ОТПИСКА ТУРИНСКОГО ВОЕВОДЫ ВОИНА КОРСАКОВА В ТОБОЛЬСК ВОЕВОДЕ КНЯЗЮ А. Н. ТРУБЕЦКОМУ

О НАХОДКЕ ЖЕЛЕЗНОЙ РУДЫ НА р. НИЦЕ. 22 ИЮНЯ 1628 г.

Господину князю Алексею Никитичю Воин Карсаков челом бьет. В нынешнем во 136-м году июня в 1-й день в Туринском остроге пришел в съезжую избу перед меня Туринского острогу ясашной татарин Тантелейко Тентюков, а сказал: есть в Туринском уезде у наших юртишков вверх по Нине по реке болото, кругом его с версту, а растет на нем камыш, и в том болоте чают де быть железной руде.

И я того ж числа послал для той руды Туринского острогу пушкаря Кубаска Федорова да стрельца Митьку Лукьянова, да толмача Беляйка Ивганова, да целовальника Ромашку Некрасова, а с ними послал того ж татарина Тантелейка, чтоб ис того болота взять руды и привести в Туринской острог.

И Кубаско на то болото ездил и в Туринской острог с того болота привез железной руды зженой и сырой. И я призвал Туринского острогу кузнецов и руду им казал и о том их спрашивал, что мочно ль ис той руды быти железу. И кузнецы мне сказали, что слыхали де мы от кузне­цов, что секают сырую берсеску и в железной руде отве­дывают, где найдут в болоте железную руду; и где де есть в коем болоте железная рула, и та де береска от соку оголитца; да того и не видали, как железо плавят, и то де нам дело не за обычай, потому что мы куем из готового железа.

И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича веса Русин указу, вели, князь Алексей Никитич, о той руде в Туринском указ учинить.

Миллер Г. Ф. История Сибири. М., Л., 1941. Т. 2. Приложения

*

ОТПИСКА ТОБОЛЬСКОГО ВОЕВОДЫ КНЯЗЯ А. ГОЛИЦЫНА ТУРИНСКОМУ ВОЕВОДЕ Л. А. ПОЛТЕВУ
О НАПАДЕНИИ «КУЧУМОВЫХ ВНУЧАТ» И ДЖУНГАР НА ТЮМЕНСКИЙ УЕЗД.

НОЯБРЬ 1634 г.

Господину Лукьяну Андреевичу Ондрей Голицын челом бьет.

В нынешнем во 143-м году ноября в 16 день писал в Тоболеск с Тюмени воевода Иван Милюков, что ноября в 11 день приходили под Тюмень Кучюмовы внучата Девлеткирей и Абла с многими с воинскими с колматцкими людми, и многие деревни и хлеб пожгли, и многих людей побили и в полон поймали, и пишет от города, похвалялись приходить на слободы войною.

И тебе б, господине, послати ис Туринсково острогу на Чюбарово туринских стрельцов к тобольским и к тю­менским служилым людом в прибавку 20 человек тот­час, нс мешкая ни часу, чтоб над Чубаровою слободою от воинских людей дурно какое не учинилось; а которово числа и кого имяны на Чюбарово служилых людей пошлешь, и тебе б, господине, о том отписати ко мне в Тоболеск.

Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 2. Приложения

*

ИСТОРИК А. С. ДЕЖНЕВ ОБ ОСНОВАТЕЛЕ ДАЛМАТОВСКОГО УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Богата событиями история зауральского края. Но и на этом фоне выделяется такое уникальное историческое, культурное явление, как Далматовский Свято- Успенский монастырь. Особенно много чудесного как при жизни, так и после, связано с именем его основателя старца Далмата. В 1994 году, когда монастырю исполнилось 350 лет, в нем была найдена усыпальница Далмата и обнаружены его останки, преданные земле более 290 лет назад. По этому случаю в Далматово проходило большое празднество, посвященное обретенью мошей святого старца. Да, именно святого — он причислен к лику святых. <…>

Родился он в 1594 году в Тобольске. Отец его был казаком, переселившимся из России и пожалованным за свою службу дворянством. Мать — татарского происхождения, причем из рода тюменского татарина Илигея Магметова <…> Дмитрий был обучен грамоте. Достигший возраста, он вступил в супружество и имел детей. По смерти родителей он остался в родительском доме и жил в довольстве <…> По смерти жены своей, оставивши дом и имение, он удалился в Невьянский Богоявленский монастырь и здесь был пострижен в монашество и наречен Далматом.

Прожив там год, в ночь перед своим назначением в игумены монастыря, он, чувствуя иное предназначение, удалился из него и, преодолев сотни верст, в 1644 году добрался до диких, но живописных мест у впадения реки Теча в Исеть. Тогда это был совершенно необитаемый край. По приходе на берега Исети, в овраге со стороны северо-запада, при подошве Белого городища, старец Далмат выкопал в жилье себе пещеру <…>. Было Далмату тогда 50 лет <…>

Дежнев Л. С. Первый монах Зауралья//Шадринская старина. Шадринск, 1995

*
ИСТОРИК А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ О СОБЫТИЯХ 1670-1672 гг. НА УРАЛЕ

Надо полагать, население поморских уездов воспользовалось некоторым замешательством властей в связи с восстанием С. Т. Разина, и переселение в Сибирь, зачастую недозволенное администрацией, приобрело весьма широкий размах именно в это время. Однако правительство поспешило предупредить это массовое движение в Сибирь, тем более что после поражения под Симбирском рассеявшиеся отряды восставших могли уйти на Урал и далее, что и само по себе было опасным. Не удивительно, что за пропуск беглых в Сибирь Москва грозила местным блюстителям порядка жестоким наказанием вплоть до смертной казни.

«Опасные» (т. с. предупредительные) грамоты были отправлены еще осенью 1670 г. в Чердынь и Соль Камскую. В них правительство предупреждало воевод и подьячих,

«чтоб они ни на какие воровские промыслы вора Стеньки Разина с товарыщи не прельщалися, и против стоять и биться мужественно, и городов не здавать, и всяким ратным и жиленким людем говорить, чтоб они воевод и всяких приказных людей не выдавали».

Насколько встревожены были в Москве, свидетельствует и то, что аналогичные грамоты были посланы «за государевою вислою красною печатью» в низшие звенья управленческого аппарата — в земские избы, чтобы те довели их содержание до сведения «жилецких людей» и «уездных».

И эта предосторожность была отнюдь не напрасной. По словам отписки Соликамского воеводы Ивана Монастырева, атаман И. Иванов хотел в Соли Камской «жить до весны, а иных воров, товарищев своих, для всякой воровской прелести хотел оставить на Вятке и на Вятке город и городовые крепости, и ружье высмотрить», чтобы там и в Соли Камской исподволь готовить восстание («меж християны хотели воровские всякие прелести чинить»).

Оставшиеся в живых повстанцы из отряда И. Иванова должны были к весне 1671 г. собраться в Вятку и Соль Камскую и присоединиться к восстанию. Замысел заключался также в том, чтобы, «прибрав людей», в ходе выступления расправиться с местными воеводами, подьячими, приказными и «лутчими» посадскими людьми, разграбить их «животы» и двинуться «к Стеньке Разину на низ Камою рекою».

Глухие известия сохранились от того же лета 1672 г. о заметном волнении крестьян Белослудской слободы, направленном против приказчика. Потребовалось вмешательство властей, результатом которого было публичное наказание зачинщиков выступления батогами.

Преображенский Л. А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI — начале XVIII века. М., 1972

*
ИЗ ПРЕДАНИЙ УРАЛЬСКИХ КАЗАКОВ О С. Т. РАЗИНЕ, ЗАПИСАННЫХ В XIX в. И. И. ЖЕЛЕЗНОВЫМ

Разве мы, казаки, разинской породы? Разин никакой породы на Яике не оставлял! Еше разиной и прабабушки на свете не было, а уж наши казаки на Яикушке жили и нехристей били. Разин к нам сбоку припека.

В ту пору, как Разин прокуратил, он, правда, был на Яике, но не у наших казаков, не вверху, не в Яицком городе, что по-нынешнему Уральск город, а был на низу, при устьях реки Яика, в Гурьеве-городке <…> В разину пору в Гурьев-городке наши казаки не жили, а жили там астраханские стрельцы. <…>

Прохлаждаясь в Гурьеве, Разин неоднократно посылал за подсылом и к нашим казакам… чтобы шли на его сторону; но наши казаки не послушались, сторону разбойника не приняли. Конечно, не без того было, и приставали кто из наших поодиночке к Разину и от него, кому гульба надоела, переходили к нашим, такие уж времена были — старина-матушка, неурядица всеместная.

Ну, а все наше Яицкое войско было в стороне от Разина, не якшалось с ним… Ведь Разин все время, как разбойничал, кутил-мутил, гулял-пировал по городам, что при Волге, а у нас-то ему не повезло. Вот и значит, что мы не разинской породы.

Железнов И. И. Уральцы. Очерки быта уральских казаков. СПб., 1910, Т. 1

*
Словарик к документам

Беломестные казаки — слободские казаки на Урале и в Сибири, которые не получали жалованья, а служили за предоставляемую в их пользование землю.

Дети боярские — в Европейской России — категория служилых людей «по отечеству»; на Урале и в Сибири дети боярские вместе с сибирскими дворянами составляли верхушку служилой иерархии и занимали промежуточное положение между служилыми «по отечеству» и приборными служилыми людьми — права владеть населенными поместьями они не имели.

Дьяк — приказной человек; на Урале в XVII в. возглавлял съезжую (приказную) избу, отвечал за делопроизводство.

Земская изба — орган сословного самоуправления. В середине XVI в. Иваном IV было отменено наместничье управление, вместо наместников и подчиненных им волостелей учреждались выборные земские органы (избы) в составе земских старост (выбирались на 1-2 года из наиболее зажиточных посадских людей и черносошных крестьян), земских судей и земских дьячков.

Кабальные люди — зависимые люди, потерявшие вольность вследствие займа в долг определенной суммы денег с обязанностью служить кредитору, отрабатывая проценты с долга до его погашения. Кабальная зависимость не была наследственной.

Казенная пашня — называлась государевой десятинной пашней; практиковалась уральской и сибирской администрацией в XVII-XVIII вв. Земли под казенную пашню отводились по усмотрению воевод; обрабатывались крестьянами в порядке выполнения повинности. Урожай с государевой десятинной пашни шел в казенные житницы.

Кичкообразные головные уборы — традиционные русские головные уборы замужних женщин. Основными их частями были: нижняя часть с твердой основой, придававшей форму всему убору (кичка); верхняя украшенная часть из ткани (сорока); подзатыльник из ткани, повязанной сзади, под сороку. Кички были разнообразны по форме: рогатые, копытообразные, лопатообразные, котелкообразные и пр.

Острог — укрепленный населенный пункт, уступавший по площади городу. Собственно острогом называлась стена из столбов, врытых в землю вплотную друг к другу и заостренных наверху, с боевыми башнями по углам и проезжей башней.

Пимокаты — мастера по изготовлению катаной обуви — валенок (пимов).

Погост — тип поселения у русских; в нем, помимо жилых и хозяйственных построек, находились приходской храм и кладбище, иногда также изба для решения мирских дел. По праздникам сюда собирались жители ближайшей округи. Погостом называлась также совокупность сельских поселений — деревень, починков, тяготевших к погосту-селению.

Подьячий — приказной человек, рангом ниже дьяка; состоял в штате съезжих (приказных) изб.

Сакральные свойства — священные свойства, относящиеся к религиозному культу и ритуалу.

Слобода — укрепленное сельское поселение, являвшееся одновременно административным центром для окрестных деревень.

Стан — внутриуездная административная единица; на станы делился на Урале лишь Чердынский уезд.

Съезжая изба — называлась также приказной избой; являлась исполнительным органом при воеводе. Возглавлялась дьяком или подьячим с приписью; в штате приказной избы могли также быть приставы, рассыльщики, толмачи и приказные целовальники.

Черносошные крестьяне — крестьяне, которые находились в зависимости только от государства.

Церковный причт — священно- и церковнослужители приходской церкви (священнослужители — священник, диакон — осуществляли богослужения, а церковно-служители выполняли при этом вспомогательную роль).