Динамика материального благополучия уральцев

Изменения в уровне жизни уральцев во второй половине 1960-х — начале 1980-х гг. были противоречивы и неодно­значны. Заметную роль в повышении жизненного уровня трудящихся в годы восьмой пятилетки сыграло совершен­ствование системы материального стимулирования. На предприятиях Свердловской области фонд материального поощрения в 1966-1969 гг. вырос в 13 раз. В стране была повышена минимальная зарплата рабочих и служащих до 60 руб. в месяц. Тарифные ставки рабочих-станочников машиностроительных и металлообрабатывающих предпри­ятий и цехов были повышены в среднем на 15 %. На Урале с его развитым машиностроением эта мера коснулась зна­чительной части рабочих. Увеличивалась гарантированная зарплата колхозников, оклады низкооплачиваемых подтя­гивались к оплате среднеоплачиваемых. К концу 1977 г. зарплата была повышена на территории всей Свердловской области, при этом оплата труда рабочих и служащих уве­личилась со 156 до 169,2 руб. в месяц, а в сельском хозяй­стве — со 134.9 до 167,5 руб. Рост денежных доходов насе­ления отставал от производства товаров и услуг.

По сравнению с уровнем жизни послевоенного перио­да положение основной части населения улучшилось. По­степенно решалась жилищная проблема. На начало 1979 г. жилой фонд Свердлов­ской области вырос в 5 раз. по сравнению с 1940 г. Были снесены почти все бараки. Тем не менее очередь на жилье не сокра­щалась, а продолжала расти.

Демографические показатели

Основным мерилом социального благо­получия служит средняя продолжитель­ность жизни людей, которая составила на Урале к середине 1980-х гг. 67 лет (СССР — 70.6; РСФСР — 69).

Неблагоприятную кар­тину дополняли другие демографические по­казатели: высокая смертность, снижение рождаемости и, как результат, — сокраще­ние естественного прироста лишь за год (1988/89) на 1/3. Продолжался отток населения с Урала: в 1979-1989 гг. отсюда выехало 600 тыс. человек. Если за 1960-1984 гг. численность населения РСФСР возросла на 17,7 %, то в пре­делах Урала — только на 9,7 %. Среднегодовой прирост на­селения на Урале составил 0.4 %. Население росло исклю­чительно за счет городских жителей.

Начиная с 1966 г. отно­сительный прирост населения региона стал резко падать. Из всего уральского региона только одна Свердловская область имела положительное сальдо миграции. Причинами этого были: неудовлетворительные жилищные условия и медицинское обслуживание, характер питания, экологическое загрязнение, плохое обеспечение товарами народного потребления, вредные и особо вредные условия труда в металлургическом, химическом и других производствах.

Рост социальных противоречий

Уральский экономический район производил продукции на душу населения больше, чем в среднем по СССР и РСФСР, однако по распределению доходов и потреблению оказался в середине 1980-х гг. одним из самых неблагополучных районов. Национальный доход, идущий на потребление, в расчете на одного жителя региона был на 5 % меньше, чем в среднем по стране, денежные доходы уральца составляли 92% среднереспубликанского уровня, расходы — 87 %, средний размер вклада в Сбербанк — 82 %.

К середине 1980-х годов уральский регион начал ощущать последствия деформированной в сторону тяжелой индустрии структуры промышленного производства с гипертрофированной концентрацией ее в крупных городах. Это привело к расточительному потреблению природных ресурсов (леса, воды, природных ископаемых), деградации природной среды, экологическому кризису в регионе.

К территориям с конфликтным природопользованием до сегодняшнего дня относятся практически вся Челябинская область, большая часть Свердловской, Пермской, Оренбургской областей и Башкирии. Из выделенных в СССР 33 средних рек с опасным уровнем загрязненности 6 протекают по территории Урала, в том числе Исеть, Чусовая, Тавда. Около 70 % протяженности речной сети региона имеет качество воды, не соответствующее гигиеническим критериям. Из 37 городов РСФСР, входящих в перечень главных загрязнителей атмосферы, 11 находятся на Урале. Особенно сложная экологическая ситуация сложилась в Нижнем Тагиле, Кировграде, Ревде, Екатеринбурге, Каменск-Уральском, Красноуральске (Свердловская область), Магнитогорске, Барабаше, Бакале, Сатке, Челябинске, Златоусте (Челябинская область), Перми, Березниках. Соликамске, Губахе (Пермская область), Новотроицке, Оренбурге, Орске, Медногорске (Оренбургская область), Стерлитамаке, Ишимбае (Башкирия).

Диссидентское движение

Первая на Урале диссидентская организация, называвшаяся «Свободная Россия», возникла в 1969 г. в Свердловске. Возглавляли ее братья В. и В. Пестовы, Н. Шабуров, В. Узлов и В. Берсенев. К весне 1970 г. в эту молодежную организацию входило около 50 человек. Они распространяли листовки, содержащие демократические требования, в Свердловске, Серове и Нижнем Тагиле. Весной 1970 г. организация попыталась создать оппозиционную «Российскую рабочую партию», но в мае ее члены были арестованы. В 1970 г. в Свердловске возникла другая организация ~ «Революционная партия интеллектуалов», возглавляемая Г. Давиденко, которая также была быстро разгромлена. Члены организации пополнили ряды советских политических заключенных.

«Брежневское» время при его внешнем благополучии закончилось экономическим, социально-политическим и духовно-нравственным кризисом. Отсутствие реальных демократических свобод, бесхозяйственность, экологические проблемы, коррупция в верхах, уравниловка в оплате труда, демографический спад и многое другое характеризовали советскую действительность того времени.

«Узники совести» ни Урале

В 1966 г. в Уголовном кодексе РСФСР появились новые статьи, предусматривавшие от одного до трех лет лишения свободы: ст. 190-1 УК — за «систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»; ст. 190-3 — «за активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок».

Людей, взгляды которых нс совпадали с официальной идеологией и которые высказывали недовольство в адрес партийных и государственных властей, отправляли в «психушку» с диагнозом «вялотекущая шизофрения», высылали из страны или осуждали на срок заключения в специальных лагерях. В 1960-е гг. большинство лагерей для обвиненных по политическим мотивам находились в Мордовии, но в начале 1970-х гг. многие из политических лагерей были переведены в Пермскую область.

В 1972-1976 гг. здесь появились политзоны «Пермь-35», «Пермь-36», «Пермь-37», где за 20 лет побывало более 500 «особо опасных государственных преступников», среди которых были правозащитники В. Буковский, С. Ковалев, А. Марченко. Л. Бородин, А. Щаранский, Г. Якунин. Тридцать шестая зона была ликвидирована в 1987 г. после массовых помилований эпохи перестройки.

В 1992 г. на основе Указа прези-дента России были помилованы последние политические заключенные и закрыта последняя истине политическая колония «Пермь-35».

С декабря 1996 г. на базе бывшей колонии «Пермь-36» действует Мемориальный музей истории политических репрессий и тоталитаризма.