Произведения чугунного литья

Русская архитектура первой трети XIX в. переживала подъем. Это­му способствовали необычайный размах градостроительства, создание грандиозных архитектурных ансамблей, пронизанных пафосом граждан­ственности.

Для более глубокого раскрытия идейного замысла архитектуры ши­роко применяли скульптуру, использовали чугунное литье. Чугун ста­новился не только важным строительным материалом, но и пластиче­ским, блестяще использованным русскими архитекторами. Формы и практическое назначение уральского литья были многообразны, стилис­тически же оно, разумеется, было тесно связано с высоким классициз­мом. В первой половине XIX в. большого подъема достигло чугунное парковое литье: скамейки, диваны, кресла, вазы. Много прекрасных об­разцов было в парках Петербурга, подмосковных усадьбах.

К числу наиболее разнообразных по назначению и художественным формам произведений чугунного литья Урала относятся решетки. Их чугунный узор украшал балконы, сады, заводские цеха. В совершенстве освоив технологию литейного искусства и глубоко проникнув в пласти­ческие тайны чугуна, уральцы использовали его для создания крупно­масштабных и композиционно сложных монументов.

Значительным собранием уральской монументально-декоративной чу­гунной скульптуры стали знаменитые подмосковные Кузьминки. Здесь была развернута целая чугунная сюита, ярко свидетельствовавшая о высоком и совершенном искусстве уральских рабочих, владевших всеми формами чугунного литья — от обычной решетки до великолепной мону­ментально-декоративной скульптуры.

Особый художественный интерес и большое историческое значение имеет работа мастеров Урала над произведениями выдающегося русско­го скульптора П. К. Клодта. Можно без всякого преувеличения сказать, что его конные группы стали вершиной уральского художественного чугунного литья первой половины XIX в. С их появлением была решена проблема применения чугуна в монументально-декоративной скульптуре, возникшая, как уже говорилось, еще в XVIII в. при отливке декоратив­ных фигур на уральских заводах. Грубоватость форм, тяжеловесность литья ушли в прошлое, уступив место хорошо моделированной пласти­ческой форме.

Одновременно с развитием монументально-декоративных форм в уральском художественном чугунном литье происходит зарождение ка­мерного чугунного литья. К концу 50-х годов художественное чугунное литье отмечено замечательными достижениями как в области монумен­тальной скульптуры, так и в области станковой. Оно было способно ре­шить самые сложные художественные и технические задачи. Это обеспечило его исключительный расцвет во второй половине XIX в., связанным с Каслинским заводом и знаменовали высшую точку подъема всего русского художественного чугунного литья.

Художественное оружие из сварочного булата

Изготовление художественного оружия из сварочного булата — «красного железа» — было известно в России еще в XVII в. Прекрасные образцы художественного оружия дали в XVIII в. знаменитые тульские мастера. Урал не был родоначальником русского украшенного холодного оружия, но стал продолжателем его замечательных традиций.

Идея о создании специального центра но изготовлению оружия на Урале родилась еще в XVIII в. Однако по разным причинам она тогда не была осуществлена. В начале XIX в., когда земли Европы сотрясал грохот наполеоновских войн, эта мысль вновь вызвала интерес. В 1814 г. началось строительство фабрики белого оружия в Златоусте. Для первых изделий златоустовской фабрики характерно влияние немецкого украшенного оружия, и в первую очередь Золингена. Вместе с тем уральские художники смело вводят в художественное оформление оружия не только орнаментальные мотивы, преобладавшие у немецких оружейников, но и сюжетные сцены. В этом отношении они выступили подлинными новаторами, что было замечено уже современниками.

Значительное место в искусстве граверов Златоуста заняли батальные сцены. Пристальное внимание к военно-патриотическим темам было связано с 10- и 50-летием Отечественной войны 1812 г. Примечательно, что изображение военных сцен лишено всякой аллегоричности и символики и носит реалистический характер, что заметно выделяет златоустовскую гравюру в тогдашнем русском искусстве.

В 30-40-е годы происходят заметные стилистические изменения: типичным становится стремление к чистой поверхности булатного клинка, в 40-60-е годы господствующее положение заняла художественная насечка.

На Златоустовской фабрике работали замечательные мастера-умельцы, народные художники. Выдающимся гравером был И. Бушуев, с именем которого связано формирование принципов художественного оформления оружия в Златоусте.

Декоративно-прикладная и художественная бронза

Новой ветвью уральского искусства стала декоративно-прикладная и художественная бронза. Одним из первых бронзолитейное производство начал Верх-Исетский завод. Наибольших успехов оно здесь достигло в период 1818-1820 гг., когда во главе его стоял Л. Антонов. Бронза, изготовленная заводом, носит в большинстве случаев декоративно-прикладной характер. Самыми распространенными были украшения к различным предметам: лакированным столам, диванам, комодам, коляскам, санкам. Стилистически они были типичны для декоративных форм высокого классицизма 20-30-х годов XIX в.

Во главе нижнетагильского бронзолитейного производства стоял Ф. Звездин — выдающийся уральский литейщик, обладавший высоким художественным вкусом и талантом подлинного художника и безупречно владевший техникой литейного дела.

В связи с производством украшенного оружия на Златоустовском заводе началось в 20-х годах и изготовление прикладной бронзы, необходимой для художественного оформления эфесов.

Художественная и прикладная бронза хоть и не достигла такого размаха и уровня на Урале, как гравюра на стали, камнерезное искусство и т. д., но стала все же существенной частью его культуры. Освоение ее производства не прошло бесследно и для дальнейшего развития уральского чугунного литья, способствуя его художественности. Как и другие виды уральского искусства, бронза отразила творческие искания мастеров Урала. Она значительно расширяет наши представления о развитии бронзолитейного искусства в России в первой половине XIX в.

Керамическое производство

Еще в XVII в. на Урале было известно керамическое производство: изразцы, сделанные уральскими мастерами, украсили соборы Соликамска и других старых уральских городов. Так, в Свято-Троицком соборе в Соликамске (1703-1710 гг.) над северным крыльцом шел изразцовый пояс, изображавший фантастических птиц. Развитие уральского фарфоро-фаянсового производства было вызвано усилившимся спросом населения. Природные же богатства Урала давали возможность для организации фарфоро-фаянсовой промышленности — во многих районах края находились залежи белой глины, необходимой для производства.

Одной из первых фарфоро-фаянсовых фабрик на Урале явилась мастерская в Нижнем Тагиле. Ее организация относится еще к 1810 г. Мастерская выпускала фаянс. Значительная роль в развитии уральского фарфора и фаянса принадлежит фабрике Фетисовых в Шадринске. Она была основана в конце 1822 г. и просуществовала, видимо, до 1850 г. Ее изделия были довольно разнообразны: посуда из фарфора — чашки, чайники, молочники, полоскательные чашки, сахарницы, тарелки, солонки. Помимо посуды, делались курительные трубки.

Особый интерес представляют данные о том, что фабрика выпускала на продажу довольно значительное количество детских фарфоровых игрушек. Разнообразен был ассортимент и фаянсовых изделий: тарелки, блюда, миски, разные мелочные изделия. Следует отметить, что в количественном отношении предметы из фаянса занимали господствующее положение. Продукция фабрики продавалась на Урале, в Сибири, Средней Азии, особенно в Бухаре.

В 1848 г. неподалеку от Каменского завода была создана новая фарфоро-фаянсовая фабрика Г. А. Ушакова. Она просуществовала примерно до 1861 г. Чайная и столовая посуда фабрики Ушакова пользовалась довольно большим спросом. В художественном отношении изделия этой фабрики не отличались оригинальностью.

Искусство промышленного Урала знаменовало собой одно из самых значительных достижений русской художественной культуры того времени. Оно отразило творческую инициативу, пытливый ум рабочего человека, незаурядное его мастерство.