Политика перестройки

Избрание весной 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачева многим советским людям дало на­дежду на серьезные перемены во всех сферах жизни об­щества. Горбачев провозгласил программу ускорения социально-экономического развития СССР, которую под­держал состоявшийся в феврале 1986 г. XXVII съезд КПСС, Эта программа была направлена на форсирова­ние научно-технического прогресса, реконструкцию оте­чественного машиностроения, производство новых ма­шин, высокотехнологического оборудования. При этом всерьез ставилась задача догнать к 2000 г. США по уров­ню промышленного развития, а каждой советской семье предоставить отдельную квартиру. Требование «ускоре­ния» не соответствовало крайне сложному состоянию эко­номики, поэтому программа «ускорения» была трансфор­мирована в идею перестройки всего народнохозяйствен­ного механизма, что объяснялось необходимостью пре­одолеть многочисленные недостатки в управлении эконо­мическими процессами и структурами, в том числе в системах планирования, ценообразования, финансирования, стимулирования труда, в управлении научно-техническим прогрессом, в стиле деятельности кадров управления. Эти позиции сводились в целом к борьбе с диспропорциями в экономике.

Политика гласности была призвана довести намерения партийно-государственного руководства до широких масс, демонстрируя положительные примеры и критикуя вопиющие недостатки в разных регионах страны.

Кризис распределительном системы

В середине 1980-х гг. проявился ощутимый спад в экономике страны. В 1986 г. дефицит бюджета составил 18 млрд руб. и с каждым годом стал увеличиваться в 2-3 раза. В связи с ухудшением мировой конъюнктуры на 30 % упали доходы от продажи нефти. Тяжелый удар но бюджету нанесла антиалкогольная кампания: в течение трех лет (1985- 1988 гг.) доходы бюджета сократились на 37 млрд руб.

Урал не был исключением в масштабах страны. Перестроечные меры по наведению порядка, укреплению трудовой и технологической дисциплины, повышению ответственности руководящих кадров дали некоторые результаты на первом этапе перестройки. Во всем уральском регионе активизировался процесс строительства жилья, предприятия начали переход на хозрасчет, была введена госприемка продукции и т. д. Получило развитие кооперативное движение. В Челябинской области за счет кооперативов темпы роста торговли и бытового обслуживания населения в 1988 г. составили 107,2%, по отношению к предыдущему году; в Свердловской области эти темпы были еще выше — 111,3%. В крупных городах Урала — Свердловске, Перми, Челябинске, Магнитогорске, Кургане. Уфе — активизировалась привокзальная торговля, появились различные лотки, с которых продавались не очень качественные, но достаточно дешевые изделия легкой промышленности. Сложнее былое продуктами питания. Постепенно стали появляться кооперативные продтовары, правда, недостаточно высоким ценам, что вызывало раздражение населения. На 1 апреля 1989 г. в Башкирии действовало 1 224 кооператива, однако производственных кооперативов было всего 6 %. Остальные занимались главным образом приобретением и реализацией различных товаров по более высокой цене.

Первые положительные результаты не получили дальнейшего развития: народное хозяйство страны и регионов продолжало работать в рамках административно-командной системы. Уже в 1988 г. специалисты отмечали очевидные (существовавшие десятилетиями ранее) сбои и пороки плановой экономики региона, хотя полномасштабного кризиса в этот период еще не наблюдалось. Особенно остро кризисные явления проявлялись в сельском хозяйстве: появились колхозы-банкроты, значительно выросла себестоимость продукции животноводства, поднялись цены на мясо, молоко. Государство не могло дотировать сельское хозяйство в необходимом объеме (в 1989 г. Челябинская область получила от государства только 2.7 млрд руб. вместо необходимых 5.2 млрд).

Показательным примером стала легализация почти 10% дефицита г. Свердловска, который был утвержден сессией городского Совета. Первый секретарь ГК КПСС В.Д. Кадочников на 25-й областной партконференции поставил вопрос, как могло произойти, что предприятия города обеспечивают прибыль в 1,8 млрд руб., а бюджет составляет только 280 млрд руб.

В Свердловской области в 1989 г. было отмечено отставание от плановых заданий в промышленности и капитальном строительстве. Ввод основных мощностей в производственной сфере составил 82 %, а в непроизводственной — 74 %, план строительное жилья был выполнен на 83 %; заметно сократилось строительство новых детских учреждений, школ, больниц, поликлиник (в среднем — более 20% недовыполнения плановых заданий). Темпы роста объемов производства снизились на 0,5 %, а в промышленности группы «Л» — на 1,3 %. Проявлялись инфляционные процессы: в 1989 г. темпы роста доходов населения составили 12,9%, а расходы — 10,4 %; план эмиссии был перевыполнен почти вдвое при невыполнении кассового плана (наличные деньги) на 5 %. Наметилось сокращение производства продовольственных товаров: мяса — на 4.3 тыс. т. мясных полуфабрикатов — на 2,2 тыс. т, растительного масла — на 431 т, рыбы — на 790 т.

В 1990 г. на встрече представителей республик и областей Урала отмечалось, что душевое потребление продуктов питания в регионе не превышает 70-80% к расчетной медицинской норме и значительно ниже, чем в среднем по РСФСР, в 1,3-1,5 раза хуже, чем в Москве и Ленинграде. По потреблению мяса Пермская область занимала 50-е из 73 областей и республик РСФСР, Курганская — 49-е, Удмуртская и Башкирская АССР — 40-е-50-е, а Челябинская и Свердловская области — 21-22-е места соответственно. Было отмечено, что в Уральском регионе потребляется почти в 1,3 раза меньше нормы растительного масла и только 67 % бахчевых культур и овощей.

К этому времени на Урале, прежде всего в городах, резко ухудшилось снабжение населения продуктами питания и предметами первой необходимости. Властям пришлось вводить талоны — нормировать продажу колбасы, молока, мыла, макарон, сахара, других товаров широкого потребления. Случались периоды, когда нормы выдачи продуктов были меньше физиологического уровня. Нарастающие дефициты порождали злоупотребления работников торговли и чиновников. Люди проводили много времени в поисках необходимых товаров, в очередях. Недовольство повседневными трудностями вызывало недоверие к власти, вело к росту социальной напряженности.

Попытки преобразований

Неудовлетворенность ходом перестройки была очевидна, при этом вина в значительной степени ложилась на представителей местной власти, работавших по старым схемам. Предлагалось прежде всего «смелее переводить экономику на экономические принципы, отказаться от администрирования«. В этих условиях группа высших руководителей Свердловского облисполкома во главе с С. Воздвиженским начала работу по переводу области на региональный хозрасчет, который рассматривался как «спасательный круг» в ситуации распада хозяйственных связей и ослабления централизованной системы управления. С 1 января 1990 г. Свердловская область перешла на региональный хозрасчет, однако ухудшавшиеся социально-экономические показатели, продовольственный кризис не позволили реорганизовать региональную систему управления экономикой. Главной задачей деятельности органов управления всех уровней становилось сохранение управляемости основными социально-экономическими процессами.

В ходе визита в Свердловскую область в апреле 1990 г. Президента СССР М.С. Горбачева, побывавшего на Уралмашзаводе в Екатеринбурге и предприятиях Нижнего Тагила, руководители областного Совета В.М. Власов и Э.Э. Россель передали ему просьбу снять запрет на посещение области иностранцами. Вскоре Н.И. Рыжков подписал соответствующее решение Совета Министров СССР.

Предложенная группой экономистов под руководством С.С. Шаталина и Г.А. Явлинского программа «500 дней» стала основанием для разработки региональной программы, которую разослали для обсуждения коллегам по Ассоциации экономического взаимодействия. Отказ правительства Н.П. Рыжкова от реализации программы «500 дней» негативно сказался и на перспективах экономического развития уральского региона.

Учитывая сходство экономических и социальных проблем и необходимость предотвратить усиливавшийся распад производственных и социальных связей, руководители Удмуртии, Башкирии, Курганской, Пермской, Свердловской и Челябинской областей на встрече в Челябинске в сентябре 1990 г. подписали договор о намерении сохранить и укрепить единое экономическое пространство Урала. Па встрече была достигнута договоренность о совместном использовании созданного производственно-экономического потенциала, сохранении и развитии сложившихся хозяйственных связей. Реализация совместных предложений но интеграции, кооперации промышленного и сельскохозяйственного производства была возложена на экономические службы Советов Министров автономных республик и исполкомы областных Советов. Вскоре после этого на встрече в Перми в рамках Ассоциации была организована корпорация «Большой Урал». Она осуществляла поддержку конверсионных предприятий, выпускающих товары народного потребления и продукты питания, а также помогала устанавливать внешнеэкономические связи.

В течение следующего года работа по созданию координирующего органа продолжалась и завершилась образованием летом 1991 г. Ассоциации экономическою взаимодействия областей и республик Урала, которую возглавил Э.Э. Россель.

Динамика экономического развития областей Урала в 1990-м — начале 1991 г. стала полностью отрицательной. В первую очередь это сказалось на демографической обстановке в регионах. В 1988 г. заметно увеличились темны сокращения естественного прироста населения: в Курганской области этот коэффициент составил 6,2% (1987 г. — 7,4 %), в Челябинской — 6,3 (1987 г. — 7,5 %), в Свердловской области — 4,7% (1987 г. — 6,3%). В 1990 г. коэффициент рождаемости снизился в Свердловской области на 2,1 %.

Объем промышленного производства в Свердловской области сократился на 2,6%, объем продукции агропромышленного комплекса — на 3,5%, цены на рынках выросли в 2-5 раз. Реформа ценообразования, проведенная правительством СССР летом 1990 г., привела к резкому снижению уровня потребления. Усиление социально-экономической напряженности вызвало взрывной рост преступности. В 1990 г. в Свердловской области общая преступность возросла на 40%, в Артемовском районе — на 96, Слободо-Туринском — на 83,3%, в Ленинском (г. Свердловск) — на 49,1 %. В Курганской области рост преступности в 1990 г. составил 35 %, в Челябинской — 39,7 %.

К 1991 г. СССР в целом и Урал в частности вошли в полосу тотального экономического, социального и политического кризиса, обусловленного нерешительностью центрального правительства, отсутствием четкого плана реформирования и потерей органами власти всех уровней легитимности в глазах большинства населения страны.

Словарик перестройки
  • Ускорение — лозунг и политика эпохи перестройки. Под ускорением подразумевался процесс перехода от экстенсивного к интенсивному производству на основе структурной перестройки промышленности в пользу машино-строительного комплекса и новых наукоемких отраслей;активного внедрения достижений научно-технического прогресса; перехода к человекосберегающим технологиям и др.
  • Перестройка — политика реформ 1985-1991 гг., направленная на преодоление системного кризиса советского строя и связанная с именем М.С. Горбачева.
  • Госприёмка — контроль за качеством продукции со стороны независимых экспертов.
  • Дотация (dotatio- дар, пожертвование) — денежные средства, выделяемые из государственного и местных бюджетов в безвозвратном порядке для оказания помощи: убыточным предприятиям, нижестоящим бюджетам для покрытия дефицита бюджета; гражданам в виде доплат.
  • Гласность политика ограниченной свободы слова, введенная в эпоху перестройки в целях критики политики предше­ственников (в частности, Брежнева) и пропаганды идей перестройки; установления обратной связи между правящей верхушкой и народом; привлечения интеллекту­альных сил общества к разработке реформ; — политика отвлечения внимания населения от острых социально-экономических проблем.