Общество и политика в о время НЭПа на Урале

После окончания гражданской войны большевики вынуждены были принять меры, направленные на оздоровление экономики, которые противоречили их доктрине построения в России социали­стического общества. Однако в полити­ческой области они продолжали, по сути, ту же поли­тику, которую проводили в голы гражданской войны.

Это выразилось в подавлении всяческого инакомыс­лия и запрещении деятельности других политических партий. Опасаясь даже потенциальной оппозиции, большевики и в первые годы НЭПа продолжали пре­следовать меньшевиков и эсеров. Последняя массо­вая волна арестов и ссылок прокатилась по Уралу в конце 1921 — начале 1922 гг.

С 1922 г. для партий исчезли даже минимальные возможности легальной деятельности. Члены этих партий, даже бывшие, по указаниям органов Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) увольнялись из аппарата советских органов и общественных органи­заций, запрещалось издание их печатных органов. Все это подтолкнуло меньшевистский и эсеровский ЦК принять в 1923 г. решение о переходе партии к нелегальной деятельности.

Чтобы довести разгром бывших социалистических партий до конца, большевики организовали движение по самоликвидации эсеровской и меньшевистской партий. Для этого были использованы бывшие члены этих партий. Организационное ядро по самоликви­дации эсеров возглавил видный златоустовский эсер П. Кузнецов, которому удалось сколотить группу в 173 человека по всему Уралу. Организационное ядро по самоликвидации меньшевистской партии составила группа чусовских меньшевиков во главе с В. Якубовым, к которой примкнуло 218 человек. В 1924 г. эти партии самоликвидировались и оппозиционные большевикам движения исчезли с политической арены. Некоторая часть меньшевиков и эсеров после этого была принята в ряды большевистской партии, другие оказались в заключении.

Другая проблема, которая волновала руководство большевистской партии в период перехода от гражданской войны большевиков к миру, заключалась в боязни собственного раскола. Не секрет, что у различных ее лидеров были свои представления о путях построения в России социалистического общества, о развитии внутрипартийной демократии и т. п. Кроме того, в последние годы жизни В. И. Ленина обострилась борьба за власть, за личное первенство.

Уже в конце 1920 — начале 1921 гг. активизировалась деятельность фракционных групп внутри большевистской партии. В ходе дискуссии о роли профсоюзов в политической системе Советского государства сформировались группы коммунистов, которые поддерживали В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, Н. И. Бухарина, А. Г. Шляпникова и других лидеров большевиков.

На Урале имелось немало сторонников линии Л. Д. Троцкого, который высказывался за применение административных методов руководства профсоюзами со стороны государства, принуждения и командования по отношению к трудящимся. Его поддерживала, в частности, Екатеринбургская партийная организация, член руководства которой В. А. Воробьев, будучи редактором «Уральского рабочего», запретил печатать на его страницах материалы, отражавшие позиции других лидеров большевиков. Активизации подобных настроений способствовал приезд Л. Д. Троцкого в Екатеринбург и его пламенная агитация в поддержку своих взглядов. Наибольшей поддержкой оппозиционеры пользовались а Екатеринбурге, Челябинске, Перми, Шадринске, Кургане, Верхнем Уфалее, Первоуральске.

В 1921 -1922 гг. на Урале возникает мощное движение протеста против политики большевистской партии, которое получило название «мясниковщины» по имени его главы, бывшего рабочего Мотовилихинского завода Г. И. Мясникова. С весны 1921 г. он занимал пост заместителя директора Мотовилихинского завода. Для борьбы с хозяйственной разрухой Г. И. Мясников призывал передать управление промышленностью в руки избранных на каждом предприятии «рабочих советов», а в деревне — «союзам землеробов». Выступал за полную свободу печати и политических организаций. Он получил поддержку среди части рабочих Мотовилихинского завода, а также Кизела, Кунгура и Добрянки. Мотовилихинские рабочие стали делить коммунистов на «своих» и «чужих», «рядовых» и «ответственных», а также вести борьбу против бюрократизма, «шкурничества» и «комчванства» ряда ответственных работников.

В 1922 г. по решению Оргбюро ЦК РКП(б) Г. И. Мясников и его сторонники были исключены из рядов партии. Вслед за этим руководство ЦК партии развернуло на Урале активную борьбу со сторонниками Л. Д. Троцкого и так называемой «новой оппозицией».

Однако нельзя всю общественно-политическую жизнь в годы новой экономической политики сводить лишь к проблеме межпартийной и внутрипартийной борьбы. Экономическая либерализация, несмотря на искусственно создаваемые препоны со стороны большевистской партии, неизбежно вела к либерализации политической.

Активность трудящихся

В общественно-политической жизни трудящихся либерализация проявлялась в политической и производственной активности трудящихся и прежде всего рабочего класса. После окончания гражданской войны на Урале повсеместно прошли выборы в Советы всех уровней, в которых существовала тенденция к развитию общественного самоуправления. Оказывали серьезное влияние на рост политической и производственной активности трудящихся общественные организации: комсомол, профсоюзы и женские собрания.

Именно в годы новой экономической политики появились такие формы производственной самодеятельности, как движение рационализаторов, изобретателей, конкурсы на лучшего производственника, ударные бригады, переклички предприятий. В авангарде поисков более эффективных форм работы находилась рабочая молодежь, воспитанная уже в годы Советской власти. На весь Советский Союз стала известной инициатива рабочей молодежи Златоустовского и Лысьвенского заводов, создавшей в 1927 г. ударные бригады.

Политическая и производственная активность проявлялась снизу и вызывалась стремлением молодых рабочих помочь в восстановлении промышленного производства. Десять лучших рабочих различных профессий (металлисты Визгалов, Губкин, Жданов, горняки Горюнов, Головин, железнодорожники Пономарев, Платонов и др.) были награждены орденом Трудового Красного Знамени.

Быт и религия

Новая экономическая политика оказала сильное воздействие на положение уральского крестьянства. Исследователи назвали процессы, происходившие в крестьянстве, «осереднячиванием деревни». Именно слой среднего крестьянства к концу 20-х гг. составлял основную социальную опору НЭП а в деревне. В быту уральского крестьянства происходили изменения, связанные не только с ростом его материального благополучия, но и с такими явлениями, как механизация крестьянского труда, электрификация деревни. Крестьянин стал лучше жить, питаться, одеваться.

Сложнее обстояло дело с положением рабочих. С переходом от гражданской войны к миру уральские рабочие превратились в силу, не востребованную на производстве, и были вынуждены искать дополнительные источники существования. Они либо занимались кустарничеством, либо своим подсобным хозяйством. Резко возросла безработица. По мере восстановления промышленности правительством и местными органами власти были снижены расценки и повышены нормы выработки. Ввиду того, что заработная плата уральских рабочих была выше, чем по стране в целом, а производительность труда в уральской промышленности в силу ее технической отсталости ниже, центральные органы стали искусственно сдерживать рост заработной платы трудящихся Урала. Это привело к тому, что темпы роста реальных доходов уральцев на общесоюзном фоне стали отставать. Особенно низкой была заработная плата у горняков.

Покупательные возможности рабочего класса неуклонно снижались. Незначительным было и наполнение товарного рынка продуктами первой необходимости. При падении объемов государственных заготовок хлеба в 1928 г. в городах пришлось вводить карточки на некоторые продовольственные товары. С 1925 г. после отмены сухого закона и установления государственной водочной монополии торговля винно- водочными изделиями стала устойчивым источником пополнения бюджета и средством сдерживания давления на скудный товарный рынок.

В розничном товарообороте во второй половине 20-х гг. на долю продуктов питания приходилось 55 %, а на долю алкогольных напитков — 19 %. В бюджете семей трудящихся Урала затраты на алкоголь значительно превышали сумму затрат на лечение, культуру и просвещение.

В годы НЭПа взаимоотношения между верующими и Советским государством складывались неоднозначно. К 1922-1923 гг. было закончено отделение церкви от государства, а школы от церкви. Однако государство продолжало вмешиваться в церковные дела. В период голода 1921/22 гг. было проведено изъятие церковных ценностей, которое сопровождалось судебным преследованием духовенства. В январе 1923 г. прошли судебные процессы над епископом Борисом, управляющим Уфимской епархией, Екатеринбургским архиепископом Григорием и благочинным церквей Ирбита протоиереем А. Анисимовым, которых обвинили в отказе от выдачи ценностей и сотрудничестве с Колчаком. Правда, сроки наказания были вынесены небольшие.

С середины 20-х гг. наступление на церковь усилилось. Государственные органы стали все больше вмешиваться в дела верующих, их религиозных организаций. Надзор над их деятельностью был возложен на местные органы ОГПУ. Был начат процесс регистрации обществ и молельных домов, в результате которого многие культовые учреждения закрывались, а духовенство оставалось без средств существования. Религиозные организации и духовенство были объявлены проводниками буржуазного влияния, агентами кулацко-нэпманской идеологии. Лиц, связанных с религиозными культами, лишали избирательных прав граждан СССР.

Применялись и другие насильственные меры: индивидуальное налогообложение, ведущее к разорению крестьянских хозяйств, увольнение с работы и т. п. С 1926 г. на Урале начали действовать организации созданного в СССР «Союза воинствующих безбожников», который возглавил ярый атеист Е. Ярославский.

Культура НЭПа

Образование. Основным направлением в развитии духовной жизни в годы НЭПа стала борьба за ликвидацию неграмотности и развитие общеобразовательной школы. Опираясь на соответствующее законодательство, принятое еще в годы гражданской войны, уральские органы власти проделали в этой области немалую работу. Из-за недостатка средств у государства вся тяжесть за содержание культурных и образовательных учреждений была возложена на население. Согласно Декрету СНК РСФСР от 21 сентября 1921 г. «О мерах к улучшению снабжения школ и других просветительных учреждений» в сельской местности вводилось самообложение населения в пользу пунктов по ликвидации неграмотности, школ, изб-читален, библиотек, а в городах эти учреждения прикреплялись к предприятиям.

По мере восстановления сельского хозяйства часть средств из государственного бюджета стала расходоваться на культурные нужды. Государство выделяло средства на поддержку деятельности созданного в 1923 г. общества «Долой неграмотность».

Неравномерно развивалась на Урале сеть школьного образования. Голод 1921 -1922 гг. сильно ударил по системе народного образования. В 1922/23 г. число учащихся начальных классов сократилось на 42 % по сравнению с 1920/21 г. Лишь к весне 1923 г. сокращение школьной сети было приостановлено, а затем она стала неуклонно расти.

Результативность работы системы народного образования и органов ликвидации неграмотности в 20-е гг. можно оценивать по-разному. Если взять такой показатель, как уровень грамотности населения, то он неуклонно повышался. Перепись 1920 г. зафиксировала, что грамотных на Урале насчитывалось 29 %. Всесоюзная перепись 1926 г. установила, что грамотность населения в возрасте старше 8 лет повысилась и составила 49,3 %.

Однако качество образования оставалось низким. Советская статистика к грамотным относила людей, владеющих элементарными навыками письма, чтения и счета. На эффективность образования негативно влияли педагогические эксперименты, которые широко проводились в советской школе в 20-е гг. С 1924- 1925 гг. в школах Урала внедрялись программы Государственного ученого совета, которые пытались увязать обучение с жизнью, с практикой социалистического строительства, что вело к идеологизации образования. Внедрялись такие методы обучения, как комплексный, бригадно-лабораторный, которые обезличивали процесс образования. Желание найти межпредметные связи приводило к тому, что многие важные учебные предметы, такие как гражданская история, не изучались. Большой вред школе наносило так называемое «спецеедство», когда преследовались старые учителя, не вписывающиеся в новую концепцию школьного образования.

Наметился серьезный разрыв между средней и высшей школой. Для того чтобы обеспечить доступ в высшую школу представителям рабочего класса и крестьянства, в 20-е гг. широко использовались рабфаки. Классические университеты, к которым в регионе относились Пермский и Уральский, в 1921 -1925 гг. были реорганизованы. До конца 20-х гг. в Пермском университете было три факультета: медицинский, педагогический, агрономический.

В Уральском университете остались лишь технические факультеты, и в 1925 г. он был переименован в политехнический институт. Для гуманитарного образования места в учебных программах средних и высших учебных заведений Урала не оставалось. Технический профиль доминировал и среди средних специальных учебных заведений, получивших широкое распространение на Урале в 20-е гг.

В высших учебных заведениях Урала в 20-е гг. трудились преподавательские и научные кадры, широко известные не только в регионе, но и в стране в целом. В Пермском университете работали педагог и ботаник А. Г. Генкель, зоолог А. А. Заварзин, известный своими трудами в области биологии и физиологии растений, ставший впоследствии академиком профессор А. А. Рихтер. Геологи А. А. Полканов и П. И. Преображенский внесли вклад в освоение природных запасов Урала. Преподаватель физмата А. А. Фридман, переехав в Петроград, внес поправку в теорию относительности А. Эйнштейна и предложил новую модель мироздания — теорию разбегающейся Вселенной.

Из сотрудников Уральского политехнического института широко были известны имена таких крупнейших инженеров и ученых того времени, как В. Е. Грум- Гржимайло, доменщик И. А, Соколов, специалист в области теории прокатки стали А. Ф. Головин, химик и первый директор Уральского политехнического института А. Е. Маковецкий и др.

Литература. Достижения уральских литераторов не были очень заметны, но их ряды пополнялись молодыми и впоследствии знаменитыми писателями, такими как П. П. Бажов, создавший в 1924- 1925 гг. «Уральские были», А. П. Бондин. Определенное влияние на писателей Урала оказало пребывание в крае А. П. Гайдара, Д. Бедного, В. В. Маяковского. На Урале в это время трудились В. Макаров, С. Васильев, Б. Уральский, Е. Медяков. В. Тарбеев, В. Котов, А. Кунгурцев, Н. Андреев, С. Боско, К. Реут, Е. Копылов, Д. Аксенов, Е. Вечтомов, А. Исетский, Ф. Тарханеев, С. Птицын, Н. Харитонов, Н. Анцин, А. Сосновский, И. Панов и другие писатели. У истоков башкирской литературы стояли М. Гафури, Д. Юлтый, А. Тагиров.

В 20-е гг. в писательской среде Урала наблюдается рост различных литературных течений. В начале 20-х гг. в Екатеринбурге существовала Уральская литературная ассоциация, издававшая журнал «Улита», в котором печатались произведения декадентского толка. Произведения писателей различных литературных течений печатало созданное в июне 1923 г. акционерное общество «Уралкнига». С 1923 по 1925 гг. издавался литературно-художественный двухнедельный журнал «Товарищ Терентий». В январе 1926 г. при газете «Уральский рабочий» возникла инициативная группа по созданию ассоциации пролетарских писателей, а в конце 1927 г. прошла ее учредительная конференция.

Театр. В 20-е гг. были созданы профессиональные драматические театры в Перми, Екатеринбурге, Челябинске, Оренбурге, появились и театры нового типа — передвижные. На их подмостках ставились произведения как буржуазных, так и пролетарских писателей и драматургов.

К концу НЭПа были открыты театры и во многих окружных центрах края: Нижнем Тагиле, Шадринске, Усолье, Ирбите, Златоусте, Кургане. В сезоне 1926/27 гг. на Урале насчитывалось 16 театров. Возникали и самодеятельные театральные коллективы — ТЮЗ (Театр юного зрителя) и ТРАМ (театр рабочей молодежи).

Музыка. В 20-е гг. начинается процесс создания советской музыки на Урале. Очагом музыкальной культуры был Свердловск, где работали музыканты и композиторы В. Н. Трамбицкий, М. Н. Фролов.

Появились первые произведения башкирских композиторов X. Ибрагимова, М. Валеева.

Изобразительное искусство. После окончания гражданской войны  на Урале проводилась активная работа по собиранию и учету художественных ценностей. Художники И. К. Слюсарев, В. А. Кузнецов, П. Н. Серебренников смогли собрать в музеях произведения изобразительного искусства из частных собраний уральских промышленных и торговых магнатов, памятники народного искусства, в том числе пермской деревянной скульптуры. Стали открываться художественные студии и мастерские.

Создавали свои произведения Л. В. Туржанский, Н. С. Сазонов, Л. В. Саянский, Л. А. Елтышев и другие художники. В 1925 г. был образован Уральский филиал Ассоциации художников революционной России, который занялся развертыванием в регионе системы монументальной пропаганды, когда в каждом городе старались воздвигнуть памятники вождям революционного пролетариата.