Трудное начало реформ на Урале

События 1991 г. привели к революционным изменени­ям в политической жизни, но не повлияли на сложный ком­плекс экономических и социальных проблем. Экономиче­ская ситуация в России заметно ухудшалась. Возникли оче­реди за хлебом. Дефицит стал всеобщим. При этом доро­жали даже продукты, выдаваемые по карточкам.

Наиболее остро кризис проявлялся в промышленных ре­гионах Урала, где основная масса предприятий традици­онно работала на государственный заказ и не была связана с потребительским рынком, усилилась инфляция. В Сверд­ловской области в 1991 г. производство товаров народно­го потребления выросло всего на 5,8 %, а денежные дохо­ды населения почти удвоились.

Главной задачей на ближайшую перспективу станови­лось сохранение общей системы управления народно-хо­зяйственным комплексом соответствующих регионов. Во второй половине 1991 г. эта проблема решалась на трех уровнях — союзном, федеральном и региональном. Союзный уровень управления фактически был ликвидирован сразу после подавления «путча*». Указом президента России вся союзная собственность на территории республики передавалась ей в управление.

Подписанный 3 декабря 1991г. указ «О мерах по либерализации цен» предусматривал переход со 2 января 1992 г. на свободные (рыночные) цены. Сохранялись регулируемые цены на социально значимые товары первой необходимости (хлеб, молоко, спички и пр.) и некоторые услуги (топливо, энергия, квартплата и т. п.). Указ «О едином экономическом пространстве РСФСР», подписанный 12 декабря 1991 г., подчеркивал обязанность глав администраций поддерживать свободу рыночных отношений. В соответствии с программой приватизации государственных и муниципальных предприятий создавались специальные списки предприятий (прежде всего — социально значимых) на уровне области, города, района, не подлежащих приватизации. Все остальные предприятия должны были быть приватизированы в 1992-1994 гг.

Согласно опросу жителей Екатеринбурга, 30 % респондентов назвали свою жизнь в основном плохой, 60% — трудной, но терпимой, 10% — в основном хорошей. Таким образом, российские власти могли рассчитывать на определенный социальный «запас прочности» в ходе реформ.

1992 год начался с либерализации цен. В результате в первый месяц реформы значительно увеличилось товарное наполнение рынка, на прилавках крупных городов появились продовольственные товары, которых люди давно не видели. Однако эти первые положительные итоги оказались весьма скромными на фоне негативных явлений в экономике и социальной сфере, возникших до 1991 г.

Отрицательные черты первого периода реформ, связанные с деятельностью правительства Е.Т. Гайдара, на Урале проявились в обвальном падении объемов производства. Для Урала в целом этот показатель составил 30 %. В Свердловской области показатели падения объемов производства составили: в металлургии — 20 %, в машиностроительном комплексе — 23 % и т. д. (в целом 31 %). Только в январе цены в Свердловской области, например, выросли вдвое. Рост цен на продовольствие за весь 1992 г. составил 1888 %. При этом население получало значительно меньше той суммы, которая могла обеспечить нормальное существование. Стоимость потребительской корзины по Свердловской области в декабре 1992 г. превысила 10 тыс. руб., увеличившись за год почти в 25 раз. В Пермской области только за 1992 г. цены на ши ребительские товары увеличились в 19 раз при росте заработной платы в 12 раз.

По сути, жители уральских областей (как и России в целом) столкнулись с принципиально новой социально- экономической ситуацией, для которой были характерны падение уровня жизни, резкая ломка системы социальной защиты населения.

В 1993 г. продолжалось стремительное падение объемов промышленного производства: в Курганской области — на 10.5 %. В Пермской — на 15%, в Свердловской — на 18%, в Челябинской — на 20,5 %. При этом быстрее всего производство сокращалось в машиностроительном комплексе. В Башкирии в течение 1990-1994 гг. объем производимой промышленной продукции сократился на 37.3%.

Сложная ситуация сложилась в военно-промышленном комплексе (ВПК) Урала. В Удмуртии, Пермской и Свердловской областях с ним была связана значительная часть промышленного потенциала и инфраструктуры. Сокращение военных расходов России почти на 70% и скоротечная конверсия повлекли за собой снижение выпуска военной продукции, остановку ряда предприятий, сокращение занятости и рост социальной напряженности.

Ситуация в сельском хозяйстве также вызывала озабоченность: производство хлеба и хлебобулочных изделий в Курганской области составило 69,8%, в Челябинской — 78,2 %, в Свердловской — 78,4 % объема предыдущего года. Немногим лучше обстояло дело в других секторах аграрно-промышленного комплекса (АПК). Другими словами, кризис продолжался, хотя обвальное падение производства по всем показателям удалось несколько затормозить. В этих условиях на первый план выдвигались задачи реализации стабилизационных программ, к этому периоду разработанных во всех регионах Урала, что требовало дополнительных финансовых и бюджетных полномочий.

В 1994 г. экономическое положение регионов Урала принципиально не изменилось. Инфляция сохранялась и имела в 1994 г. зигзагообразный характер. В январе 1994 г. индекс цен в Свердловской области вырос на 15,25%. К концу года этот показатель составил около 8 %. Продолжался рост квартирной платы: в 1993 г. она составляла 3 % от себестоимости, в 1994 — 29 %, а в 1995 г. — уже 40 %. Одной из наиболее острых экономических проблем регионов Урала стали хронические невыплаты заработной платы.

Эта ситуация развивалась на фоне дальнейшего падения объемов производства. Объем продукции Свердловской области в 1994 г. сократился на 27 %, хотя удельный вес товаров народного потребления (ТНП) в общем объеме продукции вырос до 110 %. По сравнению с 1990 г. спад превысил 50%. Продолжалось сокращение сельскохозяйственного производства в области (увеличился лишь сбор картофеля). Тенденции замедления падения производства в 1995 г. не носили абсолютного характера.

Заметно изменились и другие экономические показатели. Объем капиталовложений за период 1992-1994 гг. сократился в области почти на 2/3, а уровень безработицы вырос до 2,33 %.

Объем розничного товарооборота и платные услуги росли в абсолютных показателях, что было связано с резким взлетом индекса потребительских цен на них (почти в 25 раз — в 1992 г., в 8,5 раз — в 1993 г. и в 2,8 раза — в 1994 г.). На самом деле их объем значительно сократился (на платные услуги — почти в 5 раз по сравнению с 1990 г.).

То же самое можно сказать о денежных доходах населения. Увеличившись в абсолютных цифрах в десятки раз, они составили в 1994 г. лишь 39,3 % по отношению к уровню 1990 г. Настолько же сократилась и среднемесячная заработная плата. Одновременно, в основном за счет импорта, в короткий срок был ликвидирован товарный голод, магазины заполнились всевозможными продовольственными и измышленными товарами.

Курсом приватизации

Насыщению товарного рынка способствовала и приватизация, ускоренными темпами проводившаяся после начала коренных экономических реформ. В Свердловской области в 1992-1994 гг. было приватизировано 3 767 предприятий, стоимость имущества которых (в ценах на 1 января 1992 г.) составила 228 млрд руб.: 17,2% предприятий было приватизировано путем акционирования; 10,2 % продано с аукциона, а 39,2 % приватизировано на основе коммерческого конкурса; 28,8% предприятий приватизировано путем выпуска арендного имущества, остальные — путем продажи имущества ликвидируемых предприятий и т. п. Общая сумма средств, полученных от приватизации в Свердловской области в 1992-1994 гг., превысила 37,3 млрд руб.

На 1 января 1995 г. в промышленности Свердловской области было приватизировано 54 % предприятий в таких отраслях, как цветная металлургия, машиностроение и металлообработка, производство стройматериалов, пищевая, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, электроэнергетика.

Все это привело к существенному изменению удельного веса предприятий различных форм собственности.

В Пермской области за 1992 г. было приватизировано 572 муниципальных объекта, 104 — областных и федеральных. В сфере обслуживания в частные руки перешло 90 % собственности. В Башкирии к 1995 г. в результате разгосударствления изменили форму собственности 1054 предприятия.

Попытки стабилизации экономической ситуации

К 1996 г. в экономике большинства регионов Урала появились обнадеживающие тенденции: финансовая стабилизация, насыщение товарного рынка, признаки роста инвестиционной активности. Наметилась тенденция сокращения объемов сырьевого экспорта. Но главным стала постепенная адаптация уральцев к рыночным условиям. Вплоть до середины 1998 г. медленно, но верно увеличивались объемы производства в четырех важнейших для Урала отраслях — электроэнергетике, цветной металлургии, машиностроении, легкой промышленности. Удалось сохранить потенциал сельского хозяйства. Благодаря этому на прилавках магазинов Свердловской области местная продукция потеснила курятину из США и голландские овощи. Выросли реальные доходы населения (в Свердловской области, например, за 1997 г. в среднем на 6 % в расчете на одного жителя). Произошли позитивные демографические перемены. Впервые за десять лет в 1998 г. рождаемость выросла почти на 3% (в начале 1990-х гг. она падала ежегодно на 10-12%). Удалось вдвое снизить официальную безработицу, которая в 1995 г. составляла почти 4 % численности экономически активного населения.

Однако позитивные изменения в экономике Урала, как и России в целом, не имели надежной базы. Финансовая стабилизация оказалась временной. Стабильный курс рубля и низкая инфляция обеспечивались в основном жесткой поли тиной монетаризма, а не развитием реального сектора производства. Искусственно снижался оборот наличных денег, что, наряду с повсеместными злоупотреблениями, вело к колоссальному росту задолженностей по зарплатам, пенсиям и другим выплатам.

Для покрытия непомерных бюджетных расходов выпускались высокодоходные государственные казначейские облигации (ГКО). Миллиардные кредиты иностранных финансовых организации тратились в основном на выплаты процентов по ГКО. Таким образом, чтобы гасить старые долги, государство шло на увеличение новых. Такая финансовая политика привела в конечном счете к масштабному экономическому и политическому кризису. Отказ правительства и Центрального банка России выполнять обязательства по ГКО привел к резкому падению курса рубля, кризису банковской системы. Неизбежные следствия этого — всплеск инфляции, спад деловой активности. В течение месяца (август — сентябрь 1998 г.) сводный индекс цен вырос на 50 %, а преобладающие на рынке импортные товары длительного пользования (бытовая техника, одежда и т. п.) вздорожали в несколько раз. Стремительно сократились инвестиции в производство. Вновь резко выросла взаимная задолженность при расчетах предприятий между собой, задолженность по зарплате и пенсиям. Только в Свердловской области последняя достигла гигантских размеров — почти 1,5 млрд рублей (против 300 млн в июле). Как показал кризис, вопрос социальной направленности реформ остался открытым.

Последняя советская денежная реформа

В январе 1991 года, в последний год существования СССР при генсеке Михаиле Горбачеве началась последняя советская денежная реформа, получившая название «павловской» в честь ее создателя Валентина Павлова, министра финансов, а впоследствии премьера правительства СССР. За две недели до начала реформы, Павлов опроверг слухи о грядущей реформе.

Правительство задумало избавиться от «лишней» денежной массы, находившейся в наличном обращении, и хотя бы частично решить проблему дефицита на товарном рынке СССР. Формальной причиной для проведения реформы была объявлена борьба с фальшивыми рублями, якобы завозимыми в СССР из-за рубежа.

По заявлениям властей, эта мера должна была заморозить нетрудовые доходы, средства спекулянтов, коррупционеров, теневого бизнеса и фальшивые деньги, а в результате сжать денежную массу и остановить инфляцию.

Главные пункты реформы

  • 23 января 1991 г. прекращается прием всех видов платежей купюрами 50 и 100 руб. образца 1961 г. Они обмениваются на дензнаки нового образца.
  • Обмен будет производиться на предприятиях в пределах среднемесячного заработка за последний год, размер обмена — не более 1000 руб. на 1 работающего.
  • Обмен для пенсионеров — в пределах 200 руб. либо в размере месячной пенсии (если она больше 200 руб.).
  • Суммы свыше указанного предела будут приниматься после принятия решений комиссиями при райгорисполкомах.
  • Обмен будет производиться в течение 3 дней.
  • В 1 полугодии 1991 г. выдача наличных денег с банковских вкладов граждан ограничивается суммой 500 руб в месяц.
  • Владельцы вкладов могут использовать деньги на своих счетах для оплаты товаров и услуг в безналичном порядке без ограничения сумм.

 

Справочник к статье

Инфляция — обесценивание денег, проявляющееся в росте цен на товары и услуги, не обусловленном повышением их качества. Причиной инфляции является прежде всего избыточная денежная масса при отсутствии адекватного увеличения товарной массы.

Либерализация цен — отказ от государственного контроля и регулирования розничных и оптовых цен.

Приватизация — разгосударствление собственности, следствием которого является преобладание частного сектора в экономике.

1991, сентябрь — переименование Свердловска в Екатеринбург.

Потребительская корзина — набор продовольственных и непродовольственных товаров, жилищно-коммунальных, транспортных, культурно- просветительных, бытовых, медико-оздоровительных и других платных услуг, необходимых для удовлетворения физиологических и социальных потребностей человека.

Конверсия — перевод военно-промышленных предприятий на выпуск мирной продукции.

Акционирование — преобразование предприятия в акционерное общество, формирующее свой первоначальный капитал за счет выпуска и продажи акций этого общества.

Монетаризм (лат. moneta — монета) — экономическая политика, согласно которой количество денег (а не уровень развития производства) является определяющим фактором экономики.

Приватизационный чек — ваучер

Итоги приватизации предприятий Свердловской области к 1995г.:

  • 100% — черная металлургия;
  • 8,3%-топливная промышленность:
  • 12,3% — сельское хозяйство;
  • 20,2% — общественное питание;
  • 30,8 — транспорт.