Политическая ситуация на Урале после Гражданской войны

После победы в Гражданской войне большевики ре­шили изменить территориально-административное деле­ние государства. 3 ноября 1923 г. ЦИК СССР принял постановление об образовании Уральской области, в состав которой вошли Екатеринбургская, Пермская, Челябинская и Тюменская губернии.

Уральская область включала 16 округов (в том числе Коми-Пермяцкий национальный округ), объединяла 105 районов, 87 городов, 3100 сельских населенных пунктов. По своей территории она превосходила Англию, Францию, Германию и Италию вместе взятые. Население области составило 6 млн. 380 тыс. человек. Из них 1 млн. 212 тыс. проживало в городах. Административным центром Уральской области стал г. Екатеринбург (с 1924 г. — Свердловск), в котором находились органы управления областью: исполнительный комитет Уральского областного Совета депутатов (Уралоблисполком), Уральский областной комитет PKП(б) — ВКП (б) (Уралобком). В Екатеринбурге проходили областные съезды Советов и партийные конференции.

Борьба большевиков против оппозиции и инакомыслия на Урале

В 1920-е гг. политическая ситуация в стране и на Урале оставалась сложной. Большевики опасались влияния своих главных оппонентов — эсеров, меньшевиков и анархистов. В различных городах Урала в условиях НЭПа стали проявлять активность партийные организации эсеров (Пермская губерния. Златоуст), меньшевиков и анархистов (Екатеринбург и др.). Эсеры Мотовилихи заняли ответственные посты в Совете, заводском профкоме, рабочем кооперативе. Губернские и районные союзы сельскохозяйственной кооперации тоже были под контролем умеренных социалистов. Меньшевики и эсеры оказывали значительное влияние на деятельность профсоюзов Урала.

Для ликвидации политических противников большевики провели в 1921 — 1922 гг. массовые аресты и высылки членов оппозиционных партий; в 1923-1924 гг. была организована кампания по самороспуску партийных организаций меньшевиков и эсеров. Некоторые из них вступили в ряды PKП(6). Члены ликвидированных социалистических партий оставались под постоянным контролем ОГПУ и НКВД. Очень часто принадлежность в прошлом к этим партиям являлась причиной увольнений с работы и арестов.

Уничтожив легальную оппозицию, коммунисты смогли обеспечить себе численное преобладание в Советах и других организациях. Уже в 1922 г. председателями губернских союзов сельскохозяйственной кооперации на Урале стали коммунисты, в губернских правлениях этой организации они составляли 56%, в районных — 40%. Нa 1 сентября 1924 г. в областных органах уральских профсоюзов коммунисты имели 88% мест. Ого свидетельствовало о завершении процесса подчинения основных общественных организаций компартии. В соответствии с указанием ЦК Уралобком в июле 1924 г. принял решение, но которому устанавливалось соотношение партийных и беспартийных в исполкомах Советов всех уровней — беспартийные могли составлять не более трети всех членов этих органов власти.

Областные партийные органы активно вмешивались в экономическую жизнь региона, рассматривая на пленумах и заседаниях обкома, окружкомов и райкомов партии вопросы борьбы с частными предпринимателями и торговцами. Перед государственными и кооперативными торговыми предприятиями ставилась задача овладеть рынками хлебной, мясной, соляной и текстильной торговли, которые были полностью в руках частников. Снабженческие организации ограничили или полностью прекратили отпуск товаров частным оптовикам.

В ответ на это во всех регионах страны возникли группы, критикующие политику ЦК РКП (б) и выдвигавшие альтернативные программы преобразований. В 1921 г. на Урале влиятельными были идеи пермского коммуниста Г. И. Мясникова, который предлагал возвратить управление фабриками и заводами Советам рабочих, создать в деревне крестьянские союзы для координации сельскохозяйственного производства и торговли, восстановить свободу слова и печати всем «от анархистов до монархистов».

К тезисам Мясникова с одобрением отнеслись рабочие Кизела, Кушура, Добрянки. На 3 областной конференции металлистов Урала (декабрь 1921 г.) сторонники «рабочей оппозиции» убедили остальных делегатов принять резолюцию о недоверии ЦК своего союза, полностью подчинявшемуся центральным партийным органам. В 1922 г. за активную антипартийную пропаганду и деятельность Г.И. Мясников был исключен из партии, его сторонники подверглись жестоким преследованиям.

В 1923-1929 гг. на Урале были популярны политические взгляды Л.Д. Троцкого, критиковавшего диктат ЦК партии, привилегии ответственных партийных работников и неэффективность экономической политики. В 1923-1924 гг. в Уральской областной организации РКП (б) открыто поддерживали оппозицию 10-12% участников дискуссионных собраний. Исследования Троцкого — одного из вождей революции, вызывали обеспокоенность многих коммунистов, опасавшихся, что будет уничтожена внутрипартийная демократия. В большинстве резолюций партийных собраний, проходивших в Екатеринбурге, Перми, Полевском, Челябинске, отсутствует критика оппозиционеров и встречаются протесты против их преследований. Уральские коммунисты неоднократно подавали в ЦК, Центральную контрольную комиссию и Уралобком ВКП(б) коллективные и индивидуальные заявления с требованием прекратить травлю Троцкого и его сторонников. Сотрудники ОГПУ часто находили на заводах листовки, призывающие к борьбе против диктатуры ЦК и И.В. Сталина. После того как Челябинская и Копейская партийные организации одобрили позиции Троцкого, в Челябинск приехал А.В. Луначарский и от имени ЦК РКП (б) предупредил уральских коммунистов, что попытки противостоять партии потерпят крах.

В числе коммунистов, подписавших в 1926 г. «Заявление 83-х», были уральцы — А.Г. Белобородов, С.В. Мрачковский, Л.С. Сосновский, Н.П. Уфимцев. В 1926 г. в Уральской области нелегально действовали оппозиционные группы на отдельных предприятиях и в некоторых учреждениях Свердловска, Ревды, Первоуральска, Верного Уфалея, насчитывавшие 200 чел. (около 0,3 % областной парторганизации). По решению ЦК партии в 1927 г. лидеры уральской оппозиции были осуждены за антипартийную деятельность на 3 года ссылки, многие были уволены с работы, арестованы. После 1928 г. организованной оппозиции на Урале, как и в других регионах страны, не существовало.

Общественные настроения на Урале в 1921-1928 гг.

Стремясь сохранить и укрепить свои позиции как правящей партии, РКП(б)-ВКП(б) вынуждена была учитывать изменения социальной структуры населения страны. Поданным статистического управления региона, на 1 октября 1925 г. в городах проживало только 22 % населения. Большую часть населения — 74,7 % — составляла категория мелких производителей, включавшая крестьян-единоличников и некооперированных кустарей. Интеллигенция и служащие региона составляли 5.3 %, деклассированные элементы — 0.1 %.

В деревне в 1925 г. преобладали середняки (68 %), крупных кулацких хозяйств было всего около 4 %. Коммунисты поддерживали уравнительные настроения бедноты, что позволило им в 1924-1925 гг. на выборах в сельские Советы добиться численного превосходства среди депутатов-батраков. Газета «Уральский рабочий» оценила эту ситуацию как начало политического противостояния:

«Деревня раскололась. Два быта, два уклада выступают друг против друга и перемирия тут быть не может».

Широко используя средства массовой информации в городах, власти формировали негативное отношение к частным предпринимателям, интеллигенции. Для агитации использовались газеты, журналы и вступившая в действие в ноябре 1923 года Екатеринбургская радиостанция — одна из первых в стране. Усиливалась цензура печатных изданий, ограничивалась свобода собраний и объединений. В 1926-1927 гг. на Урале гонениям подвергались инициаторы создания беспартийного Крестьянского союза. Помимо организационных мер, эфективным средством воздействия на общественное сознание становятся репрессии. Политически нелояльные граждане могли быть привлечены к ответственности и попасть в категорию «лишенцев».

Снижение политической активности граждан в 1920-е гг. связано с массовым лишением избирательных прав, так как с 1924 г. мотивом для этого стала нелояльность к советской власти. В 1926 г. на Урале насчитывалось почти 68 тыс. «лишенцев».

Для выявления «врагов народа» в советских учреждениях, на предприятиях и в других объединениях создавались действовавшие конспиративно «Бюро содействия органам ГПУ» на местах. Их задачи наглядно представлены в положении о «Бюро содействия по Нижнетагильскому уезду»:

«Члены «Бюро содействия» занимаются собиранием сведений о всякого рода явлениях антисоветского характера, выявлением контрреволюционного элемента… при выявлении сообщают Уполномоченному ГПУ они не должны себя выдавать».

Очень напряженными в это время были отношения между рабочими и специалистами уральской промышленности. В 1921 — 1922 гг. на Урале получило распространение явление, названное «красный бандитизм» — этим термином обозначали физическую расправу рабочих с представителями старой интеллигенции — инженерами и техниками. Были случаи избиения и даже убийства. Особенно громкую известность получили убийства 3 техников в Егоршино и инженера в Златоусте. Убийства прекратились после решения Военного Трибунала РСФСР применять к таким преступлениям статью, карающую за террористический акт. После этого «классовая ненависть» приобрела форму «спецеедства», которое имело на Урале массовый характер и препятствовало созданию нормальной обстановки на производстве.

О судьбах уральских коммунистов

Многие улицы уральских городов и поселков носят имена уральских революционеров. В советское время в биографиях этих людей акцент делался на их участие в рсволюционных событиях 1905-1907 гг. и 1917 г. Большинство из них — выходцы из рабочей среды (Л.Г Белобородов, С.В. Мрачковский, Д.Е. Сулимов и др.), вступившие в РСДРП накануне или в ходе Первой российской революции. У них не было достаточного образования: Белобородов окончил церковно-приходскую школу, начальное образование было у Сулимова, гимназию окончил Л.С. Сосновский.

В ходе революционных событий 1917 г. почти все они заняли важные партийные и государственные посты: С. Мрачковский был избран в Екатеринбургский Совет, А. Белобородов стал председателем исполкома Уральского областного Совета, Л. Сосновский — членом Уралобкома РСДРП (б), Д.Сулимов — председателем Глазовской организации РСДРП (б). Многие из них с оружием в руках защищали советскую власть на фронтах Гражданской войны. Во имя идеи диктатуры пролетариата и мировой революции А. Белобородов, как глава Уралоблисполкома, подписал в июле 1918 г. решение областного Совета о расстреле царя Николая II и его семьи. После войны многие уральские коммунисты сделали партийную или государственную карьеру. А. Белобородов занимал пост наркома внутренних дел РСФСР (1923-1927), Л. Сосновский был членом Президиума ВЦИК (1918- 1924), Д. Сулимов был назначен заместителем наркома путей сообщения СССР (1927-1930), а потом стал председателем СНК РСФСР (1930-1937).

Что заставило многих из них оказаться в середине 1920-х гг. в рядах антисталинской оппозиции? За несогласие с официальной политикой партии, участие в троцкистской оппозиции из рядов ВКП(б) в 1927 г. были исключены А. Белобородов, С. Мрачковский, Л. Сосновский, а в 1936-1937 гг. их жизнь оборвалась. Проводя политику партии и правительства на местах и в центре, они зачастую выступали в роли палачей, но сами оказались жертвами сталинского террора.