Смена политических режимов в 1917 году

В конце 1916 — начале 1917 г. на Урале резко осложнилось экономическое и по­литическое положение. Из-за транспорт­ных затруднений нарушились связи,  работа промышленности, обострилась продовольственная проблема. Это привело к волнени­ям населения в Челябинске, Оренбурге, Каменске, Камышлове и других городах. Забастовки с преиму­щественно экономическими требованиями системати­чески проходили среди железнодорожников, а также заводских рабочих Екатеринбурга, Невьянска, Билимбая, Полевского и других городов. Брожение в массах усиливалось вплоть до конца февраля 1917 г., когда на местах были получены первые известия о со­бытиях в Петрограде.

По сведениям полицейских чинов, разговоры о «бунте» в столице начали распространяться среди населения Урала 27 февраля. Информация об этих событиях сначала задерживалась властями, однако уже 1 марта первые официальные телеграммы о свержении царского правительства стали известны в Вятке и Тюмени, 2 марта — в Оренбурге и Уфе.

Дольше всех сопротивлялся их обнародованию пермский губернатор Лозина-Лозинский, но и он 3 марта вынужден был признать факт падения монархии. В тот же день Уральский военно-промышленный комитет обратился к гражданам с призывом поддержать Временное правительство. 4 марта пермский губернатор передал городскую полицию в распоряжение органов местного самоуправления.

Получили свободу политзаключенные. Упразднялось жандармское управление. Начальники местных гарнизонов были смещены революционно настроенными солдатами или заявили о поддержке нового правительства. 6 марта в Перми был подписан акт о передаче власти председателю губернской земской управы Е. Д. Калугину. Многие бывшие царские чиновники были арестованы.

Сначала управление переходило к земствам, но поскольку во главе их, как правило, находились губернские и уездные представители дворянства, которые отличались консерватизмом, то уже в начале марта был поставлен вопрос об их замене. На Урале стали формироваться губернские комиссариаты Временного правительства, учреждались должности уездных комиссаров. В середине марта прошли выборы на эти должности. В Перми губернским комиссаром Временного правительства был избран председатель военно-промышленного комитета А. Е. Ширяев, в Вятке — П. Т. Саламатов, Оренбурге — Н. В. Архангельский, Уфе — П. Ф. Коропачинский. Правительственными представителями в уездах стали председатели местных управ, а в городах — городских дум. Эти должности в основном заняли умеренные социалисты.

Временным правительством создаются комиссариаты и должности комиссаров: губернских, уездных.

В начале марта, после объявленной Временным правительством амнистии политзаключенных, повсеместно вышли из подполья организации левых партий. Началась полоса митинговой демократии, создание различных общественных организаций, прежде всего Советов и комитетов общественной безопасности (КОБы).

КОБы создавались иногда по инициативе буржуазных органов: военно-промышленных комитетов, городских дум, земств, иногда по инициативе Советов. У этих органов были очень широкие функции, направленные на ликвидацию старых органов власти, формирование милиции, снабжение населения продовольствием, борьбу со спекуляцией, регулирование отношений заводчиков и рабочих, а также поземельных отношений.

В марте 1917 г. разногласия между политическими партиями еще не были явными и поэтому все они приняли участие в формировании этих органов. На Урале КОБы и Советы длительное время поддерживали местные органы Временного правительства и поэтому говорить о наличии двоевластия в первые месяцы революции нет никаких оснований.

Общественные организации поддерживают органы Временного правительства.

Весной и летом 1917 г. на Урале стала развертываться активная политическая борьба. Задолго до этого момента прекратилась деятельность праворадикальных монархических организаций. Политическое руководство буржуазными и помещичьими кругами в регионе осуществляла партия конституционных демократов, ставшая после февральских событий 1917 г. правящей.

В марте 1917 г. в Екатеринбурге был создан Временный губернский комитет кадетской партии, а на собрании членов комитета избран Совет кадетской партии. В течение весны 1917 г. комитеты кадетской партии возникли во всех губернских центрах Урала, а также во многих крупных городах. Делалась попытка опереться на высококвалифицированных рабочих и поэтому кадетские организации возникали на некоторых заводах. Однако в 1917 г. кадетская партия на Урале не стала массовой, ее комитеты существовали, главным образом, в городах, объединяя интеллигенцию, местную буржуазию и обуржуазившихся помещиков. Среди ее лидеров были крупный акционер Л. А. Кроль, присяжный поверенный Д. М. Веселов, профессор И. Ю. Петровский, врач В. И. Иванов и др.

Наибольшим влиянием в 1917 г. на Урале пользовались умеренные социалисты: меньшевики и эсеры. Хотя меньшевики никогда не существовали как организационное целое, но их деятельность была широко известна по работе в военно-промышленных комитетах. После февральских событий возникли объединенные меньшевистские и большевистские социал-демократические организации, существовавшие до августа — сентября 1917 г. Их лидеры входили в руководство многих Советов Урала. В основном это были меньшевики: Ванновский, А. И. Гаврилович, Я. И. Жандармов, А: Г. Козлов, А. А. Шнееров.

Социалисты-революционеры воссоздали свои организации на Урале после Февральской революции и сразу же вошли в состав Советов и КОБы. Их руководители А. И. Абрамов. И. В. Бабушкин, Н. В. Здобнов, А. А. Кошеев, П. Е. Патрушев, С. К. Тарабукин и др. входили в состав руководства этих органов.

С вхождением социалистов в состав Временного правительства и на Урале стала складываться коалиция между кадетами и умеренными социалистами. В августе 1917 г. меньшевик Б. А. Туркевич стал комиссаром Временного правительства в Пермской губернии. В работе комиссариата принимал участие — эсер С. И. Бондарев. Екатеринбургским уездным комиссаром был меньшевик И. Ф. Толстоухов. В Вятке губернским комиссаром был эсер П. Саламатов.

Летом 1917 г. численность кадетской партии не превышала 2,5 тысячи человек, меньшевистской — 13 тысяч. Самой массовой была эсеровская партия, которая пользовалась поддержкой крестьян и значительной части рабочих.

Основными оппонентами кадетов, меньшевиков и эсеров в революции 1917 г. стали большевики, которые настаивали на продолжении революционных преобразований более радикальными методами. Они требовали немедленного прекращения войны, изъятия земли у помещиков и перераспределения ее между крестьянами, улучшения положения рабочего класса и передачи в их руки сначала контроля над производством, а затем и управления заводами и фабриками, предоставления различным национальностям самых широких прав, вплоть до образования суверенных государств. Эти лозунги оказались очень притягательными для широких масс населения, и численность большевиков на Урале быстро росла и достигла к осени 1917 г. 35 тыс. человек.

За влияние на массы боролись кадеты, меньшевики, эсеры, большевики.

Авторитет большевиков проявлялся не только в росте численности партии, но и умении привлечь на свою сторону широкие массы трудящихся. Используя рост своей популярности, большевики в 1917 г. неоднократно пытались прийти к власти. Особенно усилились их позиции после разгрома корниловского выступления, когда они смогли легализовать отряды  Красной гвардии и получить из рук Временного правительства оружие. Их лидеры Н. Н. Крестинский, П. М. Быков, Н. П. Брюханов, С. М. Цвиллинг и др.

В августе-сентябре 1917 г. на Урале прошли перевыборы Советов, большевики не только победили на них, но и возглавили новые Советы. Урал был одним из первых регионов страны, где во многих местах Советская власть стала реальностью еще до Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде.

Осенью 1917 г. на выборах в Советы победили большевики.

Становление Переход власти в руки Советов ока зался на Урале растянутым во времени. После получения из Петрограда известия о приходе к власти большевиков в Екатеринбурге, Уфе, Алапаевске, Мотовилихе, Лысьве, Каслях, Невьянске, Кунгуре, Ижевске и в ряде других мест власть перешла в руки Советов осенью преимущественно мирным путем. В Перми, Нижнем Тагиле, Белорецке, Воткинске и некоторых других местах борьба за власть Советов подчас с применением оружия продолжалась даже в начале 1918 г.

Многое в этом процессе зависело от соотношения классовых и политических сил. В пролетарских районах Среднего и Южного Урала большевики, обладая перевесом в Советах, быстро пришли к власти. В районах с преимущественно крестьянским населением в Советах продолжали доминировать умеренные социалисты, и большевикам приходилось силой отстранять их от власти. Наибольшую опасность для них представляло развитие событий в Оренбургской губернии — в районах проживания казачества.

Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска и председатель войскового правительства полковник А. И. Дутов 1 ноября 1917 г. издал приказ, в котором объявил войну Советской власти. К январю 1918 г. предводимые им казаки (около 7 тыс. человек), поддержанные башкирскими и казахскими националистами, захватили Оренбург, Троицк, Верхнеуральск. Однако большая часть казачества не участвовала в борьбе с большевиками.

Руководство боевыми действиями против дутовцев было поручено чрезвычайному комиссару Оренбургской губернии и Тургайской области П. Л. Кобозеву. Для борьбы с казаками из Петрограда, Москвы, крупных городов Урала и Поволжья были направлены красногвардейские отряды, возглавляемые П. 3. Ермаковым, А. Л. Борчаниновым, П. С. Павловым, М. Е. Кадомцевым, А. М. Чеверевым. В борьбе с дутовцами принимали участие и оренбургские казаки, в частности отряд братьев Кашириных — сыновей казачьего атамана. 18 января 1918 г. Оренбург был взят, а Дутов отступил в Верхнеуральск, где начал новую мобилизацию. В марте-апреле 1918 г. отряды под командованием председателя Челябинского военно-революционного комитета В. К. Блюхера заставили дутовцев отступить в Тургайские степи.

Казаки Оренбурга первыми вступили в вооруженную борьбу с Советской властью.