Административно-территориальное деление Урала

В 30-е гг. в административно-территориальном делении Урала произошли серьезные изменения. Были ликвиди­рованы округа и остались две ступени административно-территориальных единиц: область и район.

В 1930 г. по постановлению XVI съезда ВКП(б) были упразднены 15 округов Урала. Коми-Пермяц­кий округ как национальная административно-хозяй­ственная единица был сохранен. В декабре 1930 г. на территории Тобольского Севера были созданы два национальных округа: Ямало-Ненецкий и Остяко- Вогульский, переименованный позже в Ханты-Ман­сийский. Все три национальных округа были подчи­нены непосредственно Уральскому облисполкому.

В 1933 г. Уральская область занимала территорию 1 млн 896 тыс. квадратных километров и в ней нахо­дились 3 национальных округа с 17 районами, 41 город, 100 рабочих поселков, 116 районов, 3129 территорий сельсоветов.

В январе 1934 г. постановлением ЦИК СССР Уральская область была разделена на три области: Свердловскую с центром в Свердловске, Челябинскую с центром в Челябинске и Обь-Иртышскую с центром в Тюмени. В 1938 г. из состава Свердловской области была выделена Пермская область с центром в Перми. Все эти четыре области входили в состав Уральского экономического района. В декабре 1934 г. была образована Удмуртская АССР в составе Кировского края, а с декабря 1936 г. она вошла непосредственно в состав РСФСР.

Население

В 30-е гг. произошли существенные из-менения в численности и составе уральского населения. Ускоренное наращивание экономического потенциала Урала в годы первых пятилеток вызвало перемещение сюда больших масс населения и прежде всего из национальных сопредельных регионов страны. Эти перемещения носили как добровольный, так и принудительный характер. За период между переписями 1926-1937 гг. численность населения Урала в современных границах выросла с 10,5 до 12,4 млн человек, или на 17,1 %. По России в целом прирост населения за эти годы составил всего 11,2 %. По переписи 1939 г. на Урале проживало уже 13,4 млн человек.

Значительно изменилось соотношение городского и сельского населения края. Индустриализация вызвала значительный рост численности городского населения. За период 1926-1937 гг. городское население Урала увеличилось в 2,5 раза, а сельское — уменьшилось на 18,4 %. В 1939 г. в городах проживало 4,8 млн человек, а в деревне — 8,6 млн.

О национальном составе населения можно судить по проживающим на территории Уральской области накануне ее разделения на более мелкие территориальные единицы. В 1933 г. в ней насчитывалось около 8 млн человек, из которых русские составляли 90,2 %, татары — 2,9 %, коми-пермяки — 2,5 %, башкиры — 0,9 %.

На изменение численности населения Урала в 30-е гг. оказали влияние не только миграция, но и последствия голода 1932/33 г., массового раскулачивания деревни, политических репрессий и т. д. Поэтому в отличие от периода НЭПа, когда переписи населения происходили регулярно, в 30-е гг. велся лишь текущий демографический учет, а переписи населения пришлись на конец 30-х гг. При этом их данные долгое время считались секретными, а перепись 1937 г. вошла в историю нашего государства как «расстрелянная перепись». Все, что от нее осталось, было опубликовано лишь 50 лет спустя после ее проведения.

Миграция на Урал носила как добровольный, так и принудительный характер.

ЭКОНОМИКА

К концу 20-х гг. экономика Урала достигла основных показателей довоенного времени. То же произошло по стране правлению в целом, и перед большевистским режимом встал вопрос о дальнейших путях развития экономики. Независимо от их политических пристрастий большевикам пришлось решать проблему модернизации страны, ибо то, что делалось в начале XX века, не было завершено. Между тем развитые страны сделали огромный рывок в экономическом отношении, построив в основном индустриальное общество, и России требовалось вновь догонять их. Споры в руководстве большевистской партии велись лишь о методах модернизации России. Если Н. И. Бухарин и его сторонники настаивали на постепенности экономических преобразований и сохранении нэповских приоритетов, то И. В. Сталин выдвинул новую программу, которая, впрочем, имела немало общего с уже апробированными методами «военного коммунизма».

Поскольку Сталин в 1929 г. победил в борьбе за власть всех своих соперников, то именно его программа экономических и политических преобразований в стране была взята на вооружение большевистской партией. То, что делалось в стране в 30-е гг., можно называть сталинской модернизацией России, которая имела много общего с модернизацией начала XX в. Она тоже носила «догоняющий» характер, преследовала те же цели — ускоренно превратить Россию в великую промышленную державу, осуществлялась во многом методом проб и ошибок.

Однако были и серьезные различия между тем, что делалось в России в первые десятилетия XX в. и тем, что происходило в 30-е и последующие годы.

Противоречия модернизации были усугублены целым рядом субъективных обстоятельств, вытекающих из характера сталинского тоталитарного режима.

Промышленность

Центральные и местные органы власти, принимая первый пятилетний план развития народного хозяйства (1928/29 — 1932/33), придавали Уралу особое место в экономике страны. Занимая выгодное географическое положение, обладая огромными естественными богатствами, Урал должен был стать «срединно-союзной индустриальной оборонной базой». Наличие полезных ископаемых сочеталось здесь с возможностями очень выгодного для страны комбинирования ряда производств, что становилось реальным только при условии превращения региона в высокоразвитый индустриальный центр. Кроме того, «идея первоочередности разрешения проблемы Урала в экономике нашей страны» связывалась с развитием тех отраслей тяжелой промышленности, которые должны были составить основу для индустриализации страны в целом.

В связи с расширением выплавки чугуна важнейшая роль отводилась строительству Магнитогорского металлургического комбината, Тавдинского, Средне- Уральского, Каменского и Кизеловского металлургических заводов, Челябинского завода ферросплавов. Производство чугуна осуществлялось на древесно-угольной основе. Планы же предусматривали привлечение для этих целей и минерального топлива (каменного и бурого угля и торфа). Для этого требовалось значительное расширение не только лесозаготовок, но и добычи на Урале коксующегося угля.

Наличие в регионе различных металлов давало возможность наметить грандиозные планы развития металлообрабатывающей промышленности и машиностроения. Для этого необходимо было успешно завершить строительство в Свердловске завода тяжелого машиностроения, а также построить новые заводы: Тагильский вагоностроительный, химического машиностроения, станкостроительный, котлостроительный, судостроительные в Перми и Тобольске, заводы заводского и рудничного транспортного оборудования, электротехнического оборудования, тракторного завода в Челябинске, завода уборочных машин в Миассе и прокатных орудий в Южном Зауралье.

Расширение химической и лесохимической промышленности предполагало строительство в кратчайшие сроки Березниковского химического комбината, Аша-Балашовского, Юрюзанского и Надеждинского химических и лесохимических заводов.

Обеспечить сооружение огромного количества новых предприятий и реконструкцию старых можно было лишь на основе увеличения темпов строительства новых электростанций, в том числе Челябинской, Среднеуральской, Губахинской и Егоршинской.

Реализация первого пятилетнего плана была напрямую связана с директивным планированием, безусловным подчинением центру и административным нажимом. Завышенные задания по строительству новых и реконструкции старых заводов дали толчок к пересмотру как по всей стране, так и на Урале пятилетнего плана на последующий период.

Пересмотр плановыми органами темпов развития промышленности в сторону резкого увеличения был осуществлен на основе решений XVI съезда ВКП(б). В докладе Сталина восхвалялись «бешеные темпы», своеобразный «скачок» в развитии индустрии, доказывалась возможность выполнения пятилетнего плана «по целому ряду отраслей промышленности в три и даже в два с половиной года». Исходя из чисто волевого подхода, без всякого научного обоснования, Сталин потребовал пересмотра пятилетнего плана развития черной металлургии в сторону его резкого увеличения:

«Нам нужны к концу пятилетки не 10 млн т чугуна, как требует эта пятилетка, а 15-17 млн т.»

Из них 6 млн т должен был дать Урало-Кузбасс.

В 1930 г. был разработан план «Большого Урала», согласно которому предполагалось увеличение производства чугуна в 1933 г. по сравнению с началом пятилетки в 3,5 раза, продукции машиностроения — в 4.5, угля — в 2,5 раза.

С конца 20-х гг. стала практически претворяться в жизнь идея создания единого многоотраслевого межрегионального промышленного комплекса — Урало-Кузбасса, основой которого явилось строительство металлургических комбинатов в Магнитогорске и Кузнецке. В постановлении ЦК ВКП(б) «О работе Уралмета» от 15 мая 1930 г. была подчеркнута особая значимость превращения Урала в основную базу «снабжения страны качественной сталью и чугуном». Проектная мощность Магнитогорского металлургического комбината составляла 66 тыс. тони чугуна в год, а в окончательном варианте проекта предполагалось производство 2 млн 500 тыс. тонн.

Параллельно со строительством новых шла значительная техническая реконструкция и перевооружение действующих металлургических предприятий.

Коренной реконструкции были подвергнуты Нижнетагильский, Верх-Исетский, Кушвинский, Алапаевский и Лысьвенский заводы. На них были сооружены новые печи, повысилась мощность действующих агрегатов, были механизированы трудоемкие работы.

Небывалые объемы и темпы роста капитального строительства были сопряжены с огромными трудностями в их реализации. Прежде всего, это обусловливалось нехваткой квалифицированных кадров, особенно руководящих, отставало проектирование, недостаточно велись эксплуатационные разведки, слабой была энергетическая база и уровень производства стройматериалов. В 1930 г. 40 % строившихся промышленных объектов не имело законченных проектов. На всех стройках преобладал ручной труд. В результате многие показатели первого пятилетнего плана оказались невыполненными.

Высокие темпы развития отраслей группы А (производство средств производства) отнюдь не означали таких же темпов роста отраслей группы Б (производство средств потребления). К концу пятилетки Урал находился на одном из последних мест в стране по выпуску товаров народного потребления. Например, кондитерская промышленность произвела по 5 кг продукции на душу населения в год, маслобойная промышленность удовлетворяла спрос лишь на 20-25 %. Наблюдался острый дефицит как промышленной, так и продовольственной продукции для населения.

В целом же, несмотря на огромные трудности, за годы первой пятилетки в Уральской области были построены и пушены в эксплуатацию (полностью или частично) 149 промышленных предприятий, 6 крупных электростанций. В стадии строительства находилось 80 промышленных предприятий, технической реконструкции были подвергнуты 95.

Основным итогом выполнения планов первой пятилетки стало закладывание основ Урало-Кузнецкого комбината — второй угольно-металлургической базы страны.

Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР

Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР на 1933-1937 гг. был принят на XVII съезде партии в январе-феврале 1934 г. Главной задачей новой пятилетки стало завершение реконструкции народного хозяйства, его техническое перевооружение, освоение новой техники и новых производств.

Особое внимание на съезде было обращено на необходимость завершения важнейших строек, начатых в первой пятилетке, — Уральского завода тяжелого машиностроения, электромашиностроительного и вагоностроительного заводов, Магнитогорского завода по производству чугуна, Среднеуральского медного ком-бината и др. Отдельным пунктом была выделена необходимость завершения создания Урало-Кузнецкого комбината. Для этого предназначалось более 1/3 всех капиталовложений в тяжелую промышленность, с тем чтобы в 1937 г. Урало-Кузнецкий комбинат смог дать «треть продукции черной металлургии, больше четверти общей угледобычи страны, одну шестую производства электроэнергии районными электростанциями и около 10% продукции машиностроения». В первые годы новой пятилетки основные капиталовложения направлялись на новостройки.

В июне 1933 г. вступил в ряды действующих Челябинский тракторный завод, первая очередь которого была рассчитана на выпуск 40 тыс. гусеничных тракторов в год. Его пуск имел огромное значение для переустройства сельского хозяйства страны. Крупнейшим предприятием машиностроения и металлообработки в стране стал пущенный в июле 1933 г. Уралмаш, основной поставщик оборудования для металлургической, горной, химической и других отраслей промышленности.

Во второй и третьей пятилетках в Нижнем Тагиле было завершено строительство Уралвагонзавода. На Урале сформировалась новая отрасль машиностроения — станкостроение. Головными являлись вновь построенные завод тяжелого станкостроения в Челябинске и станкостроительный завод в Свердловске.

Окончание строительства в 1936 г. первой очереди Первоуральского новотрубного завода, одного из крупнейших в мире, позволило производить высококачественные трубы для авиационной и автотранспортной промышленности, которые до этого завозились из-за границы. Были пущены Магнитогорский и Новотагильский комбинаты, Синарский трубный и другие заводы.

В целом за годы двух первых пятилеток на Урале построено и реконструировано свыше 400 крупных предприятий. Промышленное производство увеличилось по сравнению с 1913 годом в 10 раз. Удельный вес продукции тяжелой промышленности к 1940 году в общем объеме производства Уральского региона составил 84,7 %.

Итогом индустриализации стало формирование на Урале мощного промышленного комплекса, ставшего важнейшей частью второй угольно-металлургической базы на востоке страны. Основные капиталовложения направлялись в тяжелую индустрию, что предопределило однобокое развитие экономики Урала. К концу второй пятилетки по производственным мощностям и выпуску промышленной продукции Урал занимал четвертое место в стране, уступая Московскому и Ленинградскому районам и Украине.

На Урале создан мощный промышленный комплекс страны.

Эти достижения явились результатом громадного напряжения сил и возможностей населения края. В течение 1929 и 1930 гг. гигантское строительство полностью поглотило безработицу. Если в 1927-1928 гг. во всех отраслях хозяйства Урала насчитывалось 614 тыс. рабочих, то в 1937 г. их численность увеличилась до 1660 тыс. человек. Основным источником пополнения рабочего класса была деревня, в промышленности использовался и женский труд. К концу второй пятилетки на предприятиях Урала трудилось до 25 % женщин-рабочих.

В период индустриализации широкое распространение получил труд ссыльных крестьян, депортированных народов и заключенных лагерей и колоний. К началу 40-х годов на Урале насчитывалось 33 лагерных системы, заключенные которых работали на строительстве заводов, в горнодобывающей, лесозаготовительной и других отраслях народного хозяйства.

Важнейшим источником повышения интенсивности труда являлось социалистическое соревнование. Именно 30-е гг. стали пиком использования трудового энтузиазма: ударничество, сквозные бригады, встречный промфинплан, стахановское движение и др.