Появление русских городов в Зауралье

На важнейших местных реках посте­пенно возникают русские города. Так, летом 1586 г. на Туре, на месте разру­шенного татарского городка Чимги-Тура, была построена Тюмень. В сле­дующем году посланный из Тюмени голова Данила Чулков почти под са­мыми стенами Кашлыка, на берегу Иртыша, на вершине горы Алафейской, не доходя двух верст до р. Тобола, заложил Тобольский острог, в 1590 г. получивший статус города.

Тобольск стал военно- административным центром всей Сибири. В 1600 г. он был перенесен на мыс Чукман, на то самое место, где до сих пор находится Тобольский кремль. Почти одновременно с Тобольском на севере, на левом берегу р. Сосьвы, впадающей в 20 верстах в р. Обь, вырос г. Березов. Раньше здесь находился хантыйский городок Сугмут-Ваш (Березовый го­родок), иначе еще называвшийся «Рус-Ваш горо­док», или же «Русский» — через него проходил северный путь из Руси за Урал, и здесь часто бы­вали русские торговые люди.

В следующем десятилетии зауральское градо­строительство переживает подъем. Летом 1593 г. на р. Тавде воеводами П. Горчаковым и Н. Траханиотовым был основан Пелым. В 1594 г. на р. Оби ставится Сургут; в 1596 г. на той же реке — Нарым. В 1595 г. в 300 верстах от Березова появился Обдорск, который контролировал самую се­верную сухопутную дорогу от Чердыни, через Лозьвинский городок (сооруженный в 1589 г. на р. Лозьва) в Сибирь. Русское правитель­ство уделяло этому пути большое внимание, так как южный Чусовской путь за Урал был отдален от тогдашних центров торговли пушни­ной (главный в то время товар, поставляемый из Сибири) и не имел непосредственной связи с Архангельским портом.

Ворота в Азию

Крестьянин из дер. Верхняя Усолка Соликамского уезда Артемий Сафо­нович Бабинов «проведал» новую пря­мую сухопутную дорогу через Урал, шедшую прямо на верховья р. Туры, оставляя в стороне Лозьву. В 1597 г. по указу царя началось ее строительство. Бабиновская дорога в 7 раз сокращала путь в Сибирь.

В 1598 г. в верховьях Туры, на ее высоком скалистом берегу, на месте когда-то существовавшего вогульского городища Нером-Карр, воеводой В. П. Головиным и письменным головой И. В. Воейковым был поставлен город Верхотурье. С трех сторон его окружали крепостные стены, а с четвертой естественной зашитой служил обрывистый берег реки, так называемый Троицкий утес. Из прочных бревен сложили Троицкую церковь, воеводские хоромы, съезжую и жилые избы; вдоль Туры впритык друг к другу поставили хозяйственные постройки.

В 1600 г. появились в Верхотурье гостиный двор и «государева» таможня, где собирались пошлины с товаров и людей, проезжавших из Европейской России в Сибирь и обратно. Сюда перевели 58 казаков и стрельцов из упраздненного и срытого Лозьвинского городка. Бабиновская дорога с конечным пунктом в Верхотурье на долгое время стала основной торгово-транспортной артерией, связывающей Сибирь с европейской частью страны. Город в верховьях Туры на протяжении XVII — начала XVIII в. являлся главными воротами из русской Европы в русскую Азию.

Гибель хана Кучума

В конце 1590-х гг. московскому правительству удается нанести последний решительный удар по притязаниям бывшего сибирского «салтана» Кучума. Потеряв Кашлык, он ушел на юг и отсюда совершал набеги на русские пограничные селения и на татарские волости, признавшие власть Москвы. Угроза военного вторжения постоянно висела над Тобольском и Тюменью, что тормозило хозяйственное освоение прилегающих к ним районов. Чтобы покончить с этой опасностью, было решено прежде всего создать в Тарском Прииртышье военно-опорный пункт. В 1594 г. князь Андрей Елецкий с полуторатысячным экспедиционным корпусом поднялся по Иртышу и близ впадения в него р. Тары основал Тарский городок, сыгравший важную роль в окончательном разгроме сторонников Кучума.

Москва предпочитала, конечно, мирное урегулирование конфликта с поверженным «салтаном». Тарскому воеводе было предписано, прежде чем прибегать к оружию, воздействовать на Кучума «лаской» и убедить его добровольно признать власть русского царя. Кучуму предлагались на выбор два возможных варианта: либо он едет в Москву, где получит щедрые земельные пожалования, либо он становится наместником царя в Сибири.

К переговорам привлекли одного из сыновей Кучума, находившегося в Москве в плену. Однако озлобленный «салтан» не хотел идти на компромиссы. Стало известно, что он готовит вооруженное нападение на Тару. Тарский воевода Елецкий организует против кучума два похода, но решающей победы русским добиться не удалось.

В 1598 г. в Тару прибыл новый воевода князь Иван Масальский-Кольцов. Царский указ предписывал ему собрать достаточное количество ратников, чтобы покончить наконец с Кучумом. В августе того же года из Тары выступил отряд в 400 чел., состоявший из стрельцов, казаков и служилых татар, во главе с помощником воеводы А. Воейковым. 20 августа служилые люди приблизились к ставке Кучума на р. Оби (теперь это место стало дном Обского водохранилища), а на заре следующего дня началась битва, которая закончилась лишь к полудню. Татары потерпели полное поражение.

Самому Кучуму во время боя удалось бежать. Однако теперь он лишился почти всех своих сподвижников и вскоре был убит — по одной версии, бухарцами (в 1601 г. его сын Канай жаловался, что бухарцы «Кучюма, заманив в колмаки, оманом убили»), по другой — ногайцами, у которых некогда грозный хан пытался найти прибежище.

Бывший вассал Москвы, честолюбивый правитель Сибирского «царства» окончательно сошел с политической сцены. По праву победителя русское правительство взяло в свои руки обустройство зауральских земель, согласуя, однако, при этом свои действия и с волей местных народов, и с устремлениями вольных колонистов из «коренной» России.