Транспорт

Транспортная часть Урала была одной из самых крупных в стране. В структу­ре транспорта района железнодорожный и воздуш­ный выполнял большую часть перевозок, чем в целом по стране, а автомобильный значительно меньшую. Это можно объяснить географическим положением Урала: через него проходят главные широтные маги­страли.

На Пермском, Челябинском, Свердловском, Орен­бургском железнодорожных узлах велось оснащение автоблокировкой и диспетчерской информацией, механизировались и автоматизировались операции. В обход узлов сооружались железнодорожные линии, продол­жалась электрификация дорог на наиболее грузона­пряженных участках. Во второй половине 70-х годов были электрифицированы участки Челябинск — Ка­менск-Уральский, Магнитогорск — Белорецк.

Полу­чили дальнейшее развитие такие крупные узлы, как Челябинск, Карталы, Курган, Орск. 5 августа 1975 г. пришел первый поезд в Сургут. Продолжались рабо­ты по электрификации направления Орск — Кувандык — Оренбург. Шире стали использовать модернизированные тепловозы, трехсекционные электровозы.

Однако перегруженность железнодорожных магистралей, особенно широтных, недостаточная маневренность транспортной сети осложняли эксплуатационную работу. Ярко проявилось наличие диспропорций в развитии провозной способности участков и пропускной способности железнодорожных узлов, станций.

Через Урал проходят главные широтные магистрали страны.

На Урале увеличивался рост грузооборота автомобильного транспорта. Автомобильный парк пополнился новыми грузовыми автомобилями более совершенной конструкции: ЗИЛ, ГАЗ, Урал, МАЗ, КамАЗ, КрАЗ и др. Увеличилась протяженность автодорог с твердым покрытием. Автомобильный транспорт об-служивал все отрасли экономики и стал основным средством транспортировки грузов.

К концу 60-х годов на Урале уже имелась развитая сеть магистральных газопроводов и нефтепроводов. Растет мощь компрессорных станций, используются трубы повышенного диаметра, строятся трубопроводы с высокой пропускной способностью. В мае 1973 г. было закончено строительство мощного 1900-ки-лометрового нефтепровода от Сургута (Тюменская обл.) до Альметьевска (Татарская АССР). Его трасса прошла через Курган, Челябинск, Уфу. Это первый магистральный нефтепровод, открывающий путь тюменской нефти на Запад. В 70-е гг. странами СЭВ для эксплуатации Оренбургского месторождения построен газопровод «Союз». Его пропускная способность 2,8 млрд м3 газа, по энергетическому эквиваленту равна энергии пяти Братских ГЭС.

Освоение природных богатств севера Тюмени вызвало ускоренные темпы развития авиационных перевозок в регионе. Прежде всего выросло значение Урала в первоначальных отправках грузов и пассажиров. Шло быстрое техническое перевооружение авиационного транспорта. Были построены и оснащены современной техникой аэропорты в Челябинске, Перми, Свердловске, Уфе, Кургане, Оренбурге, Тюмени, Ижевске. На смену самолетам Ту-104 и Ил-18 пришли более эффективные Ил-62, Ту-154, Ту-134. Оснащение местных авиалиний турбомоторными самолетами Ан-24, реактивными Як-40, вертолетами МИ-2, МИ-8, КА-26 привело к дальнейшему улучшению местных сообщений. Перевозки воздушным транспортом для окраинных районов Урала стали иметь важное народнохозяйственное значение.

Освоение Севера вызвало ускоренное развитие авиационных перевозок.

Сельское хозяйство

Со второй половины 60-х годов был провозглашен курс на интенсификацию сельскохозяйственного производства, мелиорацию и освоение новых земель.

Объем капитальных вложений в аграрную сферу возрастал. На полях появились новые марки техники: трактор Т-100М, Т-130, комбайны «Нива», «Колос», «Сибиряк», которые позволили повысить производи-тельность труда в 1,5-2,5 раза. Трактор Т-100М, созданный на Челябинском тракторном заводе, был награжден на Лейпцигской международной ярмарке золотой медалью и экспортировался в 48 стран мира, по своим техническим характеристикам он не уступал мировым стандартам.

Особое внимание уделялось мелиоративным работам, в результате которых предполагалось значительно расширить сельскохозяйственные угодья. И действительно, только на Урале с 1965 по 1974 г. площадь орошаемых земель увеличилась в четыре раза. В соответствии с природно-климатическими условиями в различных областях мелиорация имела свою специфику. В Свердловской, Пермской областях и в Удмуртии основные усилия направлялись на осушение переувлажненных и заболоченных земель. В Челябинской, Оренбургской и Курганской областях проводились работы по орошению и борьбе с эрозией почвы. Мероприятия по мелиорации активно осуществлялись и в последующие годы, что привело весьма к неоднозначным последствиям. Серьезной проблемой стало нарушение экологического водного баланса. Погоня за планом, стремление обеспечить рост капиталовложений в эту отрасль нанесли трудновосполнимый урон природе и земле Урала.

Разворачиваются мелиоративные работы.

В развитии сельского хозяйства Урала во второй половине 60-х — 80-е годы можно выделить два периода: 1966-1975 гг., 1976-1985 гг.

В первый период (1966-1975) животноводство стало ведущей отраслью сельского хозяйства на Среднем и Западном Урале, усилилась его специализация.

Поголовье крупного рогатого скота в регионе в 1966- 1971 гг. выросло. Однако прирост поголовья скота не смог до конца компенсировать те потери, которые понесло животноводство в начале 60-х гг. Негативные последствия имело поспешное создание крупных специализированных ферм и ликвидация мелких, особенно в таких отраслях, как свиноводство и овцеводство.

Успешно развивалось птицеводство во всех регионах Урала, а в Челябинской и Свердловской областях строились специализированные птицефабрики и крупные птицефермы. Вокруг крупных промышленных центров Урала, особенно в Челябинской, Пермской, Свердловской областях и Удмуртии, создавались хозяйства, специализировавшиеся на выращивании картофеля, овощей, продукции животноводства.

Создавались крупные специализированные хозяйства.

Восьмая пятилетка была одной из наиболее удачных для развития сельского хозяйства. По всем отраслям наблюдался значительный рост производства. Высокие урожаи получили хозяйства Оренбургской, Курганской и Челябинской областей, причем наиболее удачным был 1968 г., когда в Оренбуржье собрали зерна в среднем по 18 ц с га, а в отдельных районах по 20-25 ц с га. За эти достижения Оренбургская область была награждена орденом Ленина.

Во втором периоде (1976-1985) наметился спад в производстве сельскохозяйственной продукции, особенно в Курганской, Оренбургской, Челябинской областях и Башкирии. Эта тенденция получила дальнейшее развитие во второй половине 80-х годов.

Наиболее благоприятным было состояние животноводства, по ряду отраслей наблюдался даже рост поголовья. Сохранение и некоторое увеличение пого-ловья стада способствовало росту производства мяса и молока. Наиболее высокие показатели были характерны для Башкирии, Оренбургской и Челябинской областей, самые низкие — для Удмуртии.

Интенсификация сельского хозяйства понималась правительством как комплекс мер (механизация, мелиорация, химизация, кооперация и интеграция производства, увеличение капиталовложений), которые должны были качественно изменить аграрное производство, поднять его на новый уровень и решить проблемы, возникающие в экономике. Эти мероприятия реализовывались на практике путем проведения кампаний по принципу: чем больше, тем лучше, нанося скорее вред, чем пользу сельскому хозяйству. Так было с мелиорацией земель, бездумным применением химических удобрений и ядохимикатов, поголовной кооперацией и интеграцией хозяйств, приведших к созданию огромного административного аппарата, на содержание которого шло гораздо больше средств, чем полученные хозяйствами доходы от кооперации.

Со второй половины 60-х годов изменилось отношение правительства к личным приусадебным хозяйствам. Ограничения их деятельности, введенные в конце 50-х годов, были признаны ошибочными, а местным властям предписывалось оказывать помощь населению в обзаведении скотом, обеспечении кормами, обработке земли. Были предприняты меры, направленные на создание более благоприятных условий для развития приусадебных личных хозяйств.

Улучшилось их обеспечение строительными материалами, минеральными удобрениями, средствами малой механизации. Колхозы и совхозы могли заключить договор с крестьянским хозяйством по выращиванию и закупке скота и птицы. Принятие Продовольственной программы также способствовало тому, чтобы каждая семья, проживающая на селе, могла иметь огород, скот и птицу. Для того, чтобы стимулировать сдачу мяса и мясо-молочной продукции потребкооперации, стали практиковать встречную продажу наиболее дефицитных в то время товаров — ковров, мотоциклов, автомобилей.

В пригородных зонах стало популярным садоводческое движение. По постановлению правительства 1981 г. садоводам предоставлялся кредит с погашением в течение 10 лет, который они могли использовать для строительства садовых домиков, обустройства участков. Тысячи горожан занялись огородничеством и садоводством. Власти, как всегда, оказались непоследовательными, и уже в 1984 г. было принято постановление, которое ограничивало строительство на приусадебных участках: садоводам разрешалось возводить только одноэтажные домики площадью до 25 кв. м, неотапливаемые теплицы.

В 1985 г. садоводческие кооперативы пережили тяжелые времена — бульдозерами сносились бани, демонтировались уже некоторые вторые этажи домиков, уничтожались культуры, выращивание которых не предусматривалось постановлением. Тем не менее коллективное садоводство продолжало активно развиваться, обеспечивая горожан дополни-тельным картофелем, овощами, ягодами и фруктами.

Серьезной проблемой, влияющей на развитие сельского хозяйства, стало сокращение трудоспособного населения.

Обезлюдение деревень Урала привело к тому, что уже с 50-х годов в отдельных областях региона — Пермской, Свердловской для сельскохозяйственных работ, особенно в период уборки, стали привлекать горожан. В 70-80-е годы это стало повсеместным явлением, превратившимся в своего рода «повинность» города перед деревней. Шефствующие над колхозами и совхозами предприятия и организации в обязательном порядке должны были присылать работников на прополку, уборку урожая, сенокос и другие сельскохозяйственные работы.

Конец 70 — начало 80-х годов характеризуется дальнейшим развитием миграционных процессов, связанных с урбанизацией и раскрестьяниванием.

Критическая ситуация сложилась в Челябинской, Свердловской и Пермской областях, где численность сельскохозяйственного населения стала непропорционально низкой. Так, численность сельского населения горнопромышленного Урала в 1985 году составила всего 18,4 %, причем в возрастной структуре преобладали пожилые люди и старики.

Пустели целые деревни, зарастали сорняками усадьбы, закрывались школы. Эта картина запустения, особенно характерная для Уральского Нечерноземья, дополнялась непродуманной и жесткой в человеческом отношении политикой по сносу неперспективных деревень. С 1965 по 1985 год в трех областях Урала — Оренбургской, Челябинской и Удмуртской АССР количество населенных пунктов сократилось в 2,3 раза. Разорение деревень, ограничение личных хозяйств — все это разрушало традиционную среду обитания крестьянства.

В 60-70-е годы в силу специфических природно- климатических условий, а также различного уровня урбанизации в регионе окончательно выделились области, которые в сельскохозяйственном отношении можно назвать производящими и потребляющими. К производящим относятся южные территории Урала (Челябинская, Курганская, Оренбургская области), они специализируются на производстве товарного зерна и не только обеспечивают себя сельскохозяйственной продукцией, но и вывозят ее за свои пределы. К потребляющим принадлежит Нечерноземная зона Урала (Пермская, Свердловская области, Удмуртская республика), в которой основным направлением сельскохозяйственного производства стало мясо-молочное животноводство, а также выращивание картофеля и овощей. Для того чтобы полностью удовлетворить потребности населения Нечерноземья в продуктах питания, необходимо дополнительно завозить сельскохозяйственную продукцию из других регионов страны.

На Урале удельный вес капиталовложений, направляемых на развитие социальной сферы, был ниже, чем в среднем по РСФСР, и имел тенденцию к снижению. В Уральском экономическом районе капитальные вложения в социальную инфраструктуру в 60-70-е годы в расчете на 10 тысяч жителей составил примерно 80 % от среднереспубликанского уровня. По данным директора Института экономики УрО АН СССР члена-корреспондента В. П. Чичканова, Свердловская область в 1988 году, занимавшая второе место в РСФСР по объему промышленного производства, по обеспеченности жильем на одного человека находилась в республике на 36-м месте, по вводу детских дошкольных учреждений — на 36, по продаже непродовольственных товаров — на 48, по реализации бытовых услуг — на 41-м.

Удельный вес капиталовложений, направляемых на развитие социальной сферы Урала, был ниже, чем по стране.

Отставание развития социальной сферы — основная причина миграции населения с Урала. На это обращает внимание и руководство государства. Однако меры, принимаемые правительством для прекращения миграции, носили половинчатый характер. На Урале с 1 марта 1974 года был введен коэффициент к заработной плате рабочих и служащих промышленности, строительства, транспорта и связи. В результате заработная плата была повышена в северных районах Пермской и Свердловской областей на 20%, в Курганской, Челябинской, Оренбургской областях и Удмуртской республике — на 15 %. Но работники непроизводственной сферы, не получив «уральские», попали в неравное положение, потому что параллельно с введением районного коэффициента вводились районные надбавки к стоимости продуктов питания, бытового обслуживания, транспорта. В результате усилилась миграция работников социальной сферы. Урал по возрастающей терял квалифицированные кадры врачей, учителей, творческих работников и др. В 1980 г. по Свердловской области укомплектованность врачами составила 87,8 %.

Уральские органы власти пытались остановить утечку квалифицированных кадров из региона и неоднократно обращались в Совет Министров СССР с просьбой изменить положение дел: ввести надбавку к заработной плате всем категориям работников, сократить существенное отставание Урала от СССР, РСФСР по соцкультбыту, поднять его до уровня центральных районов страны. Однако их просьбы не имели успеха. Объяснить данную позицию можно только тем, что центральные ведомства в своей деятельности игнорировали интересы региона.

Основной причиной миграции населения с Урала являлось отставание развития социальной сферы от других регионов страны.