Уральская живопись, художественные промыслы, музыка, театр, архитектура до революции

Значительных успехов на Урале в период утверждения капитализма достигло искусство (живопись, художественные промыслы, музыка, театр, архитектура и т. д.). Для Урала второй половины XIX в. характерно разви­тие изобразительного искусства, связанного с деятельностью художников- профессионалов. Среди них были талантливые живописцы, чье творчество получило широкое признание в России — А. И. Корзухин, А. К. Денисов- Уральский, П. П. Верещагин и др. Не все они постоянно жили на Урале, но кровная связь с краем всегда сохранялась в их творчестве.

Алексей Иванович Корзухин (1835 1894) первым из уральцев окон­чил Петербургскую Академию художеств. Еще до поступления в Акаде­мию, когда он жил в Екатеринбурге, им были созданы портреты родителей, местных купцов Лагутяевых, чиновника Н. И. Кокшарова и его жены, ге­нерала В. А. Глинки. В Петербурге А. И. Корзухин создал широко извест­ные картины «Перед исповедью», «Отъезд из монастырской гостиницы», «Птичьи враги», «У краюшки хлеба».

Петр Петрович Верещагин (1836-1886) родился в Перми, учился в Академии художеств в Петербурге, много раз приезжал на Урал, писал пейзажи Прикамья. Наиболее интересными работами П. П. Верещагина являются «Вид реки Чусовой», «Камень Писаный», «Камень Мултык».

Василий Павлович Худояров (1831 1891) был одним из последних представителей династии крепостных тагильских художников. В 1858 г., получив вольную, поступает в Академию художеств, в 60-70-е годы соз­дает ряд портретов и жанровых картин. В одном из лучших своих произ­ведений — «Рыболов» — он создал правдивый образ крестьянина.

Николай Михайлович Плюснин (1848 1922) учился в Академии худо­жеств. После ее окончания переезжает в Екатеринбург, где живет до конца жизни, работая в учебных заведениях города. Здесь проявились его спо­собности не только как живописца, но и как скульптора: им выполнен бюст известного уральского историка Н. К. Чупина. Плюснин оказал на местных художников заметное влияние как педагог, хороший, чуткий со­ветчик. У него брали уроки А. Денисов-Уральский, Л. Туржанский.

Художники А. А. Шереметевский, Н. И. Клепинин, Л. Н. Жуков остави­ли после себя главным образом пейзажные произведения.

Значительную роль в художественной жизни Урала сыграла научно­промышленная выставка 1887 г. в г. Екатеринбурге с ее художественным отделом. Эта выставка дала возможность ознакомиться с картинами Семирадского, Перова, Айвазовского, Шишкина, Кившенко, Корзухина, Лагорио, Мещерского и других корифеев русской живописи. На выставке были показаны произведения художников-уроженцев Урала, завоевавших из-вестность в России, а также картины местных художников — пейзажи В. Казанцева, полотна В. Худоярова, В. Верещагина.

После закрытия выставки возникла мысль о создании в Екатеринбурге при музее Уральского общества любителей естествознания постоянного художественного отдела. Ряд картин (В. Растворовский «Послы Ермака», Л. Лагорио «Шипкинский перевал» и др.) в результате долгих хлопот и переписки с Академией художеств были оставлены в городе и стали ядром, вокруг которого с годами рос художественный отдел музея, преобразованный в годы Советской власти в картинную галерею.

Большое значение в художественной жизни Урала 90-х — начала 900-х годов имело Общество любителей изящных искусств, основанное в 1897 г. Оно ставило своей задачей развитие в публике «любви и интереса к изящным искусствам», содействие художественным промыслам. В Обществе имелись отделы: литературный, сценических искусств, музыки, живописи, ваяния и зодчества, художественной промышленности, фотографии, кустарной промышленности. Отделом живописи заведовал Н. М. Плюснин, кустарным — Д. А. Удинцев. Общество организовывало выставки, получив известность не только в России, но и за ее пределами. Видное место в жизни Общества занимал Денисов-Уральский, он более всего прославился как художник, связанный всем своим многогранным творчеством с Уралом.

Алексей Кузьмич Денисов-Уральский (1864-1926) родился и большую часть своей жизни прожил в Екатеринбурге. Семья Денисовых работала на шахтах, занималась поисками драгоценных и цветных камней и их художественной обработкой. А. К. Денисов с детских лет познакомился с трудом и искусством уральских мастеров камня. В 80-х годах он встречается с Д. Н. Маминым-Сибиряком, сыгравшим большую роль в его дальнейшей жизни, и, очевидно, подсказавшим необходимость поездки в столицу, чтобы получить там художественное образование. Вернувшись в Екатеринбург, Денисов принимает активное участие в культурной жизни города.

14 ноября 1897 г. в Екатеринбурге торжественно открылась первая местная художественная выставка. Денисов показал на ней 15 живописных полотен («Средний Урал». «Октябрь на Урале» и др.) и 9 акварелей. В дальнейшем его полотна демонстрировались на академических выставках в Петербурге. Он горячо любил свой родной Урал и хотел быть ему полезным в той области, которая была для него доступна. На выставке 1900 г. в Екатеринбурге художник представил 48 картин, из которых полотна «Вдали от жилья», «Вечер на Шарташском озере», «Запоздалые», «Буря перед дождем» заслужили особое одобрение печати.

Во второй половине XIX в. начинается упадок монументального камнерезного искусства, и обработка камня на Урале постепенно теряет свои высокие художественные качества. В 60-70-е годы возникает угроза существованию Екатеринбургской гранильной фабрики: в условиях капиталистического хозяйства она оказалась «невыгодным» предприятием.

Правда, камнерезное искусство еще способно было создавать порою значительные произведения. Таким достижением бесспорно, является знаменитая карта Франции, изготовленная для Всемирной выставки в Париже в 1900 г. Основанием карты служила пластина из серого уральского мрамора. Низменности и горы были набраны из цветной яшмы, моря, омывающие Францию, — из лазурита, реки — из платины, города то ярко горели рубинами, то мягко зеленели изумрудами. Уральский писатель А. Г. Туркин, посетивший Париж летом 1900 г., отозвался о карте как о действительно чудном произведении искусства, вызывавшем всеобщий восторг. Карта была подарена Франции в знак дружбы между французским и русским народами.

Златоустовская гравюра по металлу в конце XIX — начале XX в. пере-живала кризисное состояние, зато другой вид уральского художественного промысла — чугунное художественное литье — находился в расцвете. Слава уральского художественного литья, особенно каслинского и кусинского, стала всемирной.

Первые попытки выпустить чугунное художественное литье в Каслях были предприняты еще во второй четверти XIX в. Но расцвет его приходился на 80-90-е годы XIX в. Именно в этот период были выпущены все наиболее значительные произведения каслинской чугунной скульптуры. Начиная с 70-х годов не было ни одной Всемирной выставки, где бы не экспонировались эти изделия.

Каслинские отливки обладали великолепными художественными, пластическими качествами, не уступая в лучших своих образцах бронзе. Техническая безукоризненность отливок, художественная, эстетическая выразительность чугунного камерного (или, как тогда говорили, «кабинетного») литья объясняется тремя факторами.

  • Во-первых, это высокое качество чугуна, выплавленного на древесном угле, позволяющее точно запечатлеть, передать все мельчайшие детали фигур, своеобразие лепки скульптурного оригинала.
  • Во-вторых, особые, неповторимые природные качества формовочных песков, которыми природа щедро одарила Касли.
  • В-третьих, уникальное, замечательное мастерство каслинских рабочих — подлинных художников, превративших тяжелый и грубый чугун в тончайший, податливый, как черный воск, пластический материал.

В Каслях над созданием чугунной скульптуры трудились модельщики, формовщики, чеканщики, мастера по окраске. Успех достигался в силу того, что каждый из этапов работы был безукоризненным по мастерству. Каслинский мастер относился к своей работе как истинный художник, видел как бы весь процесс создания чугунной скульптуры в целом, знал творческий почерк своих сотоварищей, уважал его. Именно этим и объясняется художественная цельность каслинских чугунных скульптур, где труд многих мастеров слит в единое художественное целое. Такое мастерство не рождается сразу, оно вырабатывалось трудом многих поколений: каждый мастер заботливо передавал свой опыт и секреты «колдовства» над чугуном сыновьям, те в свою очередь — новому поколению и т. д.

Совершенно особую роль в судьбе Каслей сыграли два русских ваятеля М. Д. Канаев и Н. Р. Бах. М. Д. Канаев — первый профессиональный скульптор в Каслях. Выпускник Академии художеств, он, пораженный талантливостью народных мастеров, видя большие перспективы чугунного литья как вида пластического искусства и стремясь поднять его на более высокую ступень совершенства, создает при заводе специальную художественную школу, где учит рабочих лепке, пониманию ее законов. Это имело совершенно исключительное значение для всей дальнейшей истории каслинского литья. Канаев оставил ряд собственных произведений. К числу наиболее известных его работ можно отнести подчасник «Избушка на курьих ножках». Здесь автор использовал мотивы русского народного искусства, орнаментальной деревянной резьбы.

Вслед за Канаевым в Касли приехал академик скульптуры Н. Р. Бах, тоже выпускник Академии художеств. Он продолжил занятия в заводской школе. Ознакомившись с каслинским литьем, его возможностями как материала ваяния, Бах делает для завода ряд специальных моделей. Особое внимание он уделил анималистическому жанру, соединив в единое целое и художественную выразительность и утилитарность произведения. Такова его чернильница «Драка филина с ястребом». Творчество Баха открывает в каслинском литье одну из самых прекрасных его страниц, посвященную миру уральской флоры и фауны.

Атмосфера творчества, большого искусства, созданная Канаевым и Бахом, не могла не способствовать появлению в среде каслинских рабочих своих народных скульпторов. Таким замечательным скульптором-самородком был В. Ф. Торокин. Его произведения «Старуха с прялкой», «Крестьянин на пашне» и другие знаменовали укрепление реалистических позиций каслинской скульптуры. Особый интерес представляют две скульптуры Торокина, изображающие каслинских мастеров за работой. Впервые в каслинском литье появился образ человека труда. Эти произведения покоряют своей правдой, искренностью чувства, цельностью. С каким вниманием, например, передает Торокин движение рук литейщика — движение чуткое, осторожное и точное! Торокин не только создавал оригинальные произведения, но и формовал- такие сложные композиции, как «Джигитовка лезгин» Е. Лансере или его же «Прощание казака с казачкой». В своем отношении к творчеству Торокин был не одинок в Каслях. Вслед за ним появились талантливые мастера Д. И. Широков, К. Д. Тарасов, П. Вихляев и др.

Вершиной искусства каслинцев стало создание чугунного павильона для Всемирной выставки 1900 г. Он был выполнен по проекту архитектора Е. Е. Баумгартена. Павильон собирался из большого числа деталей, которые затем крепились на специальном каркасе. Многогранен образный мир павильона: здесь сказочные вещие шицы, фантастические рыбы, древние корабли, невиданные цветы и т. д. Каждая деталь воспроизведена каслинскими мастерами с покоряющей безукоризненностью. Каслинский павильон обратил на себя в Париже всеобщее внимание и получил высшую награду — «Гран-при».

Во второй половине XIX в. уральское художественное чугунное литье с большим успехом выпускалось на Кусинском заводе. В Кусе успешно изготовляли и монументально-декоративную, и чугунную станковую скульптуру. Тематический круг кабинетной скульптуры Кусы был очень близок Каслям. Нередко мы видим воспроизведенными в кусинском чугуне одни и те же модели Е. А. Лансере, А. Обера, Н. Либериха и др. Кусинское литье (как и каслинское) сыграло заметную роль в пропаганде русской станковой реалистической скульптуры. К числу лучших кусинских произведений нужно отнести скульптуру неизвестного ваятеля «Коваль». Одна из отливок этой скульптуры была позднее подарена кусинскими мастерами Ленину и находилась в его кабинете в Кремле.

Музыкальная культура Урала второй половины XIX в. составляет неотъемлемую часть культуры России. Проявления ее многогранны и глубоко своеобразны. Это народное творчество (преимущественно песенное), музыкальная жизнь города (любительское музицирование, концерты профессионалов, спектакли), система музыкального образования, просвещения, эстетического воспитания широких масс средствами музыки, которая начала складываться в это время.

Народная песня, имевшая давние традиции, отразила социальные и эт-нические особенности жизни населения края. В песенном творчестве выделяются рабочие песни (песни горнозаводских и приисковых рабочих), крестьянские, рекрутские, раскольничьи, песни каторжников и бродяг (последние имели много общего с сибирским фольклором каторги и ссылки). Интересен национальный песенный фольклор (коми-пермяцкий, башкирский, татарский и др.). Одних из самых богатых и оригинальных является жанр рабочих песен. Песня была неразрывно связана с жизнью и бытом простого народа, в ней ярко раскрылся талант ее создателей. На народных песнях воспитывались поколения слушателей и исполнителей. Большую роль сыграла народная песня в развитии профессионального творчества уральских композиторов начала XX в. В 1887 г. был издан сборник «Песни пермяков», в который вошло 30 несен, записанных П. А. Вологдиным.

В городской и заводской среде во второй половине XIX в. были популярны домашние музыкально-литературные вечера, клубные спектакли, благотворительные концерты. В 1870-е годы, при заметном подъеме на Урале музыкальной культуры создаются музыкальные кружки, объединившие любителей и профессионалов. Кружки работали по утвержденному Министерством внутренних дел уставу. Руководимые большими энтузиастами своего дела, они осуществляли серьезную работу по пропаганде творчества классиков мирового музыкального искусства. В течение нескольких десятилетий, вплоть до организации Русского музыкального общества, кружки были крупными очагами культуры на Урале.

Екатеринбургский музыкальный кружок (организован в 1878 г., официальный статус получил в 1881 г.) имел два отделения — музыкальное и драматическое. Наиболее активную роль в нем играли И. Ф. Давыдов (оперный певец, выпускник Петербургской консерватории), С. В. Гилев (оперный певец, хоровой дирижер, выпускник Московской консерватории), В. С. Цветиков (пианист, композитор, выпускник Петербургской консерватории). В кружок входили певцы-солисты, хор, оркестр, балет. К 1891 г. кружок насчитывал около 200 человек. Кружковцы ставили в отрывках и полностью оперы русских композиторов («Жизнь за царя», «Князь Игорь», «Евгений Онегин», «Садко», «Демон») и зарубежных («Отелло», «Тангейзер»). Кружок ежегодно устраивал «исторические концерты», посвященные выдающимся мастерам (Баху, Гайдну, Моцарту и др.).

Пермский музыкальный кружок возник в начале 1870-х годов (официально оформлен в 1874 г.). Вначале в него входили любители пения, пианисты и немногочисленные инструменталисты. При кружке имелся хор, оркестр (с конца 1880-х годов). Основным направлением работы кружка было музыкально-просветительское. Много внимания уделялось музыке русских композиторов — М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского, А. И. Серова, П. И. Чайковского, А. Г. Рубинштейна. В репертуаре были представлены также и зарубежные композиторы — Гайдн, Моцарт, Бетховен, Гуно, Мендельсон. Мейербер. В активно проводимой концертной работе кружок ориентировался преимущественно на инструментальную музыку. Оперы ставились редко и лишь в отрывках («Фауст», «Гугеноты»), целиком поставлена только одна опера («Русалка», 1894 г.) Расцвет деятельности кружка приходится на конец 80-х — 90-е годы. Высокий профессионализм членов кружка позволял исполнять симфонии Бетховена (Первую, Третью), фортепианные концерты с оркестром (Первый Бетховена, Первый Листа и др.). Среди членов кружка, составивших его славу, можно назвать крупнейшего музыкального деятеля А. Д. Городцова (оперный певец, хоровой дирижер), Деннемарка (хормейстер), Л. М. Винярского (скрипач, дирижер), А. Ю. Славинскую (певица), Ф. А. Плюснина (певец), Е. К. Якубовскую (пианистка), И. П. Дягилева (учредитель и распорядитель. пианист), В. А. Болтермана (виолончелист), В. Н. Всеволожского (композитор).

В конце XIX в. возник музыкальный кружок в Нижнем Тагиле, который совместно с любительским оркестром театра ставил сцены из опер «Иван Сусанин», «Евгений Онегин», «Демон», «Русалка», «Кармен», «Аида». В поселке был организован первый на Урале оркестр народных инструментов, выступавший на вечерах и в заводском театре. Жители Нижнего Тагила были знакомы и с камерной музыкой (в городе был квартет, исполнявший произведения Гайдна, Бетховена, Чайковского).

В 1885 г. Общество любителей пения, музыки и драматического искусства создается в Уфе. Активное любительское музицирование процветало в Оренбурге, его традиции были заложены в пору пребывания там композитора А. А. Алябьева, а также известного писателя и певца-любителя В. И. Даля и талантливого музыканта-любителя В. Н. Верстовского (брата известного композитора).

Широкий размах любительского музицирования в городской и горно-заводской среде, активная работа музыкальных кружков, особенно в Екатеринбурге и Перми, создали благоприятные условия для появления на Урале оперного театра.

Во второй половине XIX в. интенсивно развивалась имеющая давние традиции на Урале хоровая культура. Начало се подъема связано с 1870-ми годами. К ранее существовавшим народным, светским и церковным коллективам прибавились вновь создаваемые (при школах, учебных заведениях, заводах, музыкальных кружках). Хоры исполняли народные песни, хоровые произведения русской и зарубежной классики, выступали в концертах и оперных спектаклях.

В развитии хоровой культуры на Урале велики заслуги А. Д. Городцова, первоклассного музыканта, оперного певца, хорового дирижера и выдающегося музыкального деятеля-просветителя. Городцов открыл в Перми и Екатеринбурге бесплатные музыкальные классы (готовили певцов хора), курсы регентов (готовили руководителей хора), основал в Перми нотную и музыкально-педагогическую библиотеку, проводил большую работу по изданию специальной литературы для народных хоров. С 1896 г. он руководил организацией и обучением школьных, сельских и фабричных хоров Пермской губернии.

Среди других деятелей хорового пения выделялся С. В. Гилев профессиональный музыкант, оперный певец, хоровой дирижер (возглавлял хор при музыкальном кружке в Екатеринбурге). Гилев был автором учебника по музыкальной грамоте и автором проекта начального музыкального образования, в 1882 г. открыл музыкальные классы в Екатеринбурге, в 1882 1884 гг. он — создатель и руководитель хоровой капеллы в Екатеринбурге. Реформа хорового пения, осуществленная Городцовым, деятельность Гилева создали предпосылки для блистательного расцвета русской хоровой культуры на Урале в начале XX в.

Большой вклад в культурную жизнь городов Урала внесли крупные музыканты-гастролеры: актриса Петербургской оперы Д. М. Леонова, пианисты А. Контский, А. Рейзенауэр, В. Тиманова (ученица Листа), В. Вурм (виртуоз на корнет-а-пистоне), А. Тершак (флейтист), А. Фострем (известная шведская певица), А. Вержбилович (выдающийся виолончелист) и др.

Музыкальное образование долгое время осуществлялось на базе частных школ. В 1880 г. была открыта первая музыкальная школа в Екатеринбурге (основатель — В. С. Цветиков, активный член музыкального кружка). В ней имелись классы фортепиано, виолончели, контрабаса и теории музыки. В 1886 г. открывается первая музыкальная школа в Перми (основатель Э. Кабелла — выпускник Миланской консерватории, театральный дирижер). Обучение певцов хора осуществлялось на певческих курсах (руководитель А. Д. Городцов).

В 1886 г. в Перми была основана фабрика музыкальных инструментов, которая стала изготовлять рояли и фисгармонии, что также способствовало развитию музыкальной культуры на Урале.

Начало работы профессиональных музыкальных театров на Урале относится к 1843 г., когда в Екатеринбург — резиденцию главноуправляющего уральскими заводами — прибыла труппа антрепренера П. А. Соколова, просуществовавшая до 1861 г. Первый спектакль состоялся 5 ноября 1843 г.

Как все провинциальные антрепризы того времени, труппа имела громадный репертуар, ибо редкая пьеса шла более одного раза. Так, в сезоне 1843 г. представлений было всего 57, а пьес сыграно 115 (не менее двух за вечер), причем по второму разу было сыграно 37 пьес, а по третьему ни одной. В основном ставились водевили и другие развлекательные пьески, но были и серьезные произведения.

Многие из талантливых певцов труппы в прошлом были крепостными матери И. С. Тургенева, в том числе прославленная первая певица и драматическая актриса Е. А. Иванова. В репертуаре коллектива были оперы и различные оперетты и водевили. Работая на Урале длительное время, труппа Соколова установила порядок обслуживания городов Среднего Урала и Прикамья, который оставался неизменным вплоть до революции 1917 г. Осенью играли в Екатеринбурге, на февраль переезжали в Ирбит, где ежегодно в это время гремела знаменитая ярмарка, а весну и лето проводили в Перми.

С 1856 г. берет свое начало профессиональный театр в Оренбурге. Его возникновение связано с приездом в этот город известной антрепризы Б. К. Соловьева.

Падение крепостного права способствовало подъему театральной жизни Урала. В начале пореформенного периода, в 1863 г., театральных зданий в Ирбите было два, в Перми — одно, в Екатеринбурге — одно. В Оренбурге спектакли ставились в манеже, сооруженном для занятий с рекрутами. Впрочем, и в Ирбите, по свидетельству современников, театр напоминал огромный хлебный амбар, его внутренняя обстановка была ужасна. Тем не менее посещение театра было «усердным», а репертуар — разнообразным: от «Разбойников» Шиллера до «Прекрасной Елены» Оффенбаха.

В 1869 г. открылся купеческий клуб в Челябинске, а в 1874 г. была построена летняя сцена в городском саду, после чего и этот город стали посещать профессиональные труппы.

Важным рубежом в истории театральной культуры Урала стали 1870-е годы: с постановки оперы «Жизнь за царя» (1870 г. — в Перми, труппа А. Д. Херувимова, дирижер Нимвродов; 1879 г.- в Екатеринбурге, труппа П. М. Медведева, дирижер У. И. Авранек) начинается самостоятельная жизнь Пермского и Екатеринбургского оперных театров. Успешно работает оперная группа П. М. Медведева. В её репертуаре «Жизнь за царя», «Руслан и Людмила», «Аскольдова могила», «Фауст», «Фрейшютц», «Трубадур», «Гугеноты», «Роберт-Дьявол», «Аида», «Марта» и др. Выделяется плеяда талантливых оперных певцов: К. И. Богатырев, Ф. Е. Львов, В. Н. Давыдов, Л. В. Михайлов, 3. А. Рунинг-Давыдова, И. П. Уманец-Райская, 3. И. Эйбоженко, С. В. Гилев. Труппу возглавляли высокопрофессиональные мастера У. И. Авранек (впоследствии работал в Большом театре) и режиссер М. И. Бабиков.

Музыкальные спектакли ставились также и в других городах Урала. Так, в Оренбурге в 60-е годы систематически выступала оперная труппа (с 1868 г.- в здании манежа, переоборудованном в театр). В 1876 г. был построен новый театр в Уфе, где силами любителей и профессионалов ставились наряду с драматическими оперные спектакли (здесь в 1890 г. с труппой Семенова-Самарского выступал Ф. Шаляпин). Оперные спектакли также были в репертуаре трупп, гастролировавших в Ирбите во время ярмарок. Заводские самодеятельные театры, ставившие музыкальные спектакли, существовали в Нижнем Тагиле, Березниках, Юго-Камске, на Благовещенском. Верх-исетском и других заводах. В Очерском заводе самодеятельный театр, состоявший из бывших крепостных, просуществовал до конца XIX в., причем одна из опер — «Гостиный двор», игралась там 33 сезона.

В 60-х — начале 70-х годов на Урале подвизалась музыкально-драматическая труппа актера и режиссера А. Д. Херувимова. С середины 70-х годов во главе драматической антрепризы на Урале стоял известнейший в провинции П. М. Медведев. Впоследствии «медведевский сезон» 1878 г. стал точкой отсчета художественного уровня спектаклей и качества репертуара. В труппе Медведева работали популярные на Урале актрисы Е. А. Иванова, А. Я. Романовская, блиставшая’позже в столице М. Шаровьева, полюбившиеся зрителям М. Т. Михайлов, И. П. Уманец-Райская, В. В. Самойлова. Они играли в пьесах «Волки и овцы», «Лес», «Последняя жертва» А. Н. Островского, «Горькая судьбина» А. Ф. Писемского.

Однако в ряде провинциальных городов края работали драматические труппы (Ф. Надлера, С. Морвиль), дискредитировавшие искусство театра и развращавшие вкусы публики. Так, о спектакле «Горе от ума» в постановке труппы Ф. Надлера писали:

«Актеры читают в нем стихи на манер гоголевского Петрушки».

В 1879 г. Медведев впервые привез в Екатеринбург оперную труппу (до этого в Екатеринбурге бывали только концертные постановки). Екатеринбуржцы услышали «Аскольдову могилу», «Жизнь за царя», «Аиду», «Трубадура», «Фауста». Дирижировал спектаклями известный У. И. Авранек, сольные партии исполняли 3. И. Эйбоженко, К. И. Богатырев, Ф. Е. Львов.

В 70-е годы появляются рабочие театры. Один из них в Александровском заводе ставил «Женитьбу» Гоголя, «Доходное место» Островского. Такие же театры в 90-е годы существовали в Екатеринбурге, их участниками были рабочие обойной фабрики, переплетной мастерской. Здесь играли, в частности, «Горькую судьбину» Писемского, «Мачеху» Бальзака. На их спектаклях бывала местная интеллигенция, в том числе Д. Н. Мамин-Сибиряк.

Уральские театральные труппы 60-80-х годов постоянно имели в репертуаре классику — Шекспира и Островского, Бальзака и Сухово- Кобылина. «Плоды просвещения» Л. Н. Толстого были поставлены на Урале в 1891 г., раньше, чем в Малом театре. В уральской труппе работал знаменитый в будущем артист В. Н. Давыдов, основой исполнения которого были, как писали тогда, «остроумие и эстетика» [59].

В середине 80-х годов между Екатеринбургом и Пермью устанавливается соглашение, по которому каждый город половину сезона принимает драматическую труппу, а другую половину — оперную, обмениваясь ими посреди сезона. С 1886 г. обе труппы снова «держал» Медведев. За один сезон 1887/88 г. эта труппа сыграла около 120 пьес, из них во второй раз лишь 14. Причем из 120 названий было 60 водевилей.

В конце XIX в. репертуар уральских драматических театров все еще представлял слишком пеструю и разнородную картину. В эти годы на Урал начинают приезжать гастролеры — известнейшие артисты России, и, несмотря на кратковременность, их гастроли преподносили местным актерам и зрителям живой и полезный урок подлинного искусства. В 1887 г. на Урале побывал В. Н. Андреев-Бурлак, мастер психологической трактовки роли, в 1888 г.-знаменитый трагик мочаловской школы М. Т. Иванов-Козельский, позже, в 90-е годы, М. Дальский, П. Орлене в, М. Н. Ермолова, В. Ф. Комиссаржевская.

На вторую половину 90-х — начало 900-х годов приходится время подъема Пермского оперного театра. Его делами в эти годы ведала городская театральная дирекция (сезоны 1895- 1902 гг.), проявлявшая большую административную и творческую заинтересованность в судьбе оперного дела. Труппа П. П. Медведева-сына (его отец — П. М. Медведев в 1890 г. стал главным режиссером Александрийского императорского театра в Петербурге) включала таких выдающихся мастеров оперной сцены, как А. Н. Круглов, М. Н. Рябухин, А. И. Стефан-Варгин, А. М. Томская, И. В. Щетинин, С. К. Ильяшевич, Е. В. Де-Вос-Соболева, Л. М. Образцов, И. И. Плауткин, М. С. Ильюшенко, Д. X. Южин. Работу возглавили дирижеры Д. В. Дудышкин, Б. С. Плотников, В. О. Шпачек, режиссер Н. Н. Боголюбов. Обширный, отлично отрепетированный репертуар включал многие выдающиеся образцы отечественной («Иван Сусанин», «Руслан и Людмила», «Русалка», «Борис Годунов», «Рогнеда», «Вражья сила», «Каменный гость», «Евгений Онегин», «Майская ночь») и зарубежной («Дон Жуан», «Лоэнгрин», «Отелло», «Пророк») классики. Особенным успехом пользовалась исполнительница трагических и драматических ролей М. Абрамова.

Вторая половина XIX в., таким образом, была на Урале началом борьбы за высокую культуру театрального репертуара и исполнения, за воспитание зрительских вкусов, за социальное звучание спектаклей.