Развитие горнозаводской промышленности в XVII веке

Громадные месторождения железных и медных руд высокого качества, массивы лесов, густая сеть небольших рек — такие природные ресурсы Урала в сочетании с развитым сельским хозяйством и достаточной плотностью населения обратили внимание деятелей петровской администрации, искавшей наиболее благоприятный район для строительства крупных железоделательных предприятий. Глава Сибирского приказа думный дьяк А. А. Виниус с радостью сообщал Петру I в мае 1697 г., что на Урале найдена «зело добрая руда», просил направить опытных мастеров для взятия пробы и подыскания мест для строительства заводов. По мнению А. А. Виниуса, они должны были стоять на малых реках, «чтоб плотина могла выдержать напор вешней воды», поблизости от сырья, леса как источника топлива и судоходных рек, «чтоб готовое железо в нужные места можно было водой спровадить». Наконец, начальник Сибирского приказа требовал прислать сведения о населении края, количестве дворов, ценах на хлеб и другие продукты питани.

Строительство заводов развернулось на Среднем Урале в местах, где издавна велась разработка и плавка железных руд. Мелкие железоделательные промыслы уральских крестьян и посадских людей и первые небольшие заводы XVII в. подготовили кадры рудознатцев, металлургов, работников, привыкших к промышленному труду. Лучшие уральские «железные мастера» участвовали в «досмотрах» удобных мест «к большим заводам». Проведенные ими исследования показали, что таковыми являются районы рек Нейвы, Алапаихи, Тагила, Каменки, Исети.

Огромную роль в становлении уральской металлургии сыграла промышленность центра: тульские, каширские, подмосковные заводы, а также предприятия Олонецкого края. Отсюда шли для новых заводов оборудование и квалифицированные кадры. Указ от 19 января 1699 г. «О заведении вновь Верхотурских железных заводов» сообщал и о «посылке на те заводы мастеров». В марте 1700 г. первая партия специалистов приехала на Урал, она привезла с собой необходимое оборудование. В то же время верхотурский служилый человек М. Бибиков был назначен управителем строительства Невьянского завода, в марте 1700 г. был заложен и Каменский завод.

Из центра шли неоднократные требования закончить первые стройки и пустить заводы «вскоре», так как в связи с военными потребностями «доброе железо в большой цене». К середине лета 1701 г. на Невьянском и Каменском заводах были построены плотины, молотовые фабрики, жилье для служителей и работных людей, полным ходом шло строительство домен — основного сооружения предприятий. Наконец, 11 декабря 1701 г. первая руда была засыпана в домну Каменского завода, 15 декабря выдан первый чугун, а спустя три недели, 8 января 1702 г., из этого чугуна выковано первое железо. В конце декабря 1701 г. был пущен и Невьянский завод.

Первенцы уральской металлургии (в 1704 г. были пущены еше два завода: Алапаевский и Уктусский) полностью оправдали себя. Уже К осени 1702 г. на Каменском заводе было отлито 70 пушек, более 12 тыс. пудов чугуна. В феврале 1703 г. в Москву прибыл первый караван с железом с Невьянского завода, и уже с того времени можно говорить о том, что Урал стал вносить вклад в победу над врагом в тяжелой Северной войне. Так, в апреле 1707 г. с Невьянского завода был отправлен по рекам в Москву караван коломенок. Они везли 26 пушек, 4 мортиры, 3350 ядер, 7400 бомб, свыше 30 тыс. ручных гранат и около 19 тыс. пудов полосового железа. Основная продукция завода в те годы — боеприпасы. За первых 4 года на Каменском заводе было изготовлено более 800 пушек. Все это сыграло большую роль в военных событиях, в том числе и знаменитой Полтавской битве.

В последующее десятилетие казна не строила новых железоделательных заводов. Поощряя развитие частной промышленности, правительство стало вовлекать в нее предпринимателей, помогало им, часто сознательно идя на некоторые материальные жертвы п отступления от феодального правопорядка. Заводчики получили широкие возможности в эксплуатации природных богатств и людских ресурсов страны. Именно в то время на Урале стало складываться грандиозное горнозаводское хозяйство Демидовых.

Никита Демидов (Антуфьев) — родоначальник крупнейших промышленных магнатов Урала, был тульским заводчиком, специалистом оружейного и железного дела. Умный, предприимчивый и жестокий делец, он первым оценил возможности Урала для частного капитала и обратился к Петру с просьбой передать ему Невьянский завод, который из-за нерадивого руководства постигли «остановка и всякая поруха». Указом от 8 марта 1702 г. завод был передан Н. Демидову на условиях поставки в казну железа и разных воинских припасов. Щедрое покровительство со стороны правительства, разрешившего ему «леса рубить, и уголье жечь, и всякие заводы строить», позволили Н. Демидову уже в первое десятилетие провести обширную разведку края, закрепить за собой рудные месторождения и лесные массивы. Не имея серьезных конкурентов, он значительно расширил и реконструировал Невьянский завод, а в дополнение к нему с 1716 по 1725 г. построил четыре новых предприятия черной металлургии: Шуралинский, Быньговский, Верхнетагильский, Нижнелайский заводы, а также Выйский медеплавильный завод.

В 1720 г. на Урал прибыл главный начальник казенных горных заводов В. Н. Татищев. С именем этого выдающегося администратора и ученого связаны история рождения большой уральской металлургии и ее подъем в первой половине XVIII в. В период деятельности Татищева на Урале (1720-1722 и 1734-1737 гг.) осуществлено строительство крупнейших казенных заводов, создана система управления ими, разработаны важнейшие технические инструкции и положения, штаты, уставы, служившие руководством в течение всего последующего периода.

Большое значение в освоении казной нового металлургического района имело строительство Екатеринбургского завода, будущего центра всей уральской промышленности. В 1718 г., когда Уктусский завод «сгорел без остатка», местному начальству было дано распоряжение искать место для нового завода. Этот план стал осуществляться с 1720 г. Лично обследовав р. Исеть, В. Н. Татищев нашел место для завода и в 1721 г. начал подготовительные мероприятия по строительству. Острый конфликт В. Н. Татищева с Н. Демидовым, а также некоторая осторожность правительства в вопросе строительства новых казенных заводов затормозили дело, только в марте 1723 г. ожили вновь совершенно пустынные берега Исети. Все лето велось строительство главных сооружений завода: плотины, доменных и молотовых фабрик, водяных колес и т. п., а в ноябре 1723 г. была пущена первая очередь предприятия — начало действовать железоделательное производство. Это произошло уже при новом начальнике заводов В. Генинне, умном и деятельном администраторе, специалисте горного дела.

В. Н. Татищев был заменен па посту главного начальника уральских заводов В. И. Генинным в марте 1722 г. Последний до того времени руководил Олонецкими заводами. Он был наделен значительно более широкими полномочиями, имел больший технический опыт руководства промышленностью.

Екатеринбургский завод был построен по последнему слову тогдашней техники и уже через 2 года представлял собой сложный промышленный комплекс, в котором объединились основные металлургические и металлопередельные процессы железной и медной мануфактуры, а также различные производства подсобного характера: кузнечное, лесопильное, кирпичное, канатное и др. В 1725 г. на производственной площадке завода был построен монетный двор, а через год здесь же было основано камнерезное и гранильное производство. В 20-40-х годах XVIII в. на Екатеринбургском заводе действовало 30-40 и более всевозможных цехов («фабрик»).

Екатеринбургский завод стал одним из главных поставщиков оборудования и снаряжения для второй Камчатской экспедиции во главе с В. Берингом. Здесь были изготовлены также оборудование для поиска полезных ископаемых в Сибири, инструменты для астрономических н метеорологических наблюдений.

Академик И. Г. Гмелин, посетивший город в 1742 г., заявил:

«Кто хочет познакомиться с горным и заводским делом, тому следует только посетить Екатеринбург».

В начале XVIII в. Русское государство испытывало острую нужду в меди. После Нарвского сражения, когда оказалась потеряна почти вся полевая артиллерия, правительство было вынуждено снять с церквей колокола и переделать их на пушки. Запасы руды Олонецкого района, единственного в стране, иссякли, а новых значительных месторождений найти не удавалось. Мелкие уральские заводы начала XVIII в. — Мазуевский, Кунгурский, Саралинскнй — давали мизерное количество металла. Не спасла положение и установка медеплавильных печей на Алапаевском и Уктусском заводах; техническое оснащение медных заводов было крайне несовершенно.

Организовать медеплавильное производство на Урале оказалось значительно труднее, чем железоделательное. Как и в черной металлургии, на первом этапе казна выступила инициатором строительства медеплавильных заводов. Были найдены месторождения на р. Полевой, началась разработка знаменитого Гумешевского рудника (он получил известность только с середины XVIII в.).

Рудник был открыт в 1702 г. известными уральскими рудознатцами Сергеем Бабиным и Кузьмой Сулеевым. Братьями Бабиными — Сергеем, Федором, Родионом и их сыновьями — открыто несколько богатых рудных месторождений, на которых работали Сысертские, Алапаевские и другие заводы. В 1703 г. В. Бабин открыл золотосодержащий рудник возле р. Чусовой.

В 1724 г. на западном склоне Каменного пояса в Кунгурском уезде был пущен Егошихинский казенный завод, а в Соликамском уезде на рудах, отысканных еще в XVII в., в 1723 г. вновь был построен казенный Пыскорский завод. Несколько предприятий расположилось на Среднем Урале, где к Уктусскому заводу в 1723- 1724 гг. прибавились Екатеринбургский, Полевской, Лялинский казенные заводы. В результате к концу первой четверти XVIII в. страна получила уже значительное количество меди.

Таким образом, в Петровскую эпоху на Среднем Урале был создал новый металлургический район, превосходивший по своей мощи все старые.

Заводы Урала представляли собой высокоразвитые по тому временя и сложные с технико-экономической точки зрения металлургические мануфактуры. Это были крупные предприятия, требовавшие концентрация большого количества рабочих, средств труда, топлива, использования гидроресурсов и т. д. Здесь не только плавили разных сортов металл, но и выделывали из него различные изделия (якоря, проволоку, ядра, пушки, боеприпасы, инструменты, посуду и многое другое).

Производство осуществлялось посредством целой системы больших технических сооружений. Только в основном производстве на заводах и рудниках использовались мастера 26 специальностей, а включая подмастерьев и обученных работников свыше 80. Это предполагало сложную кооперацию труда иа уральских заводах. Поскольку в то время умели использовать только силу небольших рек, приходилось рядом с крупным доменным предприятием строить целый куст более мелких передельных заводов. Эта группа заводов имела свои рудники, каменоломни, лесные разработки (для изготовления древесного угля), конные дворы, сенокосы, пильные мельницы, пристани и суда для транспортировки продукции и многое другое.

Заводы Урала работали на широкий внутренний и внешний рынок. Действовали они по принципу максимального обеспечения всех звеньев производственного цикла за счет собственных сил и ресурсов.

Политика поощрения промышленной деятельности нашла яркое выражение в знаменитой Берг-привилегии 1719 г. Она разрешала представителям всех сословий искать руды и заводить металлургические заводы, освобождала заводчиков и мастеровых от государственных налогов и рекрутчины, а их дома от постоя войск, провозглашала промышленную деятельность делом государственной важности. Она гарантировала наследственность собственности на заводы и ограждала заводовладельцев от вмешательства в их дела местных властей. Берг-привилегия положила начало деятельности Берг-коллегии — центральному горному учреждению, имевшему в своем подчинении местные горные учреждения. Как верховный собственник полезных ископаемых государство облагало промышленников десятиной с выпускаемой продукции. Основные положения Берг-привилегии, которая вводила элементы «горной свободы», сохраняли свою силу вплоть до начала XIX в.

Крупное казенное строительство, политика привлечения частных капиталов, стремительный рост хозяйства Н. Демидова привели к тому, что правительство уже в первой четверти XVIII в. повело планомерное наступление на мелкое металлургическое производство края — на мелкие ручные доменки и примитивные медные печки. В начале века их насчитывалось большое количество в Алапаевской, Арамашевской, Арамильской, Камышловской слободах, а на Западном Урале сложился даже своеобразный куст мелкого производства с центром в Кунгуре. Запретительная политика правительства в отношении мелкого производства отражена в указе сибирского губернатора от 1717 г., который требовал «никому нималого числа руд плавить посторонним людям не велеть и учинить заказ под смертной казнью, а кузнецам прикладывать руки (давать подписку), чтоб никто железа и меди не делали ручными печками, кроме государева дела заводского». Однако для многих крестьян плавка железной и медной руды была важным источником существования, она превратилась в профессию. Поэтому, несмотря на запреты и страх смертной казни, они не свернули «производство», но сделали это занятие тайным долом, в результате чего казна лишалась дополнительных доходов от эксплуатации ручных доменок.

Выход был найден. Указом от 16 февраля 1723 г., повторив запретительные меры по выплавке металла «в малых печах», горные власти разрешили населению свободно добывать руду, но поставлять ее по определенной цене для плавки на казенные заводы, а также требовали, чтобы мелкие предприниматели «собирались в компании и строили водяные заводы в удобном месте, дабы впредь другим таких руд охотнее было искать». Предложения оказались выгодными. На Урале появилось большое количество частных рудопромышленников, которые сыграли положительную роль в процветании казенных заводов, а большинство медеплавильных предприятий вообще работали преимущественно на руде, поступавшей от подрядчиков.

Во второй четверти XVIII в. правительство построило па Урале крупные заводы черной металлургии: Верхисетский, Сусанский, Северский, Синячихпнский, а также группу предприятий, работавших на руде знаменитой горы Благодать, открытой вогулом С. Чумпиным: Кушвинский, Верхнетуринский, Баранчинский. Они находились в сравнительно близком расстоянии друг от друга и составляли единый производственный комплекс, их называли настоящей жемчужиной Урала. На эти заводы посягали почти все крупные частные предприниматели, и на протяжении XVIII в. они несколько раз переходили в частное владение. С постройкой этих заводов сложился крупнейший центр черной металлургии па Среднем Урале, освоенный казной.

Продолжало успешно развиваться и хозяйство Демидовых. После смерти Никиты в 1725 г. большая часть заводов перешла к его старшему сыну Акинфию, который долгое время работал с отцом и накопил солидный производственный опыт. Он также находился в привилегированном положении на Урале и значительно умножил богатство отца: построил еще 19 и довел общую численность предприятий до 25. Успешно развивалась предпринимательская деятельность и младшего сына Никиты Демидова — Никиты Никитича. В 1732 г. он построил Шайтанский завод, в 40-х годах — 2 Сергинских завода и купил еще у тульского купца Я. Коробкова Каслинский завод. К середине XVIII в. заводы Демидовых превосходили по выплавке металла казенные предприятия.

Со второй четверти XVIII в. в уральскую металлургию стали вкладывать капиталы купцы, привлеченные льготами и прибыльностью дела. Купцы Осокины первыми вложили свои капиталы в строительство промышленных предприятий. Вслед за ними на Урале появились И. Твердышев, И. Мясников, М. Походяшин и другие дельцы. Они скупали за бесценок уже ранее открытые рудники или же просто обманывали и грабили экономически маломощных компаньонов, нещадно эксплуатировали парод. Поначалу предпринимательская деятельность Осокиных складывалась не очень благоприятно, так как в том же центральном районе Урала уже действовали Демидовы. Однако, воспользовавшись промедлением Демидовых в строительстве медеплавильных предприятий па Западном Урале, они построили в 1729 г. комбинированный железоделательный и медеплавильный Иргинский завод, а в 30-40-х годах построили еще 3 предприятия цветной металлургии: Бизярский, Курашимский и Юговской заводы. Производительность заводов была небольшой, она значительно уступала казенным заводам, но начало было положено.