Развитие культуры Урала до революции

Развитие капитализма на рубеже XIX—XX вв. основательно повлияло на дальнейшее формирование художественной культуры региона. В городах Урала возникают новые учебные заведения, театры, появляется значительная прослойка творческой интеллигенции. Роль искусства в общественной жизни активизировалась. Формы его стали более демократичными и приобрели большую массовость. Заметно выросли культурный уровень и социальная активность населения Урала. Это вело к усилению требовательности со стороны передовой интеллигенции и пролетариата к общественной значимости и художественному уровню искусства.

Важным событием в культурной жизни Урала стало открытие в Екатеринбурге, признанном центре камнерезного искусства, 6 декабря 1902 г. художественно-промышленной школы. В первые годы в школе занимались 30 человек. Учащиеся проходили общеобразовательные и специальные дисциплины, в том числе рисование, лепку, живопись, черчение. При школе имелись хорошо оборудованные производственные мастерские — гранильная, ювелирная, столярная, граверная, художественно-слесарная, а также библиотека и музей, где размещались отлично выполненные копии произведений античной скульптуры, в частности работ Микеланджело.

Школа сыграла большую роль в развитии изобразительного искусства Урала. Здесь работали талантливые художники-педагоги, много сделавшие для воспитания нескольких поколений уральских живописцев, скульпторов, графиков, мастеров прикладного искусства. На первых порах школу возглавлял М. Ф. Каменский, получивший образование в Петербургской Академии художеств, знаток искусства, человек высокой культуры, поддерживавший творческие связи с В. В. Стасовым, Л. Н. Толстым, Н. Н. Ге. В 1906 г. на посту директора школы его сменил В. П. Рупини, ученик талантливого графика и педагога В. В. Матэ, возглавлявший ранее Саратовское художественное училище.

Крупной фигурой в художественно-промышленной школе был А. Н. Парамонов. Он окончил училище Штиглица в Петербурге и работал на Урале весьма плодотворно не только как педагог, но и как художник.

Привлекательна его небольшая жанровая картина — этюд «Лед возят». Написанная сочно, темпераментно, она пронизана светом, большим жизнеутверждающим чувством.

В 1906 г. в Екатеринбург приехал новый преподаватель живописи — В. В. Коновалов, мастер-реалист, участник передвижных выставок. В Саратове и Екатеринбурге им были написаны картины и натюрморты, отличавшиеся мастерством исполнения. Его разные по сюжетам картины «В мертвецкой», «Сумерки», «Гимназистки в Соборе» (все работы ныне находятся в Свердловской картинной галерее) очень близки друг другу по внутреннему содержанию.

Немало сделал для подготовки уральских скульпторов Т. Э. Залькалн. Латыш по происхождению, он окончил училище Штиглица, а затем учился во Франции в мастерской О. Родена. Под руководством Залькална пробуждается и формируется талант И. Д. Шадра. Работая как педагог, Залькалн сам активно занимался творчеством. В Екатеринбурге им были созданы портреты жены В. О. Клера, художника-педагога А. А. Арнольдова и его жены.

Хорошим мастером был В. А. Алмазов, окончивший Строгановское училище. К известным его работам принадлежат бюсты В. Белинского, Д. Мамина-Сибиряка и Ф. Решетникова, установленные в нишах построенного в то время здания библиотеки им. В. Г. Белинского (здание областной детской библиотеки).

Большую роль в развитии изобразительного искусства в начале XX в. сыграли художественные выставки. С 1901 г. они почти ежегодно устраивались в Екатеринбурге и в других городах Урала. На этих выставках экспонировались произведения художников-академистов, передвижников и местных, которые выставляли обычно довольно большое количество произведений живописи, графики, иногда и скульптуры.

На начало XX в. приходится расцвет творчества А. К. Денисова-Уральского. В 1902 г. художник открыл свою первую выставку в Петербурге, которую охотно посещала широкая публика, журналы и газеты посвятили ей большие статьи, иллюстрируя их фоторепродукциями с произведений пейзажиста. Вторую аналогичную выставку «Урал и его богатства» художник организовал в Петербурге в 1911 г. Она, как и первая, имела значительный успех, привлекая внимание свежестью, новизной материала, оригинальностью замысла. Центральное произведение Денисова-Уральского «Лесной пожар» вышло далеко за рамки искусства, имеющего местное значение. Идейная содержательность, сила художественного выражения сделали эту картину значительным явлением русской пейзажной живописи 900-х годов. Творчество художника-пейзажиста Денисова-Уральского, находясь в русле русского реалистического искусства, сыграло значительную роль в воспитании у зрителей демократизма, патриотического чувства, любви к родине.

В начале XX в. широкую известность в России получило творчество еще трех художников-уральцев: Л. В. Туржанского, М. В. Нестерова и JI. В. Попова.

Л. В. Туржанский (1875—1945) родился в Екатеринбурге. Художественное образование получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителями были В. А. Серов и К. Коровин. Все лучшие произведения Туржанского были написаны на Урале, в Малом Истоке (пригороде Екатеринбурга). Любимая тема художника — приход весны, пробуждение природы. В передаче своеобразия русской северной весны Туржанский явился неподражаемым
мастером. Одна из лучших картин художника — «Ранней весной». Туржанский — глубоко национальный художник. Он работал в красочной манере декоративных традиций великих русских пейзажистов, но сумел по-своему передать чувство любви русского человека к родной природе.

М. В. Нестеров (1862—1942) родился в Уфе. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у В. Г. Перова и В. Е. Маковского и в Академии художеств. С 22-летнего возраста жил преимущественно в Москве, но часто приезжал к себе на Урал, природа которого вдохновляла его творчество. Многие, в том числе самые известные произведения художника были написаны в долине реки Белой, близ Уфы. Источником творческих исканий художника часто становился поэтически воспринятый народный быт в его фольклорной или историко-патриархальной основе.

Л. В. Попов (1873—1914) почти всю свою недолгую творческую жизнь прожил у себя на родине, в Оренбурге. Окончив Академию художеств в 1901 г., он уже в 1903 г. становится членом Товарищества передвижных художественных выставок. Пристально вглядываясь в жизнь, Попов сумел разглядеть Россию не только задавленную, забитую, но и ту, которая стремилась осмыслить, понять происходящие события. Эти вопросы художник ставит в картинах «Где же истина?» (1903 г.), «Ходоки на новые места» (1904 г.). Протестом против империалистической русско-японской войны звучит его картина «Взяты» (1904 г.). Революция 1905—1907 гг. подняла творчество художника на новую ступень. Он создает жанровые полотна, в которых напряженно звучит тема современности: «Тревога», «Свободен» (1905 г.), «Товарищи», «На митинге» (1906 г.), «Переселенцы», «Социалисты» (1907 г.). Вслед за Н. А. Касаткиным Попов стремился воплотить в живописи образ пролетария, пожалуй, первым из художников-живописцев наметил проблему «Пролетариат и крестьянство», показал организующую роль пролетариата в крестьянском движении. Именно эта тема со всей полнотой проявилась в работах «К закату» («Агитатор») и «В деревне» («Вставай, подымайся!..»).

В годы первой русской революции развивается политическая графика, связанная с появлением местных сатирических журналов. Наиболее значительной по своему идейно-художественному уровню и демократической целенаправленности была графика журналов «Гном» (Екатеринбург) и «Кобылка» (Оренбург). Остросатирические рисунки, опубликованные в этих журналах, были направлены против деспотизма самодержавия, правительственной камарильи и даже непосредственно против царя, как, например, рисунок «Придворная сценка» («Два доктора»), созданный И. Д. Шадром (Ивановым), в то время учеником Екатеринбургской художественно-промышленной школы. Отдельные рисунки с большой убедительностью и достоверностью передавали накал революционной борьбы пролетариата, например «Чествование управляющих заводами на Урале после 17 октября 1905 г.» или «Зарисовка митинга на заводе «Ятес».

В сатирических журналах принимали участие как профессиональные художники (Л. В. Туржанский, А. Н. Парамонов и др.), так и художники-самоучки, не получившие специального систематического образования, как, например, С. И. Яковлев (1862—1930), создавший для журнала ряд остросатирических произведений.

В начале XX в. продолжала развиваться и обогащаться одна из существенных сфер духовной культуры Урала — песенное народное творчество.

Широко распространены были песни крестьянские и рабочие (горнозаводские). По-прежнему бытовали рекрутские, раскольничьи песни, песни каторжников и бродяг («бродяжные»). Развивался национальный песенный фольклор (коми-пермяцкий, башкирский, татарский). Расцветал городской фольклор. К народной песне как художественному явлению повысился интерес музыкантов-профессионалов и любителей музыки. Она звучала в концертах, предпринимались первые попытки ее изучения (1904 г. — А. Д. Городцов), был издан сборник «45 старинных песен в заводах Пермской губернии», собранных Л. Е. Воеводиным.

Богатые народно-певческие традиции создали благоприятные условия для развития хорового певческого искусства. Особенный размах оно приобрело в Пермской губ. «Хоровое дело» возглавил известный музыкальный деятель, певец и хоровой дирижер А. Д. Городцов. В течение более 20 лет он проводил в жизнь свою программу широкого приобщения народных масс к музыке через хоровое пение. По его инициативе создавались хоры в городских и сельских школах, работали народно-певческие классы (готовили певцов хора), регентские курсы (готовили руководителей хора); он подбирал и издавал специальную хоровую литературу (шесть сборников «Народно-певческие хоры». М., 1907—1917) и т. д.

Городцов заложил традицию народно-песенных концертов (проводились регулярно в 1910—1916 гг. в помещении Краеведческого музея г. Перми).

Помимо концертов народной песни, видное место в культурной жизни Перми начала XX в. занимали хоровые концерты духовной и светской музыки (руководители — Н. К. Потеряйко и А. В. Ключихин), в которых звучали произведения Римского-Корсакова, Чайковского, Гречанинова, Архангельского. Знаменательным событием явилось исполнение таких шедевров мировой хоровой музыки, как «Иоанн Дамаскин» Танеева (1911 г.), «Реквием» Моцарта (1912 .г.), «Самсон» Генделя (1912 г.).

Активно развивалось хоровое певческое искусство в Екатеринбурге. С 1900-х годов хоровые концерты и концерты народной музыки проводились в городе регулярно. Хоровые коллективы существовали при музыкальном кружке, Русско-музыкальном обществе (РМО) , Филармоническом обществе, на Верх-исетском заводе и т. д. В 1911 г. А. В. Попов организовал бесплатные классы хорового пения. Продолжал работу народно-певческий класс, руководимый В. С. Узких (открыт в 1899 г.). Хоры принимали участие в постановке оперных спектаклей, выступали самостоятельно с исполнением сложных классических программ.

С начала XX в. оживилась концертная жизнь уральских городов. Душой и центром ее долгое время оставались музыкальные кружки — Пермский (основан в 1874 г.), Екатеринбургский (основан в 1881 г.), Уфимский (основан в 1885 г.). Руководимые большими энтузиастами своего дела, кружки решали серьезные задачи воспитания эстетических вкусов слушателей на примере высоких классических образцов музыкального искусства (оперного, симфонического, камерно-инструментального и вокального).

Вошли в традицию концерты симфонической музыки. В Екатеринбурге они давались регулярно с 1910 г. объединенным оркестром Общественного и Коммерческого клубов (дирижер С. И. Герц), с 1912 г.— оркестром филармонического общества (в программе — музыка Глинки, Чайковского, Бетховена, Вагнера, Мендельсона, Вебера и т. д.). В Перми концертные симфонические сезоны проводились регулярно с- конца XIX в. оркестром Общественного собрания (дирижер Л. И. Винярский, затем — Ширман). С 1908 г. симфонические концерты с классической программой регулярно давал филармонический оркестр. Интересной страницей в истории Перми явилась организация (в 1908 г.) высококвалифицированного оркестра духовых инструментов (рук. М. 3. Басов-Гольдберг), много концертировавшего.

Популярны были концерты камерной музыки. Они проводились постоянно не только силами талантливых исполнителей-уральцев (прославились певцы О. Новиков, Давыдов, Гуревич, Беренов, пианисты П. А. Кронеберг, С. Бронштейн в Екатеринбурге, пианисты Л. Басова-Гольдберг, Г. Гедвод, Э. Петерсон, певец М. Василенко-Левитон, скрипач Г. Нагловский в Перми). Выступали и выдающиеся музыканты-гастролеры (Л. С. Ауэр, А. В. Смирнов, Л. В. Собинов, И. В. Тартаков, Н. Н. Фигнер, А. Д. Вяльцева и др.), посетившие Пермь и Екатеринбург в начале XX в.

С 1908 г. в Екатеринбурге проводился цикл музыкальных концертов (инициатор П. А. Кронеберг). Концертам предшествовали лекции. Это была первая на Урале активно действовавшая система музыкального просвещения, проводившаяся музыкантами-профессионалами. В Перми с 1912 г. прошли циклы квартетных вечеров. В 1915 г. в Екатеринбурге 13 симфонических концертов провел И. В. Липаев.

По-прежнему привлекала любителей музыки опера. В начале XX в. Екатеринбургским музыкальным кружком были поставлены оперы «Царская невеста» (1901 г.), «Демон» (1904 г.), «Мазепа» (1905—1906 гг.), «Тангейзер», «Фауст», «Садко» (1907 г.). Организованный в 1911 г. оперный ансамбль (рук. Хржановский) поставил оперы «Рафаэль», «Сын мандарина». Большой интерес и любовь к опере проявили музыканты-профессионалы и любители Оренбурга, Уфы. Активно протекала
музыкально-театральная жизнь Камышловского уезда (1913— 1914 гг. — 82 спектакля, 1914—1915 гг.— 75 спектаклей). Народный театр существовал при Верх-исетском заводе. Спектакли ставились на Каменском и Талицком заводах.

Большая работа проводилась Русским музыкальным и Филармоническим обществами (организованы в Перми в 1908 г., в Екатеринбурге в 1912 г.). Музыкальная жизнь заметно оживилась за счет активизировавшихся контактов с Москвой и Петербургом. Пермское Филармоническое общество активно проводило в жизнь развернутую программу эстетического воспитания демократических кругов слушателей средствами классической музыки. По его инициативе организуются музыкальные курсы и музыкальные классы; в 1908 г. им была основана публичная библиотека.

В 1912 г. в Екатеринбурге РМО открывает музыкальные классы (директор В. С. Цветиков), в 1916 г. они были преобразованы в музыкальное училище.

В начале XX в. по-прежнему большое место в жизни Перми и Екатеринбурга занимал профессиональный оперный театр. К этому времени он располагал высококвалифицированными исполнительскими кадрами, талантливыми дирижерами и режиссерами, что позволяло решать серьезные творческие задачи.

Пермский оперный театр был представлен яркими творческими силами. В числе людей, возглавлявших его, выдающиеся музыканты-дирижеры А. Э. Маргулян, У. И. Авранек, А. М. Пазовский, И. П. Палиев, А. В. Павлов-Арбенин, Б. С. Плотников, режиссер Н. Н. Боголюбов. В театре работали талантливые певцы: Ю. Закржевский, Д. Южин, А. Круглов, Е. Де Вос-Соболева, Е. Г. Ковелькова, А. Д. Городцов, Л. Образцов, М. Ильюшенко, А. Томская, И. Плауткин, А. Шевелев. В репертуаре театра значились такие шедевры, как «Иван Сусанин», «Хованщина», «Снегурочка», «Чародейка», «Опричник», «Вертер» и др.

Однако по сравнению с 1895— 1902 гг.— временем наивысшего подъема в жизни Пермской оперы (положительно сказалась работа Городской театральной дирекции) — позднее намечается спад: частая смена антреприз приводила к пестроте репертуара и творческих установок. Художественный уровень спектаклей не всегда выдерживался, по финансовым соображениям нередко ставились заведомо слабые по своим художественным достоинствам, но обеспечивавшие хорошие сборы оперы («Ночь любви», «Каморра»).

Для Екатеринбургского оперного театра начало XX в. было периодом напряженной борьбы за классический оперный репертуар и высокую художественность его воплощения на сцене. Менялись антрепризы (1900—1901 гг.— Н. А. Корсаков, 1907— 1909 гг.— А. А. Левицкий, 1911 — 1912 гг.— Владимиров), менялись дирижеры (Н. А. Корсаков, И. П. Палиев), но неизменной оставалась ориентация на совершенные в художественном плане образцы оперного искусства. Стойко держались
в репертуаре «Жизнь за царя», «Руслан и Людмила», «Борис Годунов», «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа», «Кармен», «Травиата», «Аида», «Фауст», «Трубадур», «Алеко», «Демон», «Бал-маскарад», «Галька». Театр смело шел на творческие эксперименты и ставил редко исполняемые произведения («Опричник», «Девушка с Запада», «Андре Шенье» и др.), что говорило о творческой зрелости мастеров Екатеринбургской оперы и высокой слушательской культуре ее почитателей.

В начале XX в. в Екатеринбурге оперные спектакли еще чередовались с драматическими. С 1907 г. оперные сезоны стали регулярными. В 1912 г. в городе открылся постоянно действующий оперный театр в специально построенном для него здании (архитектор В. Н. Семенов) со зрительным залом на 1200 мест (дирижер оперы — С. Барбини, режиссер — А. Я- Альтшулер, хормейстер — А. В. Попов, балетмейстер — Э. Ф. Галецкий). Театр находился в ведении Городской театральной дирекции (председатель — П. Ф. Давыдов). Прославились мастера Екатеринбургской оперной сцены: сопрано — О. А. Шульгина, О. П. Павлова, М. Г. Ростовская, Э. Ф. Боброва; меццо-сопрано — М. А. Доленго; теноры — А. Г. Борисенко, А. Н. Алтайский-Ященко, Ф. П. Комиссаржевский, А. Н: Лохов; баритоны — М. Б. Сокольский, А. Н. Ульянов, А. П. Толстов; бас — А. И. Садомов и др.

Интересно протекала в начале XX в. музыкальная жизнь Нижнего Тагила. Активно работал кружок любителей музыки. Функционировал театр, где наряду с драматическими ставились оперные спектакли («Аида», «Кармен», «Жизнь за царя», «Демон», «Евгений Онегин», «Русалка» и др.) или сцены из них . Выступали с концертами оркестр народных инструментов, духовые оркестры (руководители М. А. Рябов и Соломко), имелся квартет, знакомивший слушателей с классической камерной музыкой, были популярны концерты духовной и светской хоровой музыки (руководитель П. Г. Кузьмин).

Заметных успехов в начале XX в., на Урале добился драматический театр. В меру своих сил он стремился участвовать в процессе демократизации духовной жизни. Об этом говорит и совершенствование репертуара театральных трупп, и повышение идейно-художественного качества самих постановок.

В начале 900-х годов в Перми работала интересная в художественном плане драматическая труппа под руководством Строева. Строев начал давать по 10 репетиций готовящемуся спектаклю, что в ту пору было большой редкостью. Он приучал публику к тому, что один спектакль будет идти неоднократно, на чем в первый сезон потерпел убытки, а во второй — получил хороший доход. Из этого был сделан справедливый вывод о том, что публику надо воспитывать в направлении подлинной театральности и художественности.

Летом 1902 г. драматическая труппа В. Верховского, работавшая в Златоусте, отмечала, что хотя принято считать, будто публика любит лишь комедии и водевили, она активно посещала не столько фарс «Генеральша Матрена», сколько «Грозу», «Бешеные деньги», «Дядю Ваню».

Работавшая в 1904 г. в Екатеринбурге драматическая труппа заслужила самые лестные отзывы благодаря интеллигентному, с развитым вкусом режиссеру и хорошему репертуару. В сезон 1905 г. «Дачники» М. Горького выдержали по нескольку представлений, причем на всех зал был полон. Серьезным успехом пользовались «Бог мести» Шолома Аша и «Мораль пани Дульской» Г. Запольской. Прекрасные отзывы были и об оренбургской труппе под руководством режиссера Строганова.

В 1908 г. в число театральных городов Урала вошел Нижний Тагил — там весь зимний сезон работала труппа русской драмы, ставившая много новинок, но не пренебрегавшая дивертисментом и опереткой — таковы были театральные вкусы в провинции. С 1909 г. в Екатеринбурге и Перми работала известная труппа О. П. Зарайской, которая весьма лестно отзывалась об уральской публике:

«Со слабой труппой на Урале хороших дел не сделать».

Из знаменитых гастролеров следует отметить Мамонта Дальского, игравшего с огромным успехом в Перми, Екатеринбурге и Челябинске, Л. В. Собинова, имевшего на Урале успех, какого, по его словам, он никогда и нигде не имел. Работала на Урале и известная в стране труппа Передвижного театра под руководством П. П. Гайдебурова.

Русскую культуру первых десятилетий XX в. невозможно представить себе без С. П. Дягилева (1872—1929). Детство и юность Сергея Павловича прошли в Перми, где он закончил гимназию. Разносторонне одаренный, эрудированный, обладавший незаурядными организаторскими способностями, Дягилев впервые заявил о себе будучи редактором журнала «Мир искусства». Но широкую известность ему принесли знаменитые «Русские сезоны», проводившиеся в Париже с 1909 г. Выставки, концерты, оперные и балетные спектакли, душой которых был С. П. Дягилев, открыли миру немеркнущие имена М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова, П. И. Чайковского, А. П. Бородина, С. В. Рахманинова, Ф. И. Шаляпина. «Русские сезоны», по оценкам зарубежной прессы, явились триумфом нашего
национального искусства, оказали заметное влияние на европейскую художественную культуру.

В 1910 г. в Екатеринбурге началось строительство нового здания драматического театра на 1600 мест, которое было закончено в 1912 г.

В 1911 г. было решено строить новый театр на 1000 мест в Оренбурге, в Перми начал строиться Народный дом на 1200 мест.

Однако, несмотря на рост культурного уровня населения, в театральном деле, как и в других сферах общественной жизни, проявлялась классовая дифференциация общества. Даже местная пресса отмечала, что хозяева города заботились лишь о наибольшем получении доходов от спектаклей и концертов,
а вовсе не о доступности, театра для беднейшего класса населения. Его представители среди зрителей были, действительно, не частыми гостями.

В 1914 г. Россия вступила в мировую империалистическую войну. В стране насаждались милитаристские настроения, и хотя большинство театров не сочувствовали этим стремлениям, в некоторых труппах стали появляться пьески весьма низкого художественного уровня: «На алтарь войны», «Пруссаки» и т. п. Но в целом театральное искусство стремилось жить своей, независимой от официального политического курса жизнью.

Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. принесла театру освобождение от цензурных стеснений и клерикально-церковных ограничений (в том числе от запрещений играть спектакли в великопостные дни). В репертуаре театров появился ряд антицаристских спектаклей. Так, уже в апреле 1917 г. в уральских городах шли «Ночные оргии Распутина», «Царский чудотворец», «Любовь императрицы», лубочная буффонада «Как Гришку с Николой мир рассудил». На этом «новый» репертуар исчерпывался. Для серьезных и основательных откликов театрального искусства на революционные события нужно было время и новые пьесы, не говоря уже о перестройке сознания самих театральных деятелей. Все это произошло в театрах значительно позднее.

Положительные сдвиги в начале XX в. наметились в архитектуре Урала.

Функциональную и композиционную основу уральских промышленных городов, как и прежде, составляло ядро, в которое входили пруд с плотиной, завод и общественный центр с культовыми сооружениями, вокруг него развивалась жилая застройка. В композицию города органически включались, активные формы рельефа: горы и холмы, окружавшие город, становились важными формообразующими элементами поселения. Живописная природа Уральских гор, богатые леса, водная поверхность пруда придавали уральским городам неповторимый характер и красоту.

Поскольку основным градообразующим элементом являлся завод, его качественные преобразования в период империализма не могли не сказаться на общей структуре города. Увеличение мощности заводов, введение системы железнодорожной сети, как внутризаводской, так и транзитной, обусловили планировочные преобразования не только самих заводов, но и городов. Железные дороги послужили основными архитектурно-планировочными осями дальнейшего расселения. В городах появились целые промышленные зоны, которые размещались вдоль железнодорожных путей. Изменилась и пространственная организация городов. Теперь их общий силуэт, архитектурную композицию определяли крупномасштабные промышленные сооружения, дымовые трубы, градирни, копры, которые становились важными доминантами архитектурной композиции всего поселения.

Прогрессивные тенденции в промышленной архитектуре в начале XX в. выразились в широком внедрении в практику строительства зданий и сооружений с металлическим каркасом. Промышленные здания и сооружения, выполненные в начале XX в., отличались многообразием конструктивных систем (арочно-стропильная, рамная, арочная, балочно-стропильная).

Особое место в архитектуре приобрели различные промышленные сооружения: мосты, крупномасштабные технологические сооружения и др. Если ранее подобные сооружения влияли только на архитектурную организацию территорий заводов, то в начале XX в. в силу своей крупномасштабности активно воздействовали на всю окружающую среду города, создавая неповторимый, запоминающийся образ.

Развитие старых уральских городов происходило в основном по ранее составленным генеральным планам. Основной тип планировки, характерный для старых уральских городов, регулярный, с прямоугольной сетью улиц. Планы городов, составленные в конце XIX — начале XX в., характеризовались стремлением подчинить всю систему городской жизни только интересам промышленности. В этих планах совершенно игнорировалось отрицательное влияние заводских производств, имеющих теперь огромную мощность, на окружающую среду, на условия жизни населения. Железные дороги, проложенные прямо вдоль улиц городской застройки, тоже ухудшали условия жизни горожан. Города начали расти не только вширь, но и по вертикали. Большой размах получило строительство таких общественных зданий, как почты, банки, вокзалы, больницы. Эти сооружения отражали изменения социальных, экономических и политических функций городов. Здания с новыми функциональными качествами требовали иного архитектурно-художественного выражения. В начале XX в. во всей полноте и сложности выявились проблемы города как сложного архитектурного организма с множеством функциональных связей, для решения которых требовались теоретические разработки и экспериментальное практическое строительство.

В гражданской архитектуре Урала начало XX в. занимает особое место: это время строительного подъема в большинстве городов Урала, наивысшего за весь капиталистический период, время наибольшего приобщения зодчих Урала к художественной жизни России. Градостроительные процессы первых десятилетий XX в. привели к дальнейшему развитию и усложнению планировочных схем городов и одновременно — к возникновению новых проблем. Самой серьезной из них была исчерпанность перспектив роста городов, заложенных в генеральных планах, утвержденных в первой половине XIX в. В добавление к уже возникшим ранее торговым центрам в городах в начале XX в. появляются новые общественные центры в виде обширных площадей, ядром застройки которых становятся здания культурно-просветительного и зрелищного назначения, а также учебные заведения.

Отличительной и яркой чертой периода было увеличение роли зданий культурно-просветительного назначения — театров и народных домов — не только в градостроительстве, но и в развитии стилевых течений. Особенно массовый характер приобрело строительство народных домов — принципиально новых типов общественных зданий, своеобразных клубов, объединявших зрелищную часть с библиотекой-читальней, потребительской лавкой и чайной. Архитектурный облик народных домов отличался большим разнообразием — от весьма скромных и сдержанных построек в заводских поселках (например, в Лысьве, архитектор И. С. Китнер, 1915) до торжественно представительных — народный дом в Челябинске (инженер К. Р. Карвовский, 1903), народный дом им. С. Т. Аксакова в Уфе (инженер П. П. Рудавский, 1912).

Фактом, подтверждающим возросший гражданский интерес к строительству общественных зданий, было обращение при их проектировании к всероссийским конкурсам. Почти одновременно были объявлены всероссийские конкурсы на составление проектов народного дома им. С. Т. Аксакова в Уфе (1909), второй женской гимназии в Екатеринбурге (1909), Кирилло-Мефодиевского училища (1910) и народного дома в Перми (1911), гостиного двора (1912) и делового клуба (1913) в Екатеринбурге, уездной земской управы в Камышлове (1913). В результате проведения конкурсов к строительству на Урале были привлечены силы известных мастеров русского зодчества, что способствовало внедрению в уральскую архитектуру прогрессивных функционально-конструктивных принципов и
новейших стилевых течений.

Для торговых объектов, конторских, банковских и гостиничных зданий была характерна замена небольших по размерам построек комплексами или многоэтажными зданиями. Наряду с гостиными дворами и комбинированными зданиями с магазинами на первых этажах строятся специальные крупные универсальные магазины и пассажи. Их архитектуру определяли большие по площади торговые залы и особое богатство архитектурного убранства фасадов.

Укрупнение масштабов, стремление к композициям, раскрывающим назначение построек, новые стилевые приемы были свойственны также архитектуре учебных заведений, больниц и административных зданий.

Для гимназий, реальных училищ и народных школ возводятся 2—3-этажные здания с просторными вестибюлями и актовыми залами — вторая женская гимназия в Екатеринбурге (инженер К. А. Полков, 1915), коммерческое училище в Уфе (архитектор К. А. Гуськов, 1914). Конечно, число таких объектов в каждом, даже губернском, городе было невелико, но в совокупности они составили значительный фонд застройки городов Урала, свидетельствовали о зарождении новых архитектурных тенденций.

Объективные факторы, воздействующие на жилую архитектуру, остались теми же, что и в конце XIX в.: рост численности городского населения, темпов жилищного строительства. По сравнению с концом XIX в. еще более увеличилась плотность застройки в центральных районах го-родов и резко повысилось в них число жилых домов. К главным городским центрам, сложившимся вокруг торговых площадей и улиц, примыкала жилая застройка. По типу это были доходные дома и особняки с магазинами на первых этажах. За пределами центров сохранялась разреженная усадебная застройка, мало изменившаяся по сравнению с XIX в. Ведущее место в жилой архитектуре занимали дома особнякового типа. С ними связано формирование некоторых стилевых течений, в частности развитие модерна в уральской архитектуре. Появились новые для жилой архитектуры Урала черты — отход от симметрии в композиции, выразительность силуэта построек, широкое применение, особенно на угловых домах, башен-эркеров, завершаемых куполом или шатром. Для стиля модерн
характерно также использование новых строительных материалов (железобетона, металла, крупноразмерного стекла), скульптуры и растительных орнаментальных мотивов.

К постройкам первых десятилетий XX в., в которых проявились черты отдельных разновидностей стиля модерн, относятся особняки Грибушина в Перми (архитектор А. Б. Турчевич), Высоцкого в Челябинске, магазины Ижболдина в Перми и «Проводник» в Екатеринбурге (так называемый «живописный модерн»), магазин Яушевых в Челябинске, новый железнодорожный вокзал в Екатеринбурге (архитектор К. Т. Бабыкин, 1912) — «рациональный модерн», здание Кирилло-Мефодиевского общества в Перми (архитектор В. Н. Кендржинский, 1911) — «модерн с древнерусским национальным оттенком».

В целом же преобладали постройки по существу эклектичные, использовавшие только отдельные декоративные элементы модерна. В эти же годы стилистика модерна воспринимается деревянным зодчеством. В деревянных конструкциях воспроизводятся детали стиля модерн, в частности большие оконные проемы криволинейных очертаний. Выполнение таких «ползучих» форм в дереве было связано с немалыми трудностями и требовало высокой квалификации строителей. Однако в течение всего рассматриваемого периода, вплоть до конца капиталистической эпохи, принципы и течения эклектики сохранили на Урале доминирующее положение и не были вытеснены стилем модерн.

Архитектурное наследие начала XX в. в городах Урала весьма обширно и до сих пор играет немалую роль в формировании облика их исторических центров. Эти объекты слагают целостный фронт застройки значительных отрезков многих улиц, что делает реально возможным сохранение их в качестве
архитектурно-заповедных зон, воссоздающих историческую среду старых уральских городов. Многие здания интересны орнаментально-скульптурным убранством, коваными металлическими деталями, демонстрирующими высокое мастерство уральских мастеров и рабочих-строителей. Естественно, что по художественно-эстетическим качествам постройки этого периода не равноценны, но все они неповторимы уже в силу принадлежности к прошлой эпохе, к определенному срезу истории отечественной культуры, строительной техники, архитектуры.