Обзор научной деятельности Урала начала XX века

Развитие промышленности и сельского хозяйства Урала требовало вовлечения в производство новых источников сырья и топлива, более эффективного
использования недр, водных и лесных ресурсов. Ни в одной из уральских губерний в то время не было научных институтов или исследовательских
лабораторий Академии наук, а первое высшее учебное заведение открылось только в 1916 г. Однако уже тогда Урал был объектом достаточно интенсивных научных исследований, которые велись по линии Академии наук и центральных государственных учреждений Российской империи, уральскими научными обществами, а также по инициативе губернских органов и администрации горнозаводских округов и отдельных предприятий.

Поскольку единого, координирующего научные исследования центра не существовало, то они были организованы большей частью беспланово, хотя уже в то время были заложены основы комплексного подхода к изучению природы, хозяйства, истории и культуры Урала.

В начале 900-х годов среди исследователей Урала первое место по прежнему занимали геологи. Корифей уральских геологов академик А. П. Карпинский
продолжал изучение, обобщение и публикацию материалов своих экспедиций 80—90-х годов XIX в. [35, 132]. Крупнейший геолог дореволюционной России академик Ф. Н. Чернышев составил новую схему стратиграфии Урала. В 1902 г. он опубликовал двухтомную монографию по верхнекаменным брахиоподам края.

Академик В. И. Вернадский, один из основоположников геохимии и крупнейший специалист в области минералогии, почти ежегодно начиная с 1896 г. посещал Урал с экспедициями. В 1911 г. в Ильменские горы под его руководством была направлена радиевая экспедиция Академии наук.

Вернадский вел большую работу по запрещению хищнической эксплуатации Ильмен, ему принадлежит идея создания здесь минералогического заповедника. В 1912 г. участие в исследовании недр Урала принял его ученик — будущий академик А. Е. Ферсман. Исследование алмазов, цеолитов и магнезиальных силикатов на Урале позволили Ферсману создать наиболее крупные труды, связанные с изучением закономерностей образования минералов в данной геологической среде в зависимости от ее геохимии и физико-химических параметров процесса. В дальнейшем эти исследования привели к открытию Ферсманом нового геохимического направления в минералогии. Доктор минералогии и геофизики, профессор Казанского университета П. И. Кротов определил абсолютные высоты 1025 пунктов и тем самым уточнил представление о рельефе Среднего Урала. В 1905 г. он опубликовал результаты своих исследований в крупной
монографии.

Одновременно с экспедициями Академии наук и университетов разведку и изучение полезных ископаемых на Урале вели геологи-практики, горные инженеры и техники. В 1906 г. техник Соликамского солеваренного завода Н. П. Рязанцев открыл калийно-магниевые соли, а уроженец Перми молодой химик, в будущем академик, В. Г. Хлопин в 1916 г. исследовал их химический состав. Накануне и в годы первой мировой войны геолог А. Н. Замятин исследовал условия залегания и происхождения нефти на территории Башкирии. Инженер-геолог Ф. И. Кандыкин уже в 1907 г. сделал заключение о больших запасах нефти Ишимбаевского месторождения.

По распоряжению Горного департамента Кандыкин проводил разведку угленосных площадей на восточном склоне Уральского хребта и определил их границы. В 1912;—1913 гг. он изучал железорудные месторождения Гороблагодатского, Екатеринбургского и Златоустовского округов. Им были более точно определены запасы железных руд на Среднем и Южном Урале.

В 1911 —1912 гг. геолог, будущий академик А. Н. Заварицкий провел свои первые геологические и петрографические исследования в Ильменских горах и определил рудные запасы Магнитной горы. В 1914—1915 гг. в районе Нижнего Тагила и на Южном Урале под руководством инженера В. И. Баумана велась разведка магнитных руд с применением новейшего в то время магнитометрического метода. В эти же годы исследованием карстовых явлений на западном склоне Урала и в Приуралье занималась одна из первых русских женщин-геологов В. А. Варсанофьева.

В 1910 г. в Екатеринбурге была опубликована книга горного инженера Е. Н. Барбот де Марни «Урал и его богатства», содержащая обширные материалы о месторождениях полезных ископаемых, о горных заводах, рудниках, золотых и платиновых приисках Урала.

В начале XX в. проводилось широкое геологическое изучение Урала, позволившее позднее, уже в советское время, осуществить комплексное исследование промышленных запасов нефти, газа, калийных солей, руд цветных и черных металлов и других полезных ископаемых.

Сложность социально-экономических процессов, происходивших в уральской горнозаводской промышленности в конце XIX — начале XX в., заставляла буржуазных ученых и публицистов искать им объяснение. Поэтому широко исследовались хозяйственная жизнь и производственные силы Урала.

Значительным научным событием явилось обследование уральской горно-металлургической промышленности, предпринятое по поручению Министерства
финансов группой специалистов во главе с Д. И. Менделеевым в 1899 г. Великий русский ученый предложил программу экономического развития края, предусматривавшую доведение производства высококачественного металла на древесном угле до 300 млн пудов в год. В качестве дополнительного топлива к древесному углю Менделеев предлагал использовать кокс из местных месторождений каменного угля, а также из привозного — экибастузского и кузнецкого. Ученый высказал ценные по научной новизне мысли о подземной газификации угля, о получении металлического магния из соликамских карналлитов и ряд других.

Весной 1909 г. по инициативе группы депутатов Государственной думы на Урал для обследования горнозаводской промышленности были командированы И. X. Озеров — профессор права Петербургского университета и А. Н. Митинский — профессор прикладной механики, горный инженер. Митинский проанализировал условия работы уральской промышленности и показал причины кризиса ее металлургии, заключавшиеся в пережитках феодализма, и в частности в сохранении посессионного права. Озеров изучал, кроме горнозаводской промышленности, еще и кустарную; специально ознакомился с проблемами Северного Урала. Его выводы также сводились к тому, что экономика Урала нуждалась в серьезных организационно-хозяйственных изменениях.

В 1910 г. в Перми вышла книга Л. Е. Воеводина, также посвященная проблемам горнозаводской промышленности Урала.

Интересную работу по истории строительства с характеристикой топографических и экономико-географических особенностей Пермской и Богословской
железных дорог опубликовал в 1912 г. А. А. Неопиханов. В книге содержится очерк развития производительных сил Урала под влиянием железнодорожного строительства.

В период империализма в уральской металлургии продолжался процесс технического перевооружения. Большую роль в этом сыграли талантливые инженеры и видные ученые. В. Е. Грум-Гржимайло 22 года вел инженерную деятельность на уральских заводах (Нижнесалдинском, Алапаевских и др.). Это позволило ему стать выдающимся специалистом по металлургии стали, ее прокатке и калибровке и в 1907 г. занять кафедру металлургии Петербургского политехнического института.

Профессор Горного института в Петербурге В. Н. Липин — автор оригинального учебного курса «Металлургия чугуна, железа и стали», изданного в 1904 и 1911 гг., ранее работал на Нижнетагильском, Бисертском и Теплогорском заводах, где вел научные исследования в области металлургии качественных сталей. Аналогична творческая судьба выдающегося русского металлурга М. А. Павлова, широко использовавшего в своей научной деятельности опыт металлургических заводов Вятской губ., на которых он работал в 80—90-х годах XIX в. инженером.

Инженер И. А. Соколов начиная с 1904 г. на Алапаевском, а затем на Лысьвенском заводах изучал восстановимость железных руд и термодинамику доменных процессов. В советское время он, будучи профессором Уральского политехнического института, возглавлял уральскую научную школу металлургов.

Известными инженерами-изобретателями на Урале были: П. А. Иванов, впервые в 1911 г. применивший легкоотделяемые прибыли в мартеновском производстве на Златоустовском заводе; П. О. Петров, разработавший способ плавки меди в отражательных печах; И. К. Куликовский, осуществивший одним из первых в России в промышленных масштабах процессы хлоринации и цианизации золотоносных руд на приисках Южного Урала.

Кроме исследований в области развития производительных сил, геологии и металлургии, на Урале велись значительные исследования по географии,
метеорологии, сельскому хозяйству и биологическим наукам. В 1904—1905 гг. на западном склоне Северного Урала работала географическая экспедиция под руководством А. В. Журавского. В 1907 г. он исследовал р. Колву, правый приток Усы, а в 1908 г. ее левый приток — Большую Сыню. В 1909— 1910 гг. Журавский возглавил большую научную Северо-Печорскую экспедицию. В задачи экспедиции входило выяснение пригодности земель Печорского уезда для ведения сельского хозяйства, сбор ботанических и зоологических коллекций, изучение лугов, сорной растительности, почв и фауны. Экспедиция провела серию опытов по выращиванию злаковых и овощных культур на широтах от 65° с. ш. до 68° с. ш. и получила хорошие урожаи. Научные результаты этих экспедиций представляют большой интерес и для практики современного сельского хозяйства. Открытие огромных естественных лугов по рекам Усе, Колве, Адзьве, Большой и Малой Сыни, а также опыты по выращиванию зерновых и овощей показали реальную возможность продвижения границ земледелия на север Урала.

Летом 1909 г. Академия наук и Русское географическое общество снарядили экспедицию на Северный Урал для всестороннего естественно-исторического
исследования этой области. Руководителем экспедиции был назначен геолог О. О. Баклунд. Экспедиция собрала много коллекций: геологические, ботанические и зоологические, ненецких предметов культа и т. д., внесла ценный вклад в изучение полярной оконечности Уральских гор, которую стали называть после этого «Полярный Урал».

Неоценимую роль в развитии уральского краеведения продолжали играть научные общества. Ведущее место среди них занимало Уральское общество любителей естествознания. Президентами УОЛЕ были А. А. Миславский (с 1896 по 1908 г.) и О. Е. Клер (с 1909 до кончины в 1920 г.).

Состав общества постоянно увеличивался (в 1914 г. в нем насчитывалось 540 членов). УОЛЕ установило обширные научные связи с учеными и научными
учреждениями России и зарубежных стран. «Записки УОЛЕ» издавались на русском и французском языках.

В 1904 г. УОЛЕ имело связь со 144 русскими и 85 зарубежными научными и учебными обществами и организациями. Это позволило составить богатейшую
библиотеку, в которой в 1902 г. было свыше 17 тыс., а в 1915 г.—более 57 тыс. томов. Наиболее активными деятелями общества в начале XX в. были отец и сын О. Е. и М. О. Клер, географ-картограф И. Я. Кривощеков, ботаник П. В. Сюзев, хранители музея Д. И. Лобанов и Е. Н. Коротков, лесовод Ф. А. Теплоухов и ряд других исследователей. Большое просветительное значение имели музей УОЛЕ, который в 1911 г. состоял из 16 отделов, и Пермский научно-промышленный музей. На севере Урала центром краеведения был Чердынский музей им. А. С. Пушкина, созданный местной интеллигенцией в 1899 г.

В начале XX в. по инициативе УОЛЕ возникли общества уральских техников и уральских химиков, а в 1905 г.— Уральское химико-металлургическое общество. В 1907 г. при УОЛЕ была создана постоянная комиссия по рыбоводству. Тесно связана с обществом была Екатеринбургская магнитная и метеорологическая обсерватория.

К началу XX в. на Урале была создана значительная сеть метеорологических пунктов. Кадры наблюдателей формировались как из платных сотрудников, так и из среды сельских учителей, земских служащих и т. д. В 1890 г. была организована сеть водомерных пунктов и стал издаваться «Ежемесячный бюллетень об осадках в Пермской губернии».

С 1916 г. содержание бюллетеня было расширено включением ежедневных данных о температуре воздуха всех станций губернии. Всей этой работой руководила метеорологическая комиссия УОЛЕ, председателем которой являлся директор обсерватории. В 1900 г. на обсерваторию было возложено руководство всей метеорологической сетью Урала, Западной Сибири и Казахстана.

В начале XX в. стала проводиться систематическая работа по сельскохозяйственной метеорологии и фенологии, что было вызвано после провала переселенческой политики самодержавия необходимостью изучения климата Урала и Сибири. В 1907 г. в Зауралье и Западной Сибири было открыто 15 метеорологических станций, подчиненных Екатеринбургской обсерватории. Следующее увеличение метеорологической сети до 403 станций произошло
в 1911 и 1912 гг. после нового неурожая и последовавшей за этим обратной волны переселенцев. В годы первой мировой войны работа метеорологических
станций Екатеринбургской обсерватории была запущена, а многие из них закрыты.

Начиная с 1900 г. О. Е. Клер вел наблюдения за температурой почвы на разных глубинах. С 1903 г. были включены в число постоянных наблюдения за плотностью снега, а с 1915 г.— актинометрические наблюдения.

С 1908 г. в обсерватории началось изучение верхних слоев атмосферы с помощью зондов. Сотрудники обсерватории вели гидрологические исследования
судоходных рек Камского и Обского бассейнов, в 1911 —1915 гг. научная работа гидробиологов была связана с изысканием Камско-Тобольского водного пути.

В январе 1905 г. Сейсмическая комиссия Академии наук приняла постановление об учреждении в Екатеринбурге при содействии обсерватории сейсмической станции. С 1913 г. станция, оборудованная новейшими приборами, стала вести тончайшие сейсмические наблюдения. После того как в 1910 г. при Академии наук была образована комиссия для проведения магнитных съемок на территории России, Екатеринбургская обсерватория приняла участие в этих работах.

В начале XX в. в Оренбурге продолжали свою деятельность Оренбургское отделение Русского географического общества и Оренбургская ученая архивная комиссия. Членами этих научных обществ Д. Н. Соколовым, С. С. Неустроевым, И. М. Крашенинниковым, В. Н. Сементовским и другими была осуществлена подробная характеристика Башкирии и Оренбуржья в экономическом, физико-географическом, геоботаническом и почвенном отношениях.

Наиболее полное описание географии, природы, населения, хозяйства, городов и крупных населенных пунктов Урала, представляющее определенный итог научных исследований этого обширного края, было дано в V томе многотомного издания «Россия» под редакцией П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Широких масштабов в начале века на Урале достигла краеведческая работа, что выразилось в создании новых научных обществ. В 1908 г. в Уфе было основано Общество по изучению местного края. Его руководителем был В. И. Филоненко, написавший монографию «Башкиры», в которой он отрицал реакционно-монархическую оценку прошлого башкирского народа. В серии очерков В. А. Ефремова были освещены вопросы истории Уфы, заселения Южного Урала, положения и быта башкир и других народов в XVI—XVIII вв.

В начале XX в. оживилось археологическое изучение Башкирии: Н. И. Булычев ввел в научный оборот материалы 17 ранее неизвестных археологических памятников, а С. Р. Минцлов — 16. В 1912 г. в Сарапуле было создано Общество изучения Прикамского края, его члены вели большую краеведческую работу, изучали археологию и этнографию удмуртов, природу и экономику края.

В Екатеринбурге продолжало работать Уральское медицинское общество. Почти бессменным его председателем был Н. А. Русских — один из выдающихся земских врачей Урала. В 1905 г. число членов общества составляло 119 человек. Общество выпускало свои «Записки».

В тесном контакте с Уральским медицинским обществом работало Уральское отделение Союза борьбы с детской смертностью в России, которое тоже возглавлял Н. А. Русских. Отделение Союза энергично занималось распространением санитарно-гигиенических знаний, создавало ясли, открыло в 1911 г. в Екатеринбурге детскую консультацию. За свою деятельность оно было награждено почетными дипломами на Дрезденской международной гигиенической выставке в 1911 г. и на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 г.

Одним из первых медицинских научно-практических учреждений на Урале была бактериологическая лаборатория Пермского губернского земства, созданная в мае 1897 г. в Перми. Уже в 1898 г. земские врачи губернии провели первые прививки против бешенства вакциной, изготовленной в лаборатории. В 1908 г. в связи с эпидемиями скарлатины и холеры лаборатория освоила выпуск вакцины против возбудителей этих болезней, а в 1910 г. — противодизентерийной, сыворотки.

В 1912 г. на базе лаборатории был создан Бактериологический институт с отделами: Пастеровским и сывороточным, химико-гигиеническим, патологоанатомическим, ветеринарным и общим медико-диагностическим.

Услугами института пользовались все губернии Урала, а также Сибирь. Однако максимальное количество доз каждой из вакцин, производимых в институте, не превышало в год 1200. Оценкой деятельности института явилось награждение его Почетным отзывом гигиенической выставки в Дрездене в 1913 г. Бессменным заведующим лабораторией, а затем институтом был врач, впоследствии профессор Пермского университета, В. М. Здравомыслов.

Земства уральских губерний пытались организовать научные исследования в области сельского хозяйства, создали опытные поля и фермы в Пермской и Уфимской губерниях. В Уфимской губ. в 1912 г. была основана Чишминская опытная сельскохозяйственная станция, разрабатывавшая приемы возделывания и выращивания сельскохозяйственных культур в климатических условиях Южного -Урала. Ветеринарный отдел Бактериологического института в Уфе, созданного местным земством, с 1911 г. начал изготовление вакцин и сывороток для борьбы с наиболее распространенными эпидемиологическими заболеваниями домашних животных.

Одним из основоположников сельскохозяйственной Науки на Урале был В. Н. Варгин, с 1899 по 1913 г. работавший агрономом Пермской губернской земской управы, а в 1913—1917 гг. возглавлявший сельскохозяйственное опытное дело губернии. Он разработал агрономию клеверосеяния для Урала, вел исследования по улучшению тагильской породы крупного рогатого скота, маслоделию и семеноводству в крае, придавал большое значение бобовым культурам в создании прочной кормовой базы крестьянских хозяйств. На Международной выставке в Милане в 1906 г. пермский клевер был аттестован золотой медалью.

Вопросам развития сельского хозяйства Пермской губ. были посвящены работы И. С. Шилдаева и П. Н. Першина, в Уфимской губ.— М. П. Красильникова. Однако
результаты этих исследований в лучшем случае использовали кулацкие и помещичьи хозяйства. Трудовому крестьянству новинки сельскохозяйственной науки были недоступны.

С созданием в 1916 г. Пермского университета на Урале появился первый крупный научный центр. В короткий срок новый университет собрал значительные научные силы. В их числе были такие видные ученые, как А. Г. Генкель (систематика растений), А. А. Рихтер (физиология растений), А. А. Заварзин (гистология), Д. М. Федотов (зоология), Д. В. Алексеев (физическая химия), А. А. Полканов (минералогия и кристаллография), Б. К. Поленов (историческая геология и палеонтология), В. К. Шмидт (анатомия и гистология), Б. Ф. Вериго (физиология животных), Б. Д. Греков (русская история), В. Э. Крусман (всеобщая история),
С. П. Обнорский, Л. А. Булаховский (славянская филология), К- Д. Покровский (астрономия), В. Н. Дурденевский (административное право), А. С. Безикович (математика), М. В. Птуха (политэкономия и статистика).

Положительные сдвиги в развитии научных исследований на Урале в период империализма были в основном результатом энтузиазма и подвижничества
передовых слоев демократической интеллигенции. Несмотря на многочисленные трудности, косность местных властей, в этот период на Урале были заложены основы, на которых в советское время были созданы мощные научно-исследовательские учреждения.