Социальная сфера

В первые послевоенные годы в социальной сфере про изошли значительные изменения: была отменена карточная система, ежегодно снижались цены на продукты питания. С середины 1950-х гг. стала повышаться заработная плата низкооплачиваемых рабочих и служащих. В конце 50-х гг. начался переход на 5-дневную рабочую неделю. Одновре­менно с этим осуществлялись государственные про­граммы строительства школ и больниц, получили развитие учреждения торговли и общественного питания.

С середины 1950-х гг. много делалось для решения особо острой жилищной проблемы. Переход к индустриальным методам строительства позволил ввести в 1956-1958 гг. только в городах и рабочих поселках Свердловской, Пермской и Челябинской областей 40 млн кв. м. жилья. В сельской местности были построены десятки тысяч жилых домов. Тем не менее нехватка благоустроенного жилья ощущалась повсеместно. Исклю­чение составляли закрытые города, где были созданы более благоприятные социально-бытовые условия.

И все же социальные проблемы на Урале продолжа­ли оставаться острыми. С конца 1950-х годов отработ­ка полезных ископаемых в ряде угольных бассейнов ре­гиона — Кизиловском, Богословско-Волчанском и др., односторонняя ориентация уральской экономики на раз­витие тяжелой и оборонной промышленности, суще­ствовавший механизм хозяйствования и управления поро­дили в регионе безработицу в скрытой форме, особенно сре­ди женщин и молодежи. Только в Свердловской и Оренбург­ской областях к середине 1960-х гг. насчитывалось до 50 тыс. человек, искавших и не находивших применения своего тру­да.

Все это на протяжении всего послевоенного двадцатиле­тия вызывало недовольство населения, потенциальную со­циальную напряженность.

Так, в марте 1949 г. бездушное отношение к запросам рабочих стало причиной забастовки на свердловской фабрике «Уралобувь». Распространенной причиной забастовок было снижение расценок и повыше­ние норм выработки. По этой причине в августе 1960 г. произошли беспорядки в трех цехах Верхне-Сергинского ма­шиностроительного завода. С 1963 г. массовое недоволь­ство уральцев вызывали перебои в снабжении хлебом и дру­гими продуктами питания, предметами быта, несвоевремен­ная выплата заработной платы. В 1964 г. задолженность по зарплате в Свердловской области превысила 300 тыс. руб. Сроки ее выплаты систематически нарушались на Перво­уральском и Синарском трубных заводах, Каменск-Ураль­ском электромеханическом заводе, в Лозьвинском леспромхозе и на других предприятиях. Участники забастовок не выставляли политических или общих социально экономических требований, не критиковали существующую систему.

В результате плохого снабжения жителей Урала продовольственными и промышленными товарами, кризисного состояния окружающей среды, тяжелых и вредных условий работы в большинстве отраслей тяжелой промышленности региона, отставания социальной сферы, по сравнению с другими экономическими регионами страны, начался отток населения из уральских областей и республик. Так, за период с 1959-го по 1979 г. Урал потерял каждого десятого трудоспособного жителя.

Политическое положение

В трудных условиях войны политический и идеологический контроль над населением ради экономической эффективности был несколько ослаблен, однако с наступлением мирного времени партийные органы взяли курс на ужесточение режима: вновь начались притеснения церкви, резко усилилась пропагандистская работа среди населения, существовал постоянный контроль за политическими настроениями демобилизованных фронтовиков, лиц, побывавших в плену или осужденных ранее за «контрреволюционные действия». В 1946 г. в Челябинске проходил процесс по делу уральской группы «Идейной коммунистической молодежи», участники которой обвинялись в клеветнических измышлениях о ВКП(б), комсомоле, в создании контрреволюционной организации и т. п. Руководители организации И. С. Динабург, Г. И. Бондарев и Г.Ф. Чепчик получили длительные сроки тюремного заключения.

В 1942-1943 гг. была принята целая серия законов и указов в отношении советских граждан, оказавшихся на оккупированной территории или в плену. Была создана сеть проверочно-фильтрационных лагерей, через которые прошли миллионы людей. Один из таких лагерей находился в г. Североуральске Свердловской области, другой в Пермской области. После окончания войны в уральские лагеря доставлялись десятки тысяч военнопленных и гражданских лиц, по разным причинам оказавшихся на территории Германии и ее союзников. Только в Свердловской области их численность достигала 300-350 тыс. человек.

В самом конце войны и в первые послевоенные годы на Урал прибыли депортированные по политическим причинам жители Крыма. Западной Украины, Прибалтики. Молдавии. На начало 1949 г. на Урале насчитывалось 230 тыс. спецпоселенцев, в том числе 150 тыс. советских немцев, 30 тыс. крымских татар, 18 тыс. участников движения западноукраинских националистов, 4 тыс. литовцев и т. д.

Наибольшее число ссыльных находилось на поселении в Пермской и Свердловской областях. Эти люди были освобождены только во второй половине 1950-х — начале 1960-х гг.

После репатриации 1947-1948 гг. в СССР остались лишь военнопленные, осужденные за военные преступления. Для их содержания в стране было создано 11 особорежимных лагерей. Управление одного из них — № 476 и три его отделения размещались в г. Свердловске, другие отделения располагались в Асбесте, Дегтярске, Ревде и Первоуральске. Спецлагерь № 476 считался самым крупным среди подобных лагерей. По данным на начало 1953 г., из 16.8 тыс. осужденных иностранных граждан свыше 7 тыс. находились в этом лагере. Примерно четверть заключенных составляли офицеры германской армии, в том числе 96 генералов и адмиралов. Среди них был адъютант А. Гитлера майор Гюнше, дети и другие родственники многих руководителей фашистской Германии и ее союзников.

После визита в Москву (сентябрь 1955 г.) канцлера ФРГ К. Аденауэра последние немецкие военнопленные и интернированные, осужденные за военные преступления, вернулись на родину.

Заметные изменения в политической жизни страны произошли после смерти Сталина: была проведена амнистия части заключенных, началась массовая реабилитация невинно осужденных.

В начале 1956 г. студенты филологического факультета Уральского университета основали рукописные журналы «Всходы» и «В поисках» которые можно считать одними из первых неподцензурных (так называемых «самиздатовских») литературных сборников на Урале, да и во всей стране. Его наиболее активные авторы Г.Е. Федосеев, К.К. Белокуров и др. за «политически вредные взгляды» были сначала исключены из комсомола, а в 1957 г. арестованы и осуждены.

Заметный импульс инакомыслию придали мероприятия по разоблачению культа личности Сталина. В 1956 г. партийные власти были потрясены смелыми выступлениями студентов ряда свердловских вузов, требовавших «свободы критики», «свободы слова», демократии. Против них были приняты жесткие меры, некоторые были отданы под суд и отправлены в лагеря или направлены на принудительное психиатрическое лечение.

В начале 1960-х гг. в Свердловске действовала уже хорошо организованная оппозиционная группа Л. Г Шефера, осуждавшая антидемократический режим в СССР и выступавшая за осуществление в стране революции, результатом которой станет возрождение «истинного социализма». В апреле 1963 г. все участники «антисоветской группы» были приговорены к лишению свободы с содержанием в лагерях строгого режима.

В оппозиционном движении участвовала незначительная часть населения. Большинство под влиянием массированной агитации и пропаганды искренне верило в мощь «самого передового» государства, мудрость единственной в стране партии, пообещавшей им построение коммунистического общества изобилия. Это способствовало всплеску активности трудящихся: усилились элементы самоуправления, возникло движение «коммунистических бригад», создавались «добровольные народные дружины», уличные и квартирные комитеты, родительские советы ит. п.

Культурная жизнь

За годы войны на Урале значительно сократилось количество школ, увеличилось число дегей, не обучавшихся в них. Вследствие этого в первое послевоенное пятилетие основное внимание было уделено строительству новых школьных зданий. Так, в Пермской и Свердловской областях было возведено 85 новых школ, однако положение оставалось сложным, во многих школах обучение шло в две и даже в три смены. Не хватало учителей, но демобилизация армии и расширение педагогических учебных заведений способствовали решению этой проблемы.

Реформа общеобразовательной школы, начавшаяся в 1958 г., была направлена на подготовку выпускников к общественно полезному труду. Для этого строились производственные мастерские, где молодые люди овладевали какой-нибудь профессией. Но в материальном и кадровом отношении реформа была подготовлена слабо и фактически не удалась.

В высшей школе произошли изменения, учитывавшие потребности научно-технической революции. В связи с этим в Свердловске, Перми, Магнитогорске и других городах региона были созданы новые вузы, в ряде вузов открылись новые факультеты. В Уральском политехническом институте в 1949-1952 гг. были созданы физико-технический и радиотехнический факультеты. В Уральском университете в 1946-1950 гг. организованы лаборатории: рентгеноструктурного анализа, физиологии растений, вакуумная, электронная, металлографическая, спектрального анализа, физикохимии высокомолекулярных соединений. В следующее пятилетие в УрГУ появилось еще 25 лабораторий и учебных кабинетов. Для расширения социальной базы студенчества в вузах были воссозданы рабфаки, выходцам с производства давались льготы при поступлении. В начале 1960-х гг. они составляли 70% всех первокурсников.

Наука Урала была сосредоточена в вузах и 35 институтах Уральского филиала Академии наук СССР. Возросла роль отраслевых научно-исследовательских институтов.

Большим событием в культурной жизни Среднего Урала стало создание Свердловского телецентра, первые передачи которого начались 6 ноября 1955 г. Подобные центры были открыты также в Перми и Челябинске.

В 1950-1960-е гг. заметным явлением стали книга Н. Поповой, А. Бикчентаева, М. Лямина  о революционном прошлом Урала, романы В. Очеретина «Саламандра» и «Сирена», произведения О. Корякова (Свердловск) и В. Астафьева (Пермь). Плодотворно работали уральские писатели П.Бажов, И. Ликстанов, поэты Л. Татьяничева, Б. Ручьев, М. Карим и др.

С 1958 г. в Свердловске начали выходить литературно-художественный журнал «Урал» и ежемесячник для молодежи «Уральский следопыт». Они сыграли важную роль в оживлении литературной жизни региона, способствовали распространению демократических идей. Свердловский обком КПСС пытался идеологически влиять на журнал «Урал», который отстаивал позицию искренности в литературе, выступал против иллюзии благополучия советской жизни, лакировки в творчестве неприглядной действительности. Уральский альманах не подчинился партийным указаниям и вплоть до середины 1960-х гг. сохранял духовный и нравственный потенциал «оттепели».

Пребывание во время войны на Урале видных композиторов, музыкантов и музыковедов (Д. Кабалевский. Г. Нейгауз, Д. Ойстрах и др.) положительно повлияло на уровень музыкальной культуры края, особенно на уральскую школу композиторов. Популярными стали имена К. Кацман, Е. Родыгина, О. Морозова, Б. Гибалина, В. Топоркова.

Широкой известностью в СССР пользовалось в послевоенный период творчество шести уральских музыкальных театров. Здесь работали народные артисты РСФСР Я. Byтирас, А. Маренич, Б. Штоколов, И. Архипова и др. Крупных творческих успехов достиг Пермский театр оперы и балета. В 1946 г. за постановку опер «Иван Болотников» и «Севастопольцы» он получил Государственную премию. В 1954 г. коллективу этого театра присудили премию на всесоюзном фестивале за балет Б. Мошкова «Бэла». Свердловский театр музыкальной комедии стал ведущим в своем жанре в масштабах всей страны.

Самыми многочисленными в крае были драматические театры, ставившие классику и пьесы современных авторов. Большой популярностью пользовались выступления Оренбургского, Прикамского и Уральского народных хоров.

После окончания войны созданная в 1943 г. Свердловская киностудия была преобразована в студию научно-популярных фильмов, производство художественных фильмов возобновилось здесь только в 1956 г.

Художники и скульпторы послевоенного времени разрабатывали разные темы и жанры. В картинах В. Зинова, В. Золотарева, Г. Мосина, В. Рябинина получила отражение историко-революционная тематика, в произведениях В. Волкова, Е. Широкова и др. — тема Великой Отечественной войны. Многих художников при влекла тема труда.

По-прежнему популярной была пейзажная живопись, достигшая высокого уровня. Картина Е. Гудина «Верба цветет» вошла в фонд Третьяковской галереи наряду с творениями В. Игошева, отображавшими жизнь народов Северного Урала.

В области книжной графики успешно работа В. Волович, в станковой графике — Б. Семенов, цветные гравюры создавал А. Зырянов. На выставках международного уровня выставлялись труды художников по камню А. Оберюхтина и Н. Татаурова.

Плодотворно работали уральские скульпторы М. Крамской, Л. Головницкий, В. Зайков, Г. Петрова. Вместе с архитекторами они принимали участие в оформлении дворцов культуры, административных и жилых зданий. Архитектурные «излишества» первых послевоенных лет постепенно были сведены к минимуму.

Росту мастерства уральских художников способствовали регулярно проводившиеся областные и межобластные выставки.