ИСТОРИК А. С. ЧЕРКАСОВА О Н. А. И А. Н. ДЕМИДОВЫХ

Почему именно Демидовы смогли осуществить столь грандиозное дело — создать целую сеть металлургиче­ских предприятий, лучших в России? Ведь ни казне, ни другим предпринимателям ни до, ни после Демидовых нс удавалось ничего подобного.

Никита Демидов сын Антуфьев (Примечание: фами­лия «Демидов» была закреплена за Никитой Демидови­чем и его потомками в связи с получением ими дворян­ства в 1720 г.) пустил свой первый завод под Тулой в 1697 году, затем вместе с сыновьями построил ещё во­семь заводов, а вскоре после его смерти, в 1725 году, вступил в действие девятый — Нижнетагильский. К се­редине XVIII века Демидовы имели уже свыше трех де­сятков заводов. Один Акинфий Никитич к концу жизни владел двадцатью пятью металлургическими предприятиями. Почти все они находились на Урале.

Успехи предпринимательской деятельности стали следствием в первую очередь таланта, знаний, энергии и страстной преданности своему делу самих заводчиков, их незаурядных личных качеств.

Есть основание полагать, что Никита Демидов был неграмотным: немногие письма, обнаруженные в архи­вах, он своей рукой не писал и даже не подписывал. Зато мастером-оружейником Никита Акинфиевич был замечательным. Иначе император, ценивший мастер­ство, вряд ли обратил бы внимание на тульского кузне­ца-оружейника и передал ему во владение казенный Невьянский завод.

В материалах архива Уральского горного правления мы обнаружили любопытное письмо приказчика Невьянского завода Исидора Горяева, адресованное главе горной администрации края В. Н. Татищеву от 18 февраля 1721 года. В нем сообщалось, что Никита и Акинфий Демидовы отсутствуют, поэтому завод не может выполнить заказ на изготовление весов: «понеже тому ума дельники хозяева наши сами».

Где, как и чему учился Акинфий Никитич, доподлинно не известно. Чтению и письму обучали его, повидимому, лишь в раннем детстве. Об этом свидетельствуют его письма с многочисленными грамматическими ошибками. В его краткой биографии, хранящейся в бумагах Московской домовой конторы, есть упоминание о том, что он

«с самых юношеских лет приучаем был родителем своим к познанию минералов, гидравлики, механических и других искусств, повсюду находился с ним при устроении заводов и был ему вернейшим помощником».

Действительно, его многочисленные деловые письма и инструкции демонстрируют обширные знания практически во всех сферах, связанных с деятельностью металлургических предприятий: поиске и эксплуатации рудных месторождений, строительстве заводов, технологии получения чугуна, железа и меди, молотовом и кузнечном деле, заготовке древесного угля и др.

Черкасова Л. С. «Чтоб железо делать самым добрым мастерством»!/Демидовский временник. Екатеринбург, 1994

*

ПИСЬМО В. ГЕННИНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ I О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЗАВОДА-КРЕПОСТИ НА Р. ИСЕТИ,

И НАИМЕНОВАНИИ ЕГО ЕКАТЕРИНБУРГОМ. 1723 г.

Всемилостивейшая государыня, императрица и великая княгиня Екатерина Алексеевна, всемилостивая наша матушка!

Всенижайше доношу Вашему императорскому величеству, что я, раб Ваш, в Сибири з женою своею жив, токмо дочь моя едина бывшая отиде к Богу в вечный покой. И живу здесь при работе, уповая на Бога и на Ваше величество, чтоб незабвен был.

Всепокорне прошу Вашего величества, дабы поведено было мне, нижайшему, по окончании здешнего дела, паки ехать к Вашему величеству и пасть пред ногами Вашими за такое Ваше милосердие. И понеже я, нижайший, ездил прошедшею зимою во всех здешних дистриктах, осмотрел в горах руды медные и железные, и изготовил материалы, где способно строить и размножить медных заводов и железных, и стальных фабрик по указу его императорского величества, то я зачал при реке Исете, где место сыскал лутчи: воды довольно и лесов, и руды на многа лета.

И около оных заводов заказал крепость делать, чтоб башкиры, наши соседи, не могли ее разорить. А оную крепость и завод осмелился именовать до указу Катериненбурх, а заводы — Катеринснбурские, в память высокославного имяни Вашего величества.

Для того во имя Вашего величества велел именовать, что на Олонце построены заводы и именованы во имя его императорского величества, а сим заводам надлежит именованым быть во имя Вашего величества, однако ж о том ожидаю указу.

А строитца ныне завод приписных слобод крестьянами, а за работу им зачитаетца за подать — по два гроша на день человеку, а доимки на них много, а платить деньгами не могут, то они за тое доимку лутчи могут зарабатывать.

А каковы те заводы и крепость, тому объявляю абрес пространно, которой высмотря, позволите показать всемилостивейшему нашему государю и благодетелю моему, и что он скажет, то, пожалуй, прикажи кому-нибудь писать, для того, я уже три письма к нему писал о ево делах нужнейших, а он не ответствовал, разве недосуг или письмо мое не смеет никто ему дать, или сам он не хочет читать.

А я, право, и не докучаю ему в тех письмах о деревнях опальных, хотя у меня ни единого дворишка нет, путай перед счастливыми, и ни о чем ином, кроме дел ево любезнейших о строении и умножении заводов, и что ко оному надобно для исполнения ево указу, имею попечение, чтоб я ему угодил для пользы государства вашего.

А у оной крепости работает полк салдат пехотных, которые присланы ис Тобольска для обережи, пока завод построитца, а жалованья на работные дни по алтыну на летней день человеку, а я хотел оным солдатам сверх жалованья давать на работные дни вполы против питербурского сверх их жалованья, только без указу давать не смею, чтоб на мне после было не поправлено. И о том я преж сего писал, только указ еще от хозяина Вашего не получил.

А оную крепость и завод надеюсь нынешним летом построить, а как построятца, перед Олонецкими заводами железные всякие припасы впредь будут гораздо становится дешевле для того, лесов и руд довольно, и места хлебородные, и работников наймовать можно дешевле ж.

В протчем остаюсь

Вашего величества, вссмилостивейшей

нашей государыни всепокорнейший раб.

                                                                                                                                                                                                                                         Вилим Геннин.

Геннин В. Уральская переписка с Петром / и Екатериной /. Составитель М. О. Акишин. Екатеринбург.- 1995

*

П. И. РЫЧКОВ О БОРТНИЧЕСТВЕ У БАШКИР. СЕРЕДИНА XVIII в.

Домашние, или ульевые пчелы по большей части у русских, а бортевых премножество в Башкирии, к чему содержатели их выдалбливают наподобие ульев сосны, дубы, липы и другие толстые деревья, отчего тем деревьям никакого вреда не делается, и к тому времени, как роятся пчелы, вычитают, а к зиме их закрывают, чтобы мокрота и снег не вредили.

Башкирцы, у которых лесные места от этих бортевых пчел получают себе великий доход и в размножении их так искусны, что много таких, из которых у одного по нескольку тысяч бортевых деревьев имеется, и потому почти целые бортевые леса у них находятся, и на одном дереве бывает по два, а иногда и по три бортя с пчелами.

Они более никакого смотрения не требуют, как только того, чтобы для молодых пчел всегда новые и чистые борти находились, и в свое время, выбирая из бортей мед, к зиме их покрывать по вышеописанному, что при целой тысяче бортей человека три или четыре управляют.

Оренбургские степи в трудах П. И. Рычкова. Э. Л. Эверсманна. С. С. Неуструева. М.- 1949

*

ОПИСАНИЕ КАТАВСКОГО ЗАВОДА АКАДЕМИКОМ П. С. ПАЛЛАСОМ. 1770 г.

И таким образом прибыл я уже поутру в Катавской, или Катав-Ивановской завод. Завод сей из всех в Урале заведенных Твердышевских железных знатнейший и самой первой еще в 1757 году построенный. Лежит он на возвышенном месте при левом берегу реки Катавы.

Место сие укрепляется с одной стороны прудом, позади коего немалая возвышается гора, а в низу плотины крутым берегом Катавы.  На открытой стороне ограждено оно деревянным оплотом, изрядными наугольными раскатами и рогатками, чего для здешних обстоятельств и довольно. Число жилищ простирается до четырехсот семидесяти, которые однако ж по причине случающегося мало-по малу разпространения неправильно разположены.

Деревянная церковь и изрядной деревянной господской дом директора Якова Твердышева, который управляет многочисленными двум его родственниками принадлежащими Оренбургскими заводами.

Нововыстроенной для хлеба амбар в половину из камня, а строение для сохранения казны все каменное и листовым железом накрыто. Теперь зачали уже и некоторые молотовые строить из камня, и сказывают, что во всех заводах оные сделаны будут. Все они лежат на низшем берегу Катавы.

Плотина при заводе, меряя по поверхности, имеет сто тридцать пять, а при основании сто двадцать саженей длины, четырнадцать аршин высоты, толстота же, или ширина, начиная от 23-х саженей при основании уменьшается до 15 к поверхности. Оная здесь, как и в Симском заводе, при основании поперег положенными бревнами укреплена, а спуск вы-кладен булыжником.

Принадлежность завода суть две доменные о двух домная в четырнадцать аршин с половиною, из коих одна всегда в запас держится; четыре молотовые, в коих пятнадцать молотов, включая и якорьную кузницу. Притом есть еще и простая кузница, две обжигательные печи к разогреванию полосного железа и деревянной для клади амбар.

Лесопильная мельница стоит немного ниже на Катаве. Пруд при заводе хотя и невелик, понеже река уское имеет падение, однакож чрез целой год в воле нет недостатка. Здесь выплавливают ежегодно до двухсот тысяч пуд чугуна и оным довольствуют Усть-Катавские и Симские молотовые. Руда привозится на завод зимою уже обозженая из богатых рудников, по ту сторону Юрьюзени за сорок верст в горе над ручьем Булан находящихся.

Паллас П. С. Путешествие по разным местам Российского государства. Спб., 1786.- Ч. 2.

*

АКАДЕМИК П. С. ПАЛЛАС О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЯХ БАШКИР ИСЕТСКОЙ ПРОВИНЦИИ. 1770 г.

Башкирцы, на востоке Урала и в Исетской провинции обитающие, гораздо зажиточнее тех, коих я поныне видел. Преизрядные тучные и плодоносные степи, по всей южной стороне Исетской провинции простирающиеся, дают к заведению лошадиных стад такую способность, что нередко здесь сыскать владельцев, кои по нескольку сот лошадей имеют, и есть и такие, коих богатство в сем от двух до четырех тысяч лошадей простирается.

В здешних-то местах находятся самые лучшие и большие лошади из всей Башкирии, так как и средняя Киргизская орда, владеющая степями, Исетским совершенно подобными, гораздо больших и лучших имеет лошадей, нежели живущая в сухих и худых местах Малая орда. Да и сами Башкирцы пользу и достоинство трав в Исетской провинции довольно ведают. Когда они в июне месяце, избегая от комаров и оводу, кои тогда в сих странах почти воздух наполняют, с своими стадами в холоднейшие горные места переходят, то лошади очевидно безсильнее становятся, худеют и во время тамошнего пребывания вовсе сытость теряют; но едва успеют опять в степь возвратиться в конце июля и начале августа месяца к своим зимовьям, то скот опять скоро и приметно бодреет и в плотность приходят.

… Они, приобыкши к праздности, не довольно сена на зиму запасают, но принуждают лошадей траву выгребать из-под снегу и тем питаться, от чего нередко случается, что естьли после выпадшего снегу наступит мокрая погода, и после от морозов покроет гололедицею. или в начале зимы естьли глубокой снег выпадет, то бедной скот почти без корму остается, и весьма жалко смотреть, как он худеет, чему я примеры и сей зимы вплел. В разсуждении сих обстоятельств довольно удивительно, что еще таких башкирцы хороших и сильных лошадей имеют.

Во всей Исетской провинции держат башкирцы по разным местам верблюдов, но в малом числе, и особливо для того, что во время бывшего за несколько лет пред сим всеобщего повалу и оные пасть начали. Сверх того вообще кажется, что здешние паствы и зимние стужи верблюдам не великое разпложение предзнаменуют. Держали они прежде много и рогатого скота, но свирепствовавший прошлого году падеж истребил великое число оного. Овец же иметь много они вовсе не обыкли.

При всем сем богатом скотоводстве есть башкирцы, которые упражняются и в хлебопашестве, но кроме ярового хлеба, ячменю и овса другого не сеют, да и то редко и не больше, как сколько им с копченым сыром, или крутом, зимою для пиши надобно, которая без того иначе была бы весьма скудна, ибо скот зимою молока даст мало, а одним любимым своим кумысом оне продовольствоваться не могут.

Паллас П. С. Путешествие по разным местам Российского государства. Ч. 2