Некоторые уральские слободы и поселения, образованных с конца XVI по конец XVIII века

Для каждого поселения указана дата основания. Большинство слобод сохранились до наших дней в качестве деревень или поселков, в ряде случаев — городов, в этом случае стоит обозначение «н.вр.». Если известна дата окончания существования слободы как административной единицы, эта дата указана. Если неизвестно, существует ли слобода как самостоятельное поселение до сих пор, либо когда она закончила свое существование — стоит знак вопроса.

Для каждой слободы приведена карта с обозначением примерных (или точных) границ слободы, а также (если имеются подобные сведения) — обозначены изменения границ слободы с течением времени. Название каждого отдельного поселения в списке сопровождается его описанием, включающим сведения, известные об этом селении.

Лозьвинский городок. 1585 год

Проложенная Ермаковыми казаками дорога за Камень через Тагильский волок просуществовала до конца XVI столетия. По ней шли в Сибирь отряды русских служилых людей, возводивших один за другим зауральские города и остроги.

Но «сначалу первой городок поставлен был вверх реки Тагила и назван был Верхтагилской город», о чем сообщает ранняя редакция Сибирского летописного свода, так называемая «Книга записная».

Здесь же содержится один любопытный эпизод из начальной истории Верх-Тагильского городка:

«А воевода в нем был с Москвы Рюма Языков. И был у тово воеводы с собою привезен казанской кот большей. И все де ево подле себя держал Рюма. И тот кот спящему ему горло преяде и до смерти заяде в том городке».

Новым начальником гарнизона «в Тагилском остроге» стал «голова муромец Григорей Елизаров». Через два года воеводами «на Тагиле» были ржевские дворяне Василий Андреев сын Квашнин, переведенный вскоре в Новгород, и Иван Иванов сын Ордин-Нащокин.

Между тем около 1588 г. служилым людям из Тобольска удалось привести к покорности Пелым и Большую Конду, а их князья Аблегирим и Агай, находившиеся до этого в вассальной зависимости от хана Кучума, обязались с 1589 г. платить ясак русским. Путь из Чердыни через Вишеру на Лозьву и Тавду стал теперь свободным. В связи с этим тагильскому воеводе Ивану Ордину-Нащокину приказано было перебраться на другое место.

За горным перевалом, начинавшимся с верховьев Вишеры, на мысу при впадении реки Ивдель в Лозьву, он приступил к строительству Лозьвинского городка, ставшего отныне не только центром нового обширного уезда, но и главной перевалочной базой на пути в Сибирь: указом царя Федора Ивановича велено было «возити на Лозьву городок хлебные запасы от поморских городов на жалование сибирским ратным людем».

Потерявший свое значение Верх-Тагильский городок был «покинут впусте», а его гарнизон перевели на Лозьву. Через год тагильские стрельцы были заменены устюжскими, прибывшими сюда вместе с князем Иваном Михайловым сыном Вадбольским, отправленным из Вологды. А вскоре здесь появился новый воевода — Иван Григорьев сын Нагой. В результате всех этих перемен дорога через Тагильский волок постепенно прекратила свое существование.

Лозьвинский городок был обнесен двойными рублеными стенами с земляной засыпкой (так называемыми «городнями»), имел шестигранные башни по углам, а также был укреплен острогом. В самом городе, помимо воеводского двора и других построек, имелась Троицкая церковь. Близ города была, кроме того, построена первая в Сибири судоверфь, заведена государева кузница, в казенных житницах и амбарах хранились хлеб, соль, боеприпасы и кладь проезжих торговцев. В зимнее время, перед началом навигации, здесь скапливалось до 900 тонн различных грузов, более двух с половиной тысяч подвод и до трех тысяч человек временного населения. Сам же гарнизон городка состоял примерно из полусотни стрельцов и казаков.

Пелым. 1585 год

Неподалеку от старого вогульского городища при впадении Пелыма в Тавду был заложен новый русский город. По замыслу воевод, он должен был представлять собой обычный рубленый четырехугольник с башнями по углам: двумя проезжими, расположенными над рекой, — Рождественской и Никольской, и двумя глухими — Пелымской и Тюменской. Однако сразу это сделать не удалось. Как жаловались пелымцы даже спустя два года, «на Пелыми деи города нарубать и покрыть некому, плотников нет, а служилых людей мало ж». Поэтому, «чтоб в городе сидети было безстрашно», около недостроенной крепости поставили острог из «березового жердя» с семью наугольными и воротными башнями. Около острога выкопали еще и ров.

С самого начала в Пелыме была воздвигнута церковь Рождества Богородицы с приделом во имя св. Николая Мирликийского. «Образа и книги и все церковное строение» для храма князь Петр Горчаков привез с собой из Москвы, «а попа в тот новой город» ему велено было «взять из Перми» (этот поп был сослан сюда из Углича), «а дьякона, едучи в Сибирь, взять в Ростове, которово владыка велел выбрать».

Первоначально русское население Пелыма, помимо служилых людей — стрельцов и казаков, прибывших с Горчаковым и Ушаковым, — составляли каргопольцы, сосланные сюда за бунт, а также пермичи и вятчане (их усилиями в Табаринской волости была заведена пашня, ибо, в отличие от Березова, где из-за суровых погодных условий заниматься земледелием считалось бессмысленным, в Пелыме с самого начала планировалась обработка государевой пашни). Почти сразу же сюда сослали и 60 семей угличан (более 200 человек), замешанных в майском восстании 1591 г., вспыхнувшем в связи с загадочной смертью царевича Дмитрия, и группу калужан, распространявших слухи, будто полчища крымского хана Казы-Гирея навел на Москву Борис Годунов.

Как только строительство обоих опорных пунктов, Березова и Пелыма, было в основном закончено, начался завершающий этап ликвидации вогульского мятежа. С наступлением зимы 1593 г. посланные из Березова русские казаки и стрельцы под командованием письменного головы Ивана Змеева, поднявшись
вместе со «служилыми» остяками Игичея Алачева по Оби, прошли, громя все на своем пути, от устья Конды до столицы Кондинского княжества городка Карташа. Участники похода нанесли сокрушительное поражение местным вогулам: многих «людей… побили, и иных в полон поймали», «юрты их разорили, и
животы и статки все поймали…» Сам кондинский князь Агай вместе с братом Косякмой и старшим сыном Азыпкой попал в плен.

Одновременно начал активные военные действия против пелымских вогулов и воевода Петр Горчаков.

В конце концов князь Аблегирим, лишившийся своих тылов на Конде, вынужден был сдаться на милость победителей, очевидно, не зная, что ему уже давно подписан русскими властями смертный приговор.

В плену оказались также его младший сын Таутей и внук Учот, сын Тагая.

Тагильская слобода. 1612 год

Официальное санкционирование Тагильской слободы было дано грамотой от 31 декабря 1612 г.

Обстоятельства появления в уральской топонимике понятия «Тагильская слобода» не прояснены до сих пор. В литературе сведения о возникновении Тагильской слободы противоречивы: обобщающие академические издания обходят этот вопрос молчанием либо относят ее появление ко времени после переписи населения Верхотурского уезда М. Тюхина 1624 г., в публикациях разных лет можно встретить различные даты основания Тагильской слободы.

Объяснение подобных разночтений следует искать в истории Тагильской слободы, складывавшейся в качестве административной единицы не так, как абсолютное большинство уральских слобод. Обычно будущий слободчик получал грамоту из верхотурской или тобольской воеводской канцелярии на заведение новой слободы в местах необжитых, неосвоенных русским населением, на нераспаханных землях.

Классическая слобода становилась центром округи, именовавшейся «чертежом» данной слободы, постепенно обрастая деревнями. Таким образом, слобода как
административная единица получала именование по названию слободы — населенного пункта.

История Тагильской слободы в эту схему не вписывается. Официальная грамота о ее санкционирование была дана высочайшей российской властью 31 декабря 1612 года. Текст этой грамоты дал верхотурцам законное основание селиться по рекам Тагилу и Мугаю и таким образом, по-видимому, и положил начало Тагильской слободе как одной из важнейших административных единиц Верхотурского уезда XVII в.

Невьянская слобода. 1621 год

Невьянская слобода была основана в 1621 г. Основателем ее был Федор Иванович Тараканов, проводивший в 1621 г. перепись Верхотурского уезда.

В ходе переписи и был осуществлен прибор «на новые места меж Верхотурья и Туринского острогу в стороне на поле от Верхотурья сто тритцать верст на Невью реку и на Реж реку».

Территориально Невьянская слобода в 1624 году занимала земли по Нейве и Режу вверх от их слияния. По Нейве — до Богоявленского монастыря, по Режу — до впадения речки Ошкарки. Но переселенцам эти границы были тесны и они почти сразу начали их расширять. 15 мая 1623 года невьянским пашенным крестьянам Обросиму Голубчикову, Григорию Новоселову и Устину Зогзину ясачный человек Туринского уезда Никита Телтяков продал «на Нице водчину
свою на нис Нице на левой стороне с верх конца с Кедровского болота вниз по реке по Боровой больший бор». В результате этой сделки границы угодий невьянских крестьян (фактически — Невьянской слободы) отодвинулись в восточном направлении до нынешней границы Алапаевского и Ирбитского районов.

Как административно-хозяйственная единица Невьянская слобода окончательно оформилась к 1625 г. Тогда же была предпринята попытка создать еще одну слободу на Нейве.

Новая слобода заняла земли вверх по Нейве от Невьянского монастыря до речки Алапаихи, но как самостоятельная административная единица она не сложилась, после чего произошло слияние Новой и Невьянской слобод, в результате чего границы Невьянской слободы на западе достигли места, где в дальнейшем был построен Алапаевский завод. Монастырские владения в результате слияния оказались внутри территории Невьянской слободы.

Чубарова слобода. 1622 год

Чубарова слобода была основана туринскими властями в 1622/1623 гг.

Слобода располагалась на правом берегу реки Ницы, впадающей в реку Туру, в 68 верстах (72,48 километрах) от ее устья, 12 верстах (12,79 километрах) от Верх-Ницинской слободы, 54 верстах (57,56 километрах) от Краснослободского острога.

Слобода была названа Чубаровой потому, что на ее месте в древние времена располагалась татарская крепость, называемая татарами Цубартура, и еще до построения слободы это место называли Чубаровым городищем.

Ницинская слобода. 1627 год

В 1627 г. верхотурский воевода князь С.Н. Гагарин прибрал первых крестьян «на реке Нице в новой слободе на Красном яру», положив начало Ницинской Ощепкове слободе, занимавшей северо-западную часть нынешнего Ирбитского района.

До этого у самого устья реки Режа на Нице стояло несколько дворов известного «проведывателя» новой дороги из Соликамска к Верхотурью — Артемия Бабинова. По имени строителя Ощепкова, новая слобода и называется в документах «Ощепковой-Ницинской». Первыми ее жителями были 12 ссыльных, переведенных сюда из Тобольска и Тюмени.

Рудная слобода. 1630 год

В 1630 г. левом берегу реки Ницы, между двух устьев речек Боровой и Татарки, и выше Ницинской–Ощепковой слободы, была основана Рудная слобода.

В 1628 г. на месте Рудной слободы был открыт железный рудник, где был устроен первый на всем Урале казенный Ницынский завод. Для работ на этом железоделательном заводе правительство и поселило в Рудной слободе 16 семейств новоприборных крестьян, которые обязаны были работой на заводе с 1 сентября по 9 мая, с условием выделки за это время 400 пудов железа и с освобождением за то от всяких податей и повинностей, с правом пользования землей без уплаты «пятинного снопа» и даже с жалованием по 5 рублей в год. Несмотря на все эти льготы, заводская работа казалась крестьянам столь тяжелой, что они часто покидали слободу и разбегались.

Ирбитская слобода. 1931 год

В литературе можно встретить несколько различных дат основания Ирбитской слободы. Прямые указания документов дают 7140 год, то есть время с 1 сентября 1631 г. по 31 августа 1632 г. Е. В. Вершинин относит время основания слободы к 1632 г. исходя из того, что первые крестьяне были прибраны «при подьячем при
Втором Шестакове», а Шестаков прибыл в Верхотурье в феврале 1632 г.

Непосредственно привлечением крестьян в слободу и организацией их поселения занимался слободчик Иван Шипицын. Подьячий только вел делопроизводство. С сентября 1631 по февраль 1632 года в Верхотурье подьячего не было. Вряд ли слободчик и все остальные в Верхотурье остановили текущие дела и ждали нового подьячего. Поэтому, возможно, что Ирбитская слобода была основана еще в конце 1631 г., а прибывший в начале 1632 г. Второй Шестаков только официально оформил «прибор» крестьян. Это соображение заставляет документально обоснованным временем основания Ирбитской слободы считать сентябрь 1631 – август 1632 гг., а более точная дата еще требует уточнения.

О первых годах деятельности Ивана Шипицына на Ирбите прямых известий нет. Но, очевидно, что он занимался тем же, чем и любой другой основатель нового поселения — вербовал поселенцев, наделял их землей и угодьями, обеспечивал ссудами, утрясал возникающие проблемы с властями, поддерживал отношения с пограничными слободами, в том числе и Тобольского уезда. Последние годы Иван Шипицын исполнял обязанности слободчика уже утратив привилегированный статус. В крестьянской книге 1640 года он идет в общем списке.

Белослудская слобода. 1644 год

Прямое указание на время основания Белослудской слободы содержится в именных крестьянских книгах:

«Да в прошлом во 152-м году при воеводе при Максиме Стрешневе да при подьячем при Максиме Лихачове в Верхотурском уезде за Ирбитцкою слободою заведена новая Белослудцкая слобода».

7152 год по исчислению «от сотворения мира» соответствует 1 сентября 1643 – 31 августа 1644 года. Стрешнев и Лихачев заступили на должности в 1644 году, который и следует считать датой постройки слободы.

Непосредственным строителем Белослудской слободы был верхотурский сын боярский Василий Иванович Муравьев. О нем известно немного. Происходил ли он из старинного дворянского рода Муравьевых или просто был их однофамильцем, не выяснено. В верхотурских документах он появляется в 1631–1632 годах как «пашенных крестьян прикащик» с окладом десять рублей. Величина оклада свидетельствует о том, что он был в ранге сына боярского. С 1637 года он и проходит в документах как сын боярский.

Крестьяне Белослудской слободы изначально набирались на хлебный оброк. В Белослудской слободе льготный срок вначале был определен такой же как в Ирбитской — шесть лет. То есть, территория будущей слободы считалась сложной для освоения.

В начале 80-х годов XVIII века на Урале проводилась административная реформа, в ходе которой было создано Пермское наместничество в составе Пермской и Екатеринбургской губерний.

Белослудская слобода была разделена на пять административных образований, четыре из которых вошли в состав Ирбитского уезда, пятое — в состав Камышловского.

Камышловская слобода. 1666 год

Камышловская слобода была основана в 1666/1667 годах, название же получила уже в 1680-х годах, скорее всего в 1687 г., в отличие от вновь основанной тогда другой Камышевской слободы на верховьях Исети.

Камышловская слобода, ставшая впоследствии городом Камышловым, была основана на правом берегу Пышмы, при впадении в нее речки Камышенки или Камышловки. В XVII в. эта слобода принадлежала к Верхотурскому уезду.

Слобода была основана при верхотурском воеводе И.Я. Колтовском верхотурским сыном боярским Семеном Будаковым, приказчиком Пышминской-Ощепковой слободы, стоявшей тогда ниже по Пышме на 36 верст. У Мирона Будакова известно два сына — Семен и Илья.

Известно, что они в конце 50-х гг. XVII в. были поверстаны верхотурским воеводой стольником Иваном Богдановичем Камыниным в дети боярские по Верхотурью в оклад Дмитрия Зеленого.

Семен в «городовую службу» с денежным окладом 7 рублей, вместо хлебного жалования «дана ему пашенная земля от города верст с триста и болши, и живет он на тои пашне, а в городе не живет»; Илья — в «полковую службу» с денежным окладом в 6 рублей, а вместо хлебного жалования ему также была дана пахотная земля за городом, «и живет он на тои пашне, а в городе не живет».

В 1668 г., будучи приказчиком Пышминского острога, Семен Будаков завел Камышевскую (Камышловскую) слободу. В следующем 1669 г., будучи уже камышевским приказчиком, он был командирован в Москву. Его брат — Илья Будаков — в том же 1669 г. был приказчиком Арамашевской
слободы.

Арамильская слобода. 1678 год

Арамильская слобода была основана в 1678 г. слободчиком из крестьян Михаилом Сарапульцем. Ей были отведены верховья Исети.

Первые жители Арамильской слободы происходили, в основном, из Прикамья и более дальних районов европейской части России.

В 1681–1683 годах Львом Поскочиным проводилась перепись Тобольского уезда. Согласно ее итогам в Арамильской слободе насчитывалось 126 крестьянских дворов.

К этому времени в ведомстве Арамильской слободы кроме центрального поселения существовало семь деревень. В названиях всех деревень указаны реки, на берегах которых они находились, что позволяет надежно локализовать их географическое положение.

В числе деревень Арамильской слободы показано и единственное в то время поселение на берегах Уктуса — «деревня Иктусова на речке Иктусе.» В ней было три двора, в двух жили братья Дементий (Демка) и Иван (Ивашко) Петровы дети Деменовы, уроженцы Соликамского уезда Обвинской волости Рождественского прихода, пришедшие в Арамильскую слободу в 1679/80 году.

В третьем жил Фома (Фомка) Михайлов сын Вилесов, родившийся в той же волости в деревне Комарове и пришедший годом позже братьев Деменовых — в
1680/81 году.

Арамильская слобода состояла в ведении Тобольска до 1704 года, а затем была приписана к казенному Уктусскому заводу.