Просвещение, библиотеки, типографии

Развитие крупной горнозаводской промышленности в крае с особой остротой поставило проблему подготовки квалифицированных кадров для заводов. Обеспечивать заводы обученными людьми должны были горно­заводские школы. Важную роль в пх создании сыграл В. Н. Татищев. По его настоянию в 1721 г. были открыты первые школы в Кунгуре и на Уктусском заводе. В. Н. Татищев был убежденным сторонником обуче­ния в школах детей мастеровых и работных людей, приписных крестьян, всех желающих учиться. Он непосредственно вникал в вопросы органи­зации обучения, составил несколько наказов-инструкций, определявших порядок обучения в школах.

Уже к весне 1722 г. на Уктусском и Алапаевском заводах действова­ли словесные школы, где учились читать и писать. Арифметические шко­лы, дававшие ученикам сведения по арифметике, геометрии и тригоно­метрии, были учреждены в Кунгуре и на Уктусском заводе. В этих четырех школах в 1722 г. было 104 ученика. Обучение в школах счита­лось формой повинности населения казенных заводов и приписных крестьян. Для выявления будущих учеников проходили специальные пе­реписи. Ученикам, отцы которых зарабатывали в год менее 12 руб., с 1728 г.- 30 руб., устанавливалось жалованье.

Основанный в 1723 г. Екатеринбург стал не только центром управле­ния горной промышленности Урала и Сибири, но и школьного дела. Здесь появились арифметическая и словесная школы. Уже летом 1725 г. в этих школах обучались 95 человек. Среди екатеринбургских школьни­ков большую группу составляли дети мастеров (молотовых, доменных, фурманных, угольных). Кроме того, учились дети плотников, каменщи­ков, кузнецов, подмастерьев, заводских служителей. Были в школе (хотя и немногочисленные) дети представителей низшей прослойки феодального класса — «детей боярских».

В 30-х годах XVIII в. В. II. Татищев развил бурную деятельность во созданию сети школ при казенных горных заводах Урала и Сибири. Только в Екатеринбурге к уже существовавшим словесной и арифметической школам добавились немецкая, латинская и знаменования (т. е. черчения и рисования). Здесь обучались в 1738 г. 249 учеников. Открыты были словесная и арифметическая школы на Каменском заводе (98 учащихся), на Алапаевском (65 учащихся), словесные школы на Сысертском (52 учащихся), Уктусском (37 учащихся), Лялинском (22 учащихся), Верх-Исетском (18 учащихся) заводах. В конце 1738 г. появились школы при Пискорском, Егошихинском и Полевском заводах.

Учащиеся были обязаны овладевать и практическими навыками, стажироваться при заводах края. Ученики арифметических школ должны были посещать токарную, гранильную, паяльную и знаменованную (чертежную) мастерские; ученики геометрических школ — изучать механику, пробирное, токарное, гранильное, чертежное дело. Ученики немецкой и латинской школ учили, кроме языка, арифметику, геометрию, занимались столярным, токарным, пробирным, паяльным делом. Учащихся размещали по квартирам или селили в специально организованный при екатеринбургских школах «трактир».

В библиотеке, подаренной В. Татищевым школам Екатеринбурга, было свыше 600 томов, собранных им во время поездок за границу, купленных в Берлине, Стокгольме, Гданьске, а также в России.

Около половины учащихся получали жалованье, т.е. из школьников, которых «арифметике совершенно обучат», получали его независимо от размера заработной платы отцов. В тех случаях, когда в семье не было взрослых кормильцев, жалованье школьника могло стать источником существования семьи. Эти соображения, а также желанно, чтобы дети получили образование, выучились, объясняют появление многих челобитных, «поношений», направленных в канцелярию Главного правления заводов. В одном из таких «доношений» в 1736 г. екатеринбургский солдат И. А. Ползунов просил принять в словесную школу в Екатеринбурге своего семилетнего сына Ивана, будущего изобретателя первого в мире теплового парового двигателя непрерывного действия.

Бывшие школьники стали крупными организаторами горнозаводского производства на Урале, деятелями науки и техники. Среди них выпускник Полевской школы К. Д. Фролов (1726-1800), выдающийся гидротехник. окончившие екатеринбургские школы геолог и химик, член-корреспондент Российской академии наук А. М. Карамышев (1744-1791), картограф А. И. Кичигин, специалисты по художественной обработке камня Н. К. Патрушев (р. 1741), И. И. Сусоров (1721-1760), механик- изобретатель И. Н. Подоксенов (1760-1841), многие механики, чертёжники, маркшейдеры.

Массовая раздача казенных заводов частным предпринимателям в начале 40-х годов XVIII в., усиление элементов сословности в системе образования Российского абсолютистского государства повлекли за собой сокращение сети горнозаводских школ. К 1742 г. здесь осталось только 12 школ, уменьшилось число учеников. Их насчитывалось 597 (в том числе 220 в Екатеринбурге). В 1750 г. было уже семь школ, где учились 426 учащихся (277 в Екатеринбурге). Были закрыты латинская школа в Екатеринбурге, арифметические школы на большинстве заводов.

Вместе с тем свертывание системы школ при казенных заводах подтолкнуло создание школ на частных заводах. Первоначально центрами обучения там были заводские конторы. Дети заводских служителей должны были быть «в конторах при письменных делах безотлучно и в крепком смотрении, дабы они как конторским, так и заводским делом обучались». С 1765 г. при Нижнетагильском заводе была открыта школа по типу казенных горнозаводских школ. Учиться в нижне-тагильской школе могли главным образом дети заводских служителей: приказчиков, конторщиков, Дети мастеровых принимались лишь в порядке исключения, по особому разрешению заводовладельцев. Школа готовила специалистов не только для заводов Н. А. Демидова, но и для других заводчиков династии Демидовых. В конце XVIII — начале XIX в. были открыты школы при частных заводах Строгановых в с. Ильинском (1793-1794 гг.), при Пожевском заводе Всеволожских (1799 г.), при Чермозском заводе Лазаревых (1811 г.).

Сословный принцип обучения, господствовавший в системе образования феодальной России, с особой силой проявился в создании системы учебных заведений для обучения детей духовенства. На Урале в XVIII в. были школы при Далматовском, Верхотурском, Невьянском монастырях. В этих школах учили чтению, письму. Будущие священники должны были обязательно обучаться в школе при архиерейском доме (позже семинарии). В 1735 г. епископ Вятский и Великопермский Лаврентий Горка открыл в Хлынове славяно-латинскую школу, позднее преобразованную в первую в регионе духовную семинарию.

В 1786 г. правительство Екатерины II предприняло попытку создания единой системы народною образования в стране. К этому вынуждал ход социально-экономического развития страны, потребности в обученных людях для нужд экономики и государственного аппарата. Но правительство стремилось сохранить принцип сословности в обучении, поставить под свой контроль обучение юношества. Согласно школьной реформе 1786 г. на Урале возникли три главных народных училища в Перми, Вятке и Уфе (с 1797 г. переведенного в Оренбург) и девять малых народных училищ в уездных городах. В главных народных училищах изучались, кроме русского, латинский и один из живых иностранных языков, русская география и история, всеобщая история, геометрия, естествознание, физика, начала архитектуры и черчения. Обучение длилось 5 лот и было разбито на 4 класса. В двухклассных .малых народных училищах изучали чтение, письмо, катехизис, «священную» историю, русскую грамматику, чистописание, рисование, арифметику. В 1789 г. на Урале в народных училищах обучались 609 человек.

Школьная реформа расширила сеть учебных заведений в стране, и на Урале в частности. В крае появились учителя — выпускники Петербургской учительской семинарии. Но реформа пагубно отразилась на системе горнотехнического образования, сложившейся на Урале. Екатеринбургская горная школа, одно из лучших специальных учебных заведений в России XVIII в., была преобразована в малое народное училище, отличавшееся от других лишь третьим классом (очевидно, в связи с сохранением преподавания там геометрии, черчения и рисования).

Общий итог реформы на Урале оказался неутешительным: лишенные надежных источников финансирования, существовавшие на благотворительные средства, собиравшиеся приказами общественного призрения, народные училища уже к началу XIX в. потеряли около половины учеников. В 1802 г. в народных училищах в крае обучались всего 330 человек.

Кроме того, к началу XIX в. на Урале существовало девять казенных горнозаводских школ и три школы при частных заводах. Основная масса крестьян и работного люда Урала была лишена свободного доступа к знаниям.

Новый этап в истории просвещения в России начался с первых лет XIX в. В 1804 г. был принят университетский устав, положивший начало постепенной перестройке органов народного образования в России. Территория Урала вошла в состав Казанского учебного округа. Согласно уставу в стране создавались начальные школы (приходские училища) с годичным сроком обучения. Они могли быть в губернских и уездных городах, селах. Обучаться там могли дети низших сословии. Финансирование возлагалось на городские и крестьянские общества. Создание сети приходских училищ шло с большим трудом. Накануне отмены крепостного права они были только в уездных городах Урала, да и то не во всех.

Второй ступенью школьной системы были уездные двухклассные училища, где преподавали грамматику, чистописание, «закон божий», начальные сведения по физике, геометрии, арифметике, ремеслам, рисованию. К 1861 г. на Урале было всего 26 уездных училищ, где училось немногим более 2 тыс. учащихся.

Среднее образование, по Уставу 1804 г., давали гимназии, создававшиеся на основе прежних главных народных училищ: в 1808 г. в Перми, в 1811 г. в Вятке, в 1828 г. в Уфе. В гимназиях обучались главным образом дети дворян и чиновников. В середине XIX в. в них на Урале насчитывалось 482 гимназиста.

Наряду с учреждениями, создаваемыми Министерством народного просвещения, в первой половине XIX в. возникают школы, организованные министерствами внутренних дел, государственных имуществ, финансов, удельного и духовного ведомств. Появились школы для детей государственных крестьян, образованные удельными ведомствами, открылись школы казачьего войска.

Развивается сеть школ и па Южном Урале. В начале XIX в. в Оренбурге открылось главное народное училище с 5-летним сроком обучения. Появились малые народные училища в Уфе, Мензелинске, Бугуруслане, Бирске, Челябинске, Троицке, Бузулуке, преобразованные позднее в уездные двухклассные училища.

В Оренбурге в 1824 г. было образовано Неплюевское военное училище, получившее статус кадетского корпуса. Там обучались дети чиновников, офицеров, казаков, а также башкирской знати. Кроме того, для них были предусмотрены вакансии в казанской гимназии и Казанском университете.

Школы для обучения грамоте организовывало и мусульманское духовенство: мектебе (низшего типа) и медресе (школ более высокого типа). К концу изучаемого периода — в 60-е годы XIX в. — в Уфимской губ. было 354 мектебе и медресе, где учились 15.5 тыс. человек.

В мордовских, чувашских, коми-пермяцких селениях открывались начальные общеобразовательные школы удельными ведомствами. Министерством государственных имуществ и частными лицами. Наиболее крупным из них было мужское училище в Кудымкаре — центре Иньвенского округа пермского имения Строгановых, населенного коми-пермяками. Но в целом уровень грамотности нерусского населения был низок. К концу феодального периода число грамотных коми-пермяков Соликамского уезда Пермской губ. составляло около 2%.

В 1801 г. были образованы три главных горных начальства: Пермское, Екатеринбургское и Гороблагодатское. Предполагалось создать в каждом из них главную горную школу, а при каждом казенном заводе малые горные школы. Малые горные школы при казенных заводах действовали в первой половине XIX в. на 17 казенных заводах Пермской губ., одна в Вятской и пять в Оренбургской. В главных горных школах планировалось обучать алгебре, геометрии и тригонометрии, в малых горных школах — письму, счету по программам приходских училищ с добавлением некоторых предметов из курса уездных училищ. Горные школы должны были быть «приноровлены к состоянию и нуждам заводской промышленности». Однако эти проекты не были реализованы полностью: царское правительство опасалось распространения образования в среде заводских трудящихся. Вместо главных горных школ в Петербурге был открыт пансионат при Горном кадетском корпусе для 50 детей чиновников уральских горных заводов. Екатеринбургская школа оставалась па положении малой заводской школы.

Отношение правительства к обучению на заводах отличалось непоследовательностью. С одной стороны, потребности развития промышленности заставляли создавать на Урале новые учебные заведения, расширять круг учебных дисциплин, связывать обучение с нуждами заводского дела.

Так, в 1835 г. в Екатеринбургском уездном училище стали преподавать минералогию и горное дело, бухгалтерию, немецкий и французский языки, а в 1847 г. по новому положению «О штатах Главного правления Уральских горных заводов» планировалось создание трехступенчатой системы учебных заведений, включавших заводские школы в каждом селении, окружной школы в каждом из шести заводских округов и Екатеринбургского горного училища для всех горных заводов.

С другой стороны, самодержавие стремилось сохранить сословный принцип в обучении, закрыть дорогу для подлинного образования детям трудящихся, даже вопреки интересам отечественной промышленности, экономического развития страны. В 1852 г. правительство приняло новое реакционное «Положение, об учебных заведениях Уральских горных заводов», согласно которому в заводских и окружных школах сокращалось время на преподавание специальных дисциплин, но увеличивались курсы закона божьего, «священной» истории и катехизиса.

Ко времени отмены крепостного права в казенных округах Урала было 44 заводские школы, где учились 3578 учеников, 6 окружных училищ с 353 учениками и Уральское горное училище в Екатеринбурге (с 1853 г.), где было всего 34 ученика.

Возникают новые учебные заведения и на частных заводах. В 1806 г. на основе нижнетагильской арифметической школы возникло трехклассное учебное заведение с широкой общеобразовательной и специальной программой — Выйское училище. Доступ в него был по-прежнему открыт только детям заводских служителей. В первой половине XIX в. оно было одним из лучших средних специальных технических учебных заведений в стране. При частных заводах Урала в то время насчитывалось несколько десятков училищ.

Важным событием в культурной жизни края стало создание публичных библиотек, книгами которых за определенную плату могли пользоваться все желающие. Они существовали главным образом за счет пожертвований населения.

Одной из первых публичных библиотек была библиотека в Чермозе Пермской губ. Она возникла в 1812 г. Библиотечный фонд пополнялся за счет взносов от создателей библиотеки, покупки и выписки литературы из Москвы, Петербурга, Перми. В 1848 г. в библиотеке числилось 2354 книги, в том числе литература о войне 1812 г., сочинения западноевропейских просветителей (Ж.-Ж. Руссо, Вольтера, Монтескье), русских поэтов и писателей (Сумарокова, Державина и др.). Позднее были открыты библиотеки в Сарапуле (1835 г.), Уфе и Перми (1836 г.), Вятке (1837 г.), Кунгуре (1840 г.), Ирбите (1857 г.) и других местах Урала.

Библиотечный фонд Кунгурской библиотеки составила богатая кол лекция книг, завещанная городу директором Российско-Американской компании К. Т. Хлебниковым. В год основания библиотеки в ней было 1142 книги на русском языке и 117 на иностранных. Ее читателями были чиновники, канцелярские служащие, купцы, мещане и зажиточные крестьяне.

Интерес к знаниям вызвал появление ученических библиотек при учебных заведениях на взносы самих учеников и общественности городов, например при Оренбургской гимназии (1859 г.) в Пермской духовной семинарии.

Представители демократических кругов и либеральной интеллигенции создавали частные библиотеки, имевшие весьма важное культурно-просветительское значение. В 1859 г. в Вятке была открыта библиотека А. А. Красовского. В том же году две библиотеки открыла пермская интеллигенция. Создателем одной из них были А. И. Иконников и другие члены пермского революционно-демократического кружка, преподаватели духовной семинарии, другой — преподаватель гимназии А. А. Зеленский. Обе библиотеки выписывали газеты и более 20 наименований журналов каждая, в том числе «Современник», «Отечественные записки», «Искру». Таким образом пермские читатели могли знакомиться с передовой журналистикой и литературой. Библиотека А. И. Иконникова была бесплатной. Широко пользовались ею учащиеся духовной семинарии. В марте 1859 г. она имела 50 читателей, а затем число их увеличилось в 2 раза.

В 1859 г. общественный деятель Д. Д. Смышляев и член-корреспондент Русского географического общества, государственный крестьянин А. П. Зырянов организовали бесплатную библиотеку в с. Иванищевском Щедринского уезда Пермской губ. Ее читателями были крестьяне Шадринского уезда.

На Урале в XVIII — первой половине XIX в. не только сохранялись, но и переписывались, а затем и печатались книги. В крае продолжало существовать местное летописание. Наряду с сохранением летописной традиции в старых центрах — Чердыни, Соликамске, Верхотурье — появляется летописание в Невьянске, Нижнем Тагиле. Немало оригинальных сочинений было создано уральскими мастеровыми людьми и крестьянами-старообрядцами. Среди них сочинения Мирона Галанина. Тимофея Заверткина, Д. Кабыкина, С. Иванова, беглого холопа Максима.

В конце 30-х — начале 40-х годов XIX в. в обстановке резкого усиления борьбы государственных крестьян Урала, вызванного проведением реформы Н. Д. Киселева, среди крестьян Урала широко распространяются рукописные сочинения, призывающие уклониться от ревизских переписей, протестовать против принуждения сажать картофель. В сочинениях старообрядцев резко критиковались государственные чиновники, официальная церковь. «Антихристовой» провозглашалась царская власть. Сфера распространения крестьянской публицистики охватывала практически всю государственную деревню Урала независимо от вероисповедной принадлежности крестьян.

В среде «заводов жителей» и крестьян края продолжали сохраняться традиции древнерусского певческого искусства. В условиях XVIII — первой половины XIX в. произошло некоторое сокращение объема песнопений, вместе с тем здесь появились и новые распевы — «сибирский», «екатеринбургский», «струнный». Влияние новых явлений в развитии русской культуры, в частности широкого распространения более простой пятилинейной нотации, привело к созданию на Урале «линейно-значковой», трехлинейной нотации как попытки синтезировать древнерусские и современные XVIII в. приемы записи мелодии.

В конце XVIII в. первые шаги делает местное книгоиздание. В 1792 г. в Перми при наместническом правлении возникла первая на Урале типография. В 1801 г. была основана типография в Уфе, а в 1803 г. — в Екатеринбурге. В 1827 г. появилась типография и в Оренбурге, где в 1832 г. стали печатать и на арабском языке.

В 1838 г. в губернских центрах возникли «Губернские ведомости», с которых ведет свое начало история провинциальной периодической печати на Урале.

В первой половине XIX в. заметны крупные изменения в развития культуры, возрастает число учебных заведений, растет количество учеников. Этот рост был предопределен социально-экономическим развитием Урала. Но и в школьном деле сказалось тормозящее влияние феодальных порядков. Сохранение принципа сословности в школьном деле, ограничение возможностей получить образование для низших сословий препятствовали не только развитию культуры Урала. Объективно они мешали и экономическому развитию края.