Военнопленные и спецпереселенцы

После нападения фашистской Германии на СССР осе­нью 1941 г. на Урал была депортирована часть советских немцев. На заключительном этапе войны и в первые пос­левоенные годы сюда были сосланы жители Крыма, За­падной Украины, Прибалтики, Молдавии. Всего на начало 1949 г. на Урале насчитывалось 230 тыс. спецпереселенцев, среди них 150 тыс. советских немцев, 30 тыс. крым­ских татар, 18 тыс. украинцев, 4 тыс. литовцев.

Наиболь­шее число ссыльных находилось на поселении в Пермской и Свердловской областях. Местом их размещения стали так называемые спецпоселки под управлением специально на­значенных комендантов. Ссыльные лишались права сво­бодного перемещения вне территории спецпоселков и ис­пользовались на лесозаготовках и торфоразработках, в строитель­стве, на рудниках и в шахтах.

С мая 1942 г. на Урал стали по­ступать немецкие военнопленные. Вначале их содержали в специаль­но отведенных зонах в лагерях для советских заключенных, а в 1943 г. в районе г. Асбеста был организо­ван первый на Урале лагерь для военнопленных № 67. В конце войны только в Свердловской об­ласти насчитывалось 14 лагерей для военнопленных, в ко­торых находилось до 100 тыс. человек.

Много пленных было размещено в Оренбургской, Пермской, Челябинской об­ластях, Удмуртии. Лагеря концентрировались преимуще­ственно в индустриальных центрах — в городах: Асбесте, Глазо­ве, Копейске, Коркино, Магнитогорске, Миассе, Нижнем Тагиле, Оренбурге, Орске, Перми, Соликамске, Свердлов­ске, Челябинске, Уфе, а также в районах лесозаготовок.

Немецкие военнопленные на Урале

В ходе Великой Отечественной войны на территории СССР оказалось 4.1 млн военнопленных немцев, австрийцев, венгров, поляков и др. 250 тыс. человек были отправлены на Урал в лагеря для военнопленных, расположенные в Алапаевске, Асбесте, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Оренбурге, Первоуральске. Челябинске и других городах. 30 тыс. человек умерли в плену. Основная часть пленных была занята в народном хозяйстве — на предприятиях, рудниках, в строительстве, на лесоразработках. В 1947-1948 гг. основную массу военнопленных освободили и репатриировали.

В Свердловской области в начале 1946 г. в плену содержались 82,3 тыс. человек, 56,8 тыс. из них немцы. Усилиями военнопленных на Среднем Урале были построены многие крупные объекты: завод ЖБИ, обогатительная фабрика и кирпичный завод в Асбесте, завод ферросплавов в Двуреченске, ТЭЦ, обогатительная фабрика, мартеновский и механический цеха завода № 25 в Первоуральске, угольная база и новые цеха Метизного завода в Ревде, бетонозавод и завод резиново- технических изделий в Свердловске. Высока доля немецких военнопленных в строительстве Богословского алюминиевого завода и Новотагильского металлургического комбината.

Их трудом значительно изменен облик многих городов Урала: возведены школы, детские сады, жилые дома, поликлиники, магазины, кинотеатры, дома и дворцы культуры, дороги. Только в Свердловске усилиями военно-пленных немцев были построены: Центральный стадион, здание пожарно-технического училища по ул. Первомайской, мост по ул. Белинского, поселок Химмаш и более 10 тыс. кв. м. жилья в Чкаловском районе, облицовано здание горсовета, капитально отремонтирован стадион «Динамо». В Первоуральске немцами были построены дома по ул. Ватутина, в Нижнем Тагиле — жилье для тружеников заводов Наркомчермета, в Асбесте — Новоокуневский поселок.

Ухудшение бытовых условий в военные годы

Условия жизни уральцев в годы войны резко ухудши­лись и скромный жизненный уровень предвоенных лет стал недосягаемой мечтой. Плохо одетые и обутые, голодавшие и недосыпавшие люди до изнеможения напрягали спои силы с упрямой решимостью победить врага любой ценой: рабо­тали без отпусков и выходных дней до 10-12 часов и более в холодных, плохо освещенных помещениях, в загазован­ных шахтах, под дождем и снегом, в невыносимой жаре у металлургических печей, проявляя чудеса изобретатель­ности, твердую волю.

Рост населения края за счет эвакуированных увеличил число квалифицированных специалистов в промышленности и других отраслях, однако значительно ухудшил и без того стесненные жилищные условия. Часть населения вынуждена была жить даже в землянках.

По сравнению с предвоенным 1940 г. потребление продуктов питания сократилось на Урале вдвое: суточная норма хлеба составляла 400 г. для детей, 500 г. — для служащих, 600 г. — для рабочих, 700 г. — для занятых в военном производстве. Однако из-за нехватки продовольствия карточки не всегда отоваривались полностью. Государственная торговля резко сократилась, а рыночные цены на продовольствие выросли к 1943 г. примерно в 13 раз. Значительное сокращение производства гражданской одежды, обуви, товаров повседневного спроса привело к их огромному дефициту. Для его частичного покрытия выпускались различные заменители, суррогаты. В ряде мест было даже налажено производство лаптей.

Рождаемость на Урале с 1940-го по 1944 г. сократилась в 3,7 раза. Для массового вовлечения неработающих женщин в общественное производство в годы войны на Урале в несколько раз увеличилось число детских садов и ясель.

Идеологическая сфера

На смену пропаганде «классовых ценностей», «революционных завоеваний», «достижений социализма» в годы войны пришла национально-патриотическая тематика. Героями лекций, газетных статей, радиопередач, кинофильмов стали А. Невский, Д. Донской, К. Минин, Д. Пожарский, А.В. Суворов, М.И. Кутузов.

Активное участие церкви в сборе средств для фронта, огромная моральная поддержка, оказываемая церковью населению, повысила число верующих людей. Правительство и партия вынуждены были свернуть атеистическую пропаганду и начать сотрудничество с религиозными конфессиями. В 1944-1945 гг. на Урале вновь открылись 88 православных церквей и 17 храмов других конфессий. За годы войны в Фонд обороны приходы уральских епархий сдали около 14 млн рублей.

Образование

Военная мобилизация отразилась на всех сторонах жизни уральцев. Помещения многих школ, вузов, техникумов, дворцов и домов культуры заняли госпитали, эвакуированные предприятия и учреждения, военные организации и т. д. Учебным заведениям не хватало педагогов, учебников, письменных принадлежностей. Общеобразовательные школы работали в 3-4 смены, но в 1941- 1942 гг. четверть детей школьного возраста фактически не училась.

Изменились учебные программы: были отменены уроки рисования, черчения, основ дарвинизма, увеличено время на уроки физкультуры, военной подготовки и труда. В ремесленных и железнодорожных училищах, школах ФЗО отменили теоретические дисциплины, воспитанники обучались практическим навыкам производительного труда на предприятиях, одновременно выполняя производственные задания. Многие преподаватели и студенты вузов и техникумов ушли в армию или на производство.

С 1943 г. учебным заведениям постепенно стали возвращать помещения. В 1945 г. училось уже 96 % детей школьною возраста. Сократилась детская безнадзорность. В конце войны были созданы школы рабочей и сельской молодежи (ШPM и ШCM). В училищах и школах «трудовых резервов» возобновилось преподавание теоретических дисциплин.