Уральская горнозаводская графика

В связи с нуждами промышленности особо важное значение на Ура­ле приобрела горнозаводская графика. Работы уральских чертежников имели и имеют не только научно-техническое значение; вне всякого сомнения, весьма значительна и их художественная ценность. Они яв­лялись выражением не только передовой русской инженерной мысли, связанной с бурным ростом промышленности Урала, но и отражением общих черт, свойственных русскому искусству тех лет. Наиболее интересными стали иллюстрации к рукописи В. Геннина «Описание уральских и сибирских заводов». Рисунки полны жизни и движения, хотя нередко первенствующее значение приобретает изображение какого-нибудь механизма. Жизнеиность впечатлений, несомненно, создается благодаря метко переданным фигурам рабочих, проделывающих самые разнообразные операции.

В заводской графике Урала второй половины XVIII в. происходит постепенное выделение пейзажа как жанра графического искусства. Его отделение от плана ландкарты и сохранение лишь некоторых чертежных приемов в прорисовке зданий, несомненно, являлось отражением становления в русском искусстве пейзажа как самостоятельного его вида.

Возникновение уральского чугунного художественного литья было связано с необходимостью удовлетворить самые насущные потребности местного населения и молодой уральской промышленности. В продукции уральских заводов первых десятилетий XVIII в. большое место занимают различные чугунные предметы домашнего обихода. Бурное строительство, которое велось тогда в России, требовало от заводов Урала чугунного литья как сравнительно простых, уже освоенных форм, так и более сложных, художественных. Чугунные архитектурные детали использовались не только для уральских построек, но и в большом числе направлялись в Петербург и Москву.

Во второй половине XVIII в. чугунное художественное литье находит в русской архитектуре значительное применение. В связи с развитием литейного искусства, накопившего к тому времени немало опыта в отливке художественных изделий, на Урале начинается производство более сложного литья. Все смелее и настойчивее делаются попытки освоить производство чугунных статуй, бюстов.

Важным центром уральского художественного чугунного литья во второй половине XVIII в. становится Нижний Тагил. Именно здесь в середине 60-х годов делаются попытки отливки чугунных статуй. Одним из самых интересных и значительных произведений уральцев явились чугунные «готические» ворота, выполненные в 80-х годах на казенном Каменском заводе для Царского Села.

Своеобразная отрасль уральского искусства — изготовление медной посуды, украшенной орнаментом. Ее развитие диктовалось жизнью: она должна была удовлетворить все возраставшие потребности населения Урала на предметы быта. По специальному указу 1728 г. посуда поступала и в Сибирскую губернию, где на нее был большой спрос. Широкую известность получила посуда уральских мастеров с заводов И. Осокина и А. Ф. Турчанинова. Из меди изготовляли четвертины, ендовы, братины, блюда, солонки, чайники, кумганы, а позднее подносы, стопы, ларцы.

Первые уральские изделия пз меди не отличались богатством формы и орнаментальных украшений, что было обусловлено самой начальной стадией освоения производства. В этом отразилась простота петровского быта, те изменения, которые происходят в ту эпоху в русском декоративно-прикладном искусстве. К периоду расцвета стиля барокко 40- 50-х годов XVIII в. формы сосудов усложняются, а барочная орнаментация медной посуды достигает удивительного разнообразия.

Одна из самых замечательных ветвей художествен ной культуры XVIII-XIX вв. Урала — камнерезное искусство. В России издавна существовала богатая и своеобразная «культура камня». В XVIII в. появляются специальные камнерезные фабрики. Их возникновение в Петергофе (1725 г.) и на Урале было подготовлено развитием русской архитектуры и прикладного искусства. В 30-е годы XVIII в. художественная обработка камня приобретает на Урале широким размах и четкие организационные промышленные формы.

Первыми изделиями, приготовленными в конце 20-х годов на Урале, были мелкие предметы из твердых пород. Гранились мурзинские топазы, сердолик, горный хрусталь и т. д. С открытием и началом разработки новых месторождений мраморов на первое место в обработке камня выходит мрамор, сохраняя первенство до конца XVIII в. Однако постепенно усиливается интерес к различным породам красочных яшм.

В первые годы существования фабрик изготавливались простые по своим формам изделия, главным образом мраморные доски. Более сложные формы вследствие слаборазвитой техники были еще не доступны. Крупнейшим достижением уральских мастеров явилось изготовление деталей декоративного убранства Мраморного дворца А. Ринальди (1770-е годы), сооружение Сибирской галереи (1770-е годы) для Царского Села и др.

Во второй половине XVIII в. уральские камнерезы делают из мрамора не только крупные архитектурные детали, но и предметы внутреннего убранства, например вазы, чаши, столешницы. Одновременно в уральское камнерезное искусство проникают и другие художественные формы, свойственные античности и классицизму: различные пирамиды, обелиски и т. д. Такие формы были свойственны и художественному фарфору той эпохи, и многим живописно-декоративным произведениям.

Наряду с формами классики в камнерезном искусстве Урала можно заметить и увлечение сентиментализмом и ранним романтизмом с их культом естественной природы.

Велико значение изобретательской мысли, художественного творчества выдающихся уральских мастеров И. Сусорова, И. Патрушева, С. Баганова, М. Колмогорова и др. Им уральское камнерезное искусство обязано своим быстрым расцветом.

В XVIII в. в период бурного расцвета уральской промышленности возникает и развивается роспись металлических изделий. Такого искусства не знали на Урале в прошлые века, это была его новая форма, рожденная новым временем. Центрами ее развития были Невьянск, Нижний Тагил.

Начало искусства росписи уральских железных подносов и других предметов следует отнести не позже чем к середине XVIII в., так как- уже в 1770 г. оно достигает широкой известности. К концу XVIII в. вокруг демидовских заводов сложилась целая промышленность, занимающаяся изготовлением росписных железных изделий. Одновременно с живописью по металлу в Нижнем Тагиле украшались росписью и деревянные чашки, стаканы и т. д.

С первых же шагов этого искусства на Урале определились излюбленные мотивы. С большим мастерством уральские живописцы наносили на подносы разнообразные растительные орнаменты, особенно любили они изображать красочные букеты цветов. Этот мотив сохраняется в живописи нижнетагильских мастеров, претерпев, разумеется, определенную эволюцию. Особое мастерство в росписи металлических изделий в Нижнем Тагиле проявила семья Худояровых. Одному из них народная молва приписывает честь изобретения знаменитого хрустального нижнетагильского лака.

В 1800-1860 гг. на Урале получает дальнейшее развитие художественное образование. Во многих местных училищах и школах, как и прежде, пре-подавалось рисование, что способствовало формированию художественного вкуса и дарования учащихся.

Зародившийся в XVIII в. в Нижнем Тагиле и Невьянске промысел по росписи железных изделий переживает в Нижнем Тагиле в первой половине XIX в. вершину своего подъема. Изготовлялись металлические шкатулки, свадебные сундучки, расписанные орнаментом или сюжетными сценами, подносы, столики, солонки. Часто расписывались даже кувшины и др. Успехом пользовались и такие лакированные изделия, как масленки, сухарницы. Центральное место среди лакированных изделий принадлежит металлическим подносам, украшенным яркой нарядной живописью. Нижнетагильские подносы имеют свои характерные черты: часто встречающийся высокий борт с прорезанными краями, вызолоченный растительный орнамент, обрамляющий живописное изображение, расположенное в центре. Иногда роспись наносилась при помощи трафарета, который вырезали на бумаге. Уральские живописцы часто использовали в качестве образцов эстампы. Но значительная часть мотивов росписей навеяна природой.

Заметное развитие в уральской живописи первой половины XIX в. получает пейзаж. Виды уральских заводов, созданные в тот период, уступают аналогичным произведениям известных русских пейзажистов. Но и они все же составляют очень важное звено в развитии пейзажа как жанра искусства на Урале. Они прокладывают линию от тех картографических изображений уральских заводов, которые существовали в уральской графике XVIII в., к художественно-поэтическому образному изображению природы Урала.

Пробудившийся после Отечественной войны 1812 г. интерес к народной жизни в сильной мере способствовал расцвету жанровой живописи в русском искусстве. Многие художники изображают сцены народного быта. Уральские крепостные живописцы, хорошо знавшие тяжесть подневольного труда, были одними из первых в русской живописи, кто обратился к показу жизни индустриального рабочего, оглушенного грохотом огромных фабричных молотов, освещенного кровавыми отблесками раскаленного металла, согнувшегося под тяжестью носилок, груженных рудой. В лучших картинах уральцев звучит социальный протест, рождавшийся из правдивого показа тяжелых условий труда.

Одной из наиболее ярких страниц уральской художественной культуры, обобщившей основные направления и этапы уральской живописи первой половины XIX в., является творчество нижнетагильских крепостных художников Худояровых. Очень выразительна картина П. Худоярова «Чистобойный цех» (1830-е годы).

Особый смысл и значение получают жанровые сценки, обличающие «сильных мира сего» (И. Дощанников из Усолья и др.).

В XVIII — первой половике XIX в. на Урале продолжает развиваться традиционное искусство иконописи. Можно с полным основанием говорить о существовании в то время невьянской иконописной школы. Возникнув как центр металлургического производства, Невьянск вскоре превратился в один из крупнейших организационных и культурных центров уральского старообрядчества. Свидетельством того, что речь идет именно о местной школе, служит не только наличие излюбленных иконографических типов, характерных стилистических признаков и приемов темперной техники, но и преемственность в передаче из почти двух столетий иконописного мастерства, выразившаяся в существовании династий иконописцев. Наиболее известными были Богатыревы и Чернобровины. Основным заказчиком на иконы выступала старообрядческая торгово-промышленная верхушка общества — заводовладельцы. золотопромышленники, купцы.

Невьянская иконопись, несмотря на строгую каноничность и известную обособленность от общих художественных процессов, была тем не менее с ними связана и развивалась в соответствующих стилистических формах. Будучи типологически связана со стилем барокко и сохраняя барочные признаки вплоть до середины XIX в., хронологически невьянская школа периода ее расцвета на рубеже XVIII-XIX вв. совпадает с развитием в русском искусстве классицизма, также проявившегося в ее стилистике. Одновременно в икону проникают и реалистические тенденции: они в отражении местного этнического типа, элементах реального уральского пейзажа.

Отражая меняющееся мировоззрение старообрядчества, усиление влияния официальной церкви в светских начал жизни, невьянская икона постепенно эволюционировала от сакрального явления в сторону декоративного искусства.