ГЛАВНЫЙ НАЧАЛЬНИК ГОРНЫХ ЗАВОДОВ УРАЛЬСКОГО ХРЕБТА — ГЕНЕРАЛ В. А. ГЛИНКА

С 1837 по 1856 год горным начальником был гене­рал Владимир Андреевич Глинка, личность весьма за­мечательная. Особое положение Урала и Екатеринбурга предоставляло ему огромную власть:

«Я царь и бог уральского хребта».

Глинка жил открыто, устраивал шумные балы, все именитые гости бывали у него в доме. Именно с террасы его дома В. А. Жуковский на­рисовал вид Екатеринбурга. «Царь и бог» силу свою со­знавал. Д. Н. Мамин-Сибиряк рассказывал любопыт­ный анекдот о встрече Глинки с пермским губернато­ром Огаревым, тоже большим вельможей. Зимой на проселочной дороге сошлись вельможные кареты, и никто не пожелал уступить дорогу. Губернатор, высу­новшись в окно кареты, крикнул:

— Уральский хребет едет…

На что последовал ответ Глинки:

— А у меня едет вся уральская шкура!..

Далее предание гласит, что губернатор свернул, ус­тупил горному начальнику…

Молва утверждает, что «царь и бог» был хорош: вспыльчив, да отходчив, грозен, да милостив, и честен, и самостоятелен в поступках. В молодые лета состоял членом «Союза благоденствия», но вовремя отошел от политики, однако старых друзей не забывал, постоян­но помогал сосланному в Сибирь В. К. Кюхельбекеру и И. С. Повало-Швейковскому, а родственник генерала декабрист Ф. Г. Вишневский, осужденный и определен­ный в солдаты, после увольнения с военной службы служил при Глинке чиновником по особым поручениям.

Лукьянин В., Никулина М. Прогулки по Екате­ринбургу.- Екатеринбург.- 1995

ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР I НА УРАЛЕ

Первое столетие Екатеринбурга совпало с путешествием по Уралу императора Александра I, который обращал особенное внимание на развитие горного дела в России.

Осенью 1824 года, именно 25 сентября, Александр I приехал Екатеринбург — императорский маршрут шел с Южного Урала. В свите государя находились барон Дибич, баронет Виллие, лейб-хирург Д. Тарасов и др. Императорская квартира помешалась в великолепном доме заводчика Л. И. Расторгуева, ныне «харитоновский дом». Еще и теперь в этом доме показывают знаменитую кровать, на которой спал Александр I. Екатеринбург вообще заинтересовал государя, и он подробно осмотрел весь город: гранильную фабрику, горную лабораторию, монетный двор и т. д.

Путешествие Александра I по Уралу вообще составляло знаменательное событие: это был первый государь, который посетил далекую украйну.

То особенное внимание, с каким отнесся высокий путешественник к Екатеринбургу, точно открыло для этого города особую эру, именно тридцатые, сороковые и пятидесятые годы, составляющие в буквальном смысле слова «золотой век». Уральские старообрядцы с благоговением вспоминают Благословенного, который так гуманно отнесся к их кровным интересам.

По дороге на Березовские золотые промыслы Александр I останавливался в Шарташе и посетил старообрядческую часовню, что навсегда осталось в благодарной народной памяти. Старообрядцы вообще возлагали большие надежды на высокого гостя, но им не суждено было сбыться: преждевременная кончина Александра I унесла в могилу всё…

Город Екатеринбург. Очерки истории Урала. Вып. 1. Екатеринбург.- 1996

ЗОЛОТО УРАЛА

Еще в XVIII в. в результате успешной добычи золота на Березовских промыслах начались и поисковые работы за их пределами.

В рукописи «Российская горная история» А. С. Ярцев отметил, что к началу XIX в.

«…золотых руд признаки показываются на восточной уральской стороне в длину почти на 1000 верстах, что доказывают к северу балтымские, тагильские и за Петропавловским банковским заводом находящиеся созвинские золотые прииски… А на южную лежат: уктусские, шилово-исетские, где прежде и кусковатое золото добывалось, потом сысерские и минские… на западе же меж самыми уральскими горными параллелями доказывают чусовские, крылатковские и уфалейские золотые прииски».

28 мая 1812 г. был издан сенатский указ «О предоставлении права всем Российским подданным отыскивать и разработывать золотые и серебряные руды с платежом в казну подати».

После этого начались попытки создания частных предприятий по добыче золота. Об одном из таких предприятий также сохранился нумизматический па-мятник — золотая медаль весом 1 фунт 34 золотника, отчеканенная в честь выявления 11 июня 1813 года золота в даче Верх-Нейвинского завода А. И. Яковлева.

В Горном журнале за 1838 г. сообщается:

«В 1813 г. близ Верх-Нейвинского завода (округа частных Верх-Исетских заводов) малолетняя дочь заводского жителя Катерина Богданова нашла случайно в песке золотой самородок значительной величины и принесла его заводскому приказчику Ив. Евтеф. Полузадову… Как я слышал, девочка вместо ожидаемой ею может быть награды, была по приказанию заводского приказчика высечена розгами со строгим приказанием молчать о своей находке».

В последующие годы на Урале были открыты месторождения рудного золота в районах заводов Гороблагодатских, Миасского, Невьянского, Каслинского, Кыштымского, Уфалейского, Нижне-Тагильского, Билимбаевского, Ревдинского, Пермских, Решевского, Верхне-Исетского, Верхне-Нейвинского и других.

Максимов М. М. Русскому золоту 250 лет. М.- 1971

УРАЛ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА

Отечественная война вызвала небывалый патриотический подъем. С Урала на войну ушло более 40 тыс. казаков, башкирских конников, солдат регулярной армии. Екатеринбургский, Пермский, Уфимский и Тобольский полки приняли участие в Бородинском сражении. Именно здесь большое мужество и упорство проявил Оренбургский драгунский полк, прикрывавший батарею Раевского.

Денежные пожертвования по Уралу составили более 1 млн руб. Горожане Ирбита передали на формирование Костромского полка 5500 руб., служащие Екатеринбурга за счет добровольных взносов представили 10 пушек с лафетами, башкирские кантоны пожертвовали в пользу армии 500 тыс. руб.

Отличились уральцы и в Бородинском сражении. Уфимский пехотный полк, сформированный из жителей Уфы, Челябинска и Троицка, вел бой на батарее Раевского. Когда французам удалось ворваться на батарею и возникла угроза прорыва фронта в центре русских войск, генерал Ермолов повел в атаку 3-й батальон Уфимского полка и оренбургских драгун. Враг потерял более 3 тыс. человек, а генерал Бонами был взят в плен. Многие уральцы были награждены за этот бой, а батальонное знамя находится сейчас в Зале славы Эрмитажа.

Французский генерал Марбо в своих мемуарах отмечал смелость и храбрость башкир. В знаменитой «Битве народов» в 1813 г. под Лейпцигом, как писал он, среди подкреплений, прибывших к русской армии, было много татар и башкир, вооруженных только луками со стрелами. За это французские солдаты прозвали их «северными амурами». Они наступали «бесчисленными толпами, и так как они двигались без всякого построения и никакая дорога их не затрудняла, то они носились вокруг французских войск точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было трудно».

РУССКИЙ БУЛАТ

Огромный вклад в развитие металлургии внес выдающийся русский металлург Павел Петрович Аносов. Он с золотой медалью окончил горный кадетский корпус и получил назначение на Златоустовский завод, на котором проработал 30 лет.

Опираясь на опыт и помощь златоустовских мастеровых-умельцев Н. Швецова, П. Уткина и других, Аносов разработал технологию выработки русского булата — стали, обладающей большой упругостью. Аносовская сталь по своим качествам превзошла все сорта булата, производившегося в других странах.

Клинок из русского булата легко перерезал в воздухе газовый платок, клинок же из лучшей английской стали мог только надрезать его. Такой клинок не тупился, не имел зазубрин, легко сгибался в окружность и не ломался, а снова принимал прежний вид.

Итоги своих многолетних трудов П. П. Аносов подвел в своем знаменитом сочинении «О булатах», опубликованном в 1843 г. Этот первый в мире труд по металловедению, несмотря на то, что прошло более полутора сот лет, не устарел и до сих пор.

Очерки истории Челябинской области. Челябинск

УРАЛ И СТАТУЯ СВОБОДЫ

Медеплавильная промышленность на Урале в середине XIX в. продолжала иметь мировое значение, доведя в 1855 г. производство меди до 6720 т (410 000 пудов). Почти вся продукция шла на экспорт, исключая разве ту, которая шла на чеканку монет и другие хозяйственные нужды.

А. П. Нечаев утверждает, что

«Россия снабжала в прошлом столетии всю Европу своей медью, до половины нынешнего (XIX в.), почти не имела конкурентов на европейском рынке: знаменитая французская бронзовая промышленность основывалась главным образом на русской меди».

Около половины всей меди в России в то время давал Выйский (Нижне-Тагильский) завод: его выплавка в 1853 году достигала 3250 т (198 340 пудов).

Таким образом, В. И. Довгопол имел основание утверждать, что колоссальная статуя Свободы, установленная в Нью-Йоркском порту в Америке, сделана целиком или частично из нижнетагильской (выйской) меди.

Как известно, эта статуя, изготовленная клепкой из листов красной меди в Париже в 1874-1881 гг. по проекту Ф. Бартольди, была даром французского народа Америке в ознаменование столетия со дня ее независимости (1776 г.).

Статуя имеет высоту от своего основания до светильника около 46 м, а с пьедесталом — 138 м, общий вес металла (со стальным каркасом) 225 т, а вес меди — 100 т.

Тагильским кровельным железом в XIX веке покрыли крышу здания Британского Парламента – Вестминстерского дворца на берегу Темзы. В XVIII и XIX веках его несколько раз реставрировали, в том числе и после пожара 1834 года, уничтожившего здание почти целиком. Лишь Башня драгоценностей, Вестминстерский Холл, пара часовен и монастырь тогда уцелели. Для возведения нового здания понадобилось много металла, и уральские заводы легко справились с выплавкой такого объема.

Горшков А. А. Черная металлургия Урала в первые два столетия ее существования//Сб.: Из истории черной металлургии Урала.

Труды УПИ, сб. № 40. Свердловск.- 1957