Города «старого типа» с высоким процентом военно-служилого населения

Не все города Урала, возник­шие еще в XV-XVII вв. как во­енно-административные и тамо­женные центры (Чердынь, Со­ликамск, Кунгур, Верхотурье и другие) сумели сохранить свое зна­чение в XVIII в. Некоторые из них к этому периоду перестали выполнять военно-пограничные функции в связи с резким расширением освоенных терри­торий на юго-восток, другие оказались вне транспортных путей, переместившихся в горнозаводские районы Урала, на судьбе третьих сказалась ликвидация в 1763 г. внут­ренних таможен, в том числе Верхотурской.

Важное значение в этом столетии сумели сохранить Ирбит и Кунгур. Ирбит стал тем центром, который связал не только Сибирь с Прикамьем, но и новые, бурно развиваю-щиеся горнозаводские районы с Европейской и Азиатской Россией. Уже к середине XVIII века через Ирбит шли фарфор, хлопчатобумажные ткани и шелк из Китая, сибирская пушнина, медная посуда и лакированные металлические изделия со Среднею Урала, сахар, французская водка, вина, сукна и даже лимоны из Европы, доставляемые на ярмарку русскими купцами-посредниками.

В 1775 г. за верность правительству в период Пугачевского восстания Ирбит приобрел статус уездного города, а его жители получили право беспрепятственной всеобщей торговли, содержания лавок и постоялых дворов. Только на Гостином дворе количество лавок к этому времени превысило две сотни. Не помешал развитию Ирбита и пожар 1790 г., уничтоживший почти весь город. Во вновь отстроенном в следующему году Гостином дворе насчитывалось уже свыше 400 лавок.

Немаловажное значение в уральской инфраструктуре XVIII в. имел Кунгур, удачно вписавшийся в систему новых сухопутных коммуникаций. Уже в 20-е гг. XVIII века, несмотря на запреты властей, грузопотоки из горнозаводских районов Среднего Урала пошли на запад через Кунгур. В целях обеспечения казенной связи на этой дороге в 1754 г. были устроены почтовые станции, а после ликвидации Верхотурской таможни движение через Кунгур на Екатеринбург и далее на Тюмень, в Западную Сибирь стало свободным.

Кунгуру не суждено было превратиться в международный торгово-транзитный центр, но он играл большую роль в региональной хлебной торговле и кожевенной промышленности. До основания г. Перми он оставался средоточием местной горнозаводской и гражданской администрации. Здесь располагался Пермский бергамт. Пермская провинциальная канцелярия. Пермская контора судных и земских дел.

В XVIII в. были основаны многие города-крепости, выполнявшие военно-оборонительные функции на новых рубежах Российской империи. Некоторым из них выпала судьба стать крупными экономическими и административными центрами Урала.

В 1744 г. «новый» Оренбург стал столицей одноименной губернии. Уже в 1747 г. в городе существовали Гостиный (на 44 лавки) и Меновой (на 121 лавку) дворы. С середины века город превратился в главный уральский центр тор-говли со Средней Азией (до этого среднеазиатские торговые потоки шли через Ирбит). Бухарские купцы привозили в Оренбург золотые и серебряные изделия, драгоценные камни, хлопок, бумажные ткани, мерлушки, шелк, шерсть, рис, ковры и пряности.

Через оренбургский торг в Азию встречным потоком по-ступали российские товары: сукна, юфть, различные металлические изделия (в том числе медная и чугунная посуда), меха. К последней четверти XVIII в. Оренбург был самым крупным по численности городом Урала.

Наряду с Оренбургом важным посредником в российско-среднеазиатской торговле стала крепость Оренбургской линии — Троицк. С 1750 г. в городе начала функционировать ярмарка. Российские купцы торговали на ней ситцем, юфтью, седлами и другой шорной продукцией, хлебом, металлоизделиями со Средней Урала. Помимо купцов из Средней Азии, на Троицкую ярмарку приезжали казахские торговцы, поставлявшие на продажу десятки тысяч лошадей. В юроде на основе местного купеческого капитала развивалась мукомольная, кожевенная и салотопенная промышленность. К 1789 г. совокупный оборотный капитал троицких купцов оценивался в 80,5 тыс. руб. Имелась в Троицке внешняя таможня, дававшая ежегодно до 20 тыс. руб. прибыли. В 1784 г. Троицк получил статус уездного города.

Среди новых городов-крепостей видное место занимал Челябинск, имевший хорошее сухопутное сообщение с Оренбургом, Екатеринбургом, Уфой, сибирскими слободами. С 1743 г. в городе действовала ярмарка, имелся Гостиный двор. Среди местных ремесленников существовали представители 28 специализаций. Особенно успешно в Челябинске развивалась кожевенная и мыловаренная про-мышленность, основанная, как и в Троицке, на средства местных купцов. Их общий оборотный капитал составлял к концу века почти 70 тыс. руб.

В течение столетия за Челябинском сохранялась роль региональною военно-административного центра. Со времени своего основания в 1736 г. и до 1748 г. в Челябинской крепости располагалось руководство Исетского казачьего войска, а с 1743 г. город стал центром Исетской провинции.

Четыре уральских города — Екатеринбург, Пермь, Алапаевск и Соль-Илецк — своим возникновением в XVIII веке были обязаны развитию промышленности. Особое значение Екатеринбурга было обусловлено его ролью столицы горнозаводского Урала (существование в городе Канцелярии Главного правления заводов фактически выводило его из местного подчинения), а наличие крупной) металлургического производства, Монетного двора и Гранильной фабрики делало город промышленным центром российского масштаба.

Получивший в 1781 г. статус города Екатеринбург динамично развивался не только за счет своих металлообрабатывающих предприятий, но и благодаря развитой мукомольной, лесопильной, кожевенной, салотопенной, свечной, мыловаренной промышленности и торговли. К последней четверти XVIII в. Екатеринбург стал вторым по численности (после Оренбурга) городом Урала. Основное его население составляли мастеровые и работные люди, купцы и цеховые ремесленники.

Пермь, основанная в 1781 г. по распоряжению Пермского и Тобольского наместника Е.П. Кашкина на базе поселка при Егошихинском заводе, превратилась в столицу наместничества. Город стал центром развитой промышленности, а также крупнейшим водным транспортным узлом. Через пермский порт на Каме проходила большая часть всего произведенного на Урале металла и металлоизделий на рынки России и для «заморского отпуска». Ключевым было место губернского города на сухопутных трактах, особенно на Московско-Сибирском, официально открытом в 1781 г. и окончательно заменившем старую Бабиновскую дорогу. Наземные пути связывали Пермь с Соликамском и Чердынью, Красноуфимском и Оренбургом, заводами северной части Среднего Урала. Через Кунгур шло сообщение с Уфой.

Заводские поселки, официально не имевшие городского статуса (Нижний Тагил, Невьянск, Ревда, Ижевск, Воткинск, Егошиха, Кушва, Златоуст, промысловое Усолье и др.), были близки городам по социальному облику, производственным и торговым показателям, культурно-бытовым традициям. Число жителей в них к концу XVIII в. колебалось от 2 до 7 тыс. человек. Кроме крупного горно-заводского производства в них были развиты промыслы, мелкая промышленность (металлообработка, кожевенная. салотопенная, свечная) и мелкооптовая торговля. За-водские поселки Урала быстро становились центрами по обслуживанию внутреннего потребительского рынка края. Торгово-ремесленная прослойка их жителей нередко успешно конкурировала с городским купечеством.

Помимо своей экономической значимости, большинство таких поселков выполняло роль административных центров но отношению к более мелким заводским поселениям и приписным деревням и слободам. В них располагались частновладельческие заводские конторы, подотчетные горнозаводским властям. Штат и структура заводских контор были схожи со структурой и штатом госучреждений. Крупные заводские поселки зачастую потому и не могли приобрести статуса городов, что принадлежали частным лицам, не желавшим терять над ними административного контроля.

Среди уральских городов XVIII в. можно выделить и такие, которые возникли на базе земледельческих и торгово-ремесленных поселений. К ним относились бывшие слободы, расположенные в районах с развитым земледелием и промыслами: Камышлов, Шадринск, Сарапул, Курган и др.

Несмотря на то, что определяющую роль в хозяйственной и административной системе края играли города с развитой экономикой и урбанизированной структурой населения, даже к концу XVIII в. на Урале количественно преобладали города «старого типа» с высоким процентом военно-служилого населения.

Гербы Уральских населённых пунктов