно, и преждевременность столь масштабных и активных действий не позволили решить хлебную проблему.