Каменное строительство

Рубеж XVII-XVIII вп. знаменует определенный этап развития уральского зодчества, связанный с мероприятиями правительства Петра 1: широкое распространение каменного строительства, перестройка в камне общественных центров городов Сибири. На Урале это затронуло прежде всего Верхотурье, где развернулись градостроительные работы, по мас­штабам уступавшие только сибирской столице Тобольску.

С 1698 г. ведется сооружение каменного Верхотурского кремля, нахо­дившееся под постоянным контролем Москвы, откуда исходили подроб­ные технические инструкции и даже была прислана артель во главе с Тимофеем Гусевым. Московскими мастерами организуется обучение мест­ных посадских и крестьянских детей. Артель Гусева возводила каменные амбары (1699 г.), приказную палату (1700 г.), воеводский дом (1701 г.). Соликамскими каменщиками создан Троицкий собор (1703-1710 гг.). Под руководством подмастерья Максима Горяева в 1705 г. были начаты обнесение посада каменной стеной и строительство выездных ворот с московской дороги, оставшихся, однако, незаконченными, а также соору­жены стены и две наугольные башни кремля (1706-1708 гг.)

Ансамбль, живописно расположенный на скалистом берегу Туры, имел очертания неправильного четырехугольника. Характерной особен­ностью Верхотурского кремля было вынесение нескольких зданий на ли­нию ограды. Так, вместо южной стены были поставлены в ряд каменные клети — амбары и приказная палата. Судя по дошедшему до нас черте­жу, внутренняя планировка палаты была типичной для древнерусских гражданских построек. По одну сторону сеней располагались комнаты — угловая, «где воеводам сидеть», и вторая, отводимая подьячим. По дру­гую — кладовая «со сводом». Фасад на территорию кремля был расчле­нен спаренными пилястрами, свидетельствовавшими о знакомстве с клас­сическими архитектурными формами.

В восточную стену кремля, выходившую па площадь с гостиным дво­ром, встроен Троицкий собор. Этот храм типа «восьмерик на четверике» с богатым кирпичным и керамическим убранством явился ярким приме­ром «московского барокко» на Урале. Такие его черты, как «крещатое» (по сторонам света) пятиглавие, акцентировка углов своеобразно тракто­ванным ордером, наличники со спиралевидными завершениями, нашли отражение во многих последующих уральских постройках.

Другим центром каменного строительства на Урале в XVIII в. был Далматов монастырь (г. Далматово Курганской обл.). Основанный в 1644 г., он оставался до начала XVIII в. хорошо укрепленной и воору­женной деревянной крепостью. Каменное строительство в монастыре на­чалось в 1707 г. Его замечательное сооружение — Успенский собор был окончен в 1717 г. и освящен в 1719 г. Это был первый на Урале двух­этажный храм, в котором разместились нижние Христорождественекая и придельная Дмитрия Прилуцкого церкви с трапезными, верхняя Успен­ская церковь с колокольней и деревянной трапезной.

Указы о запрете каменного строительства 1714 и 1719 гг. не распространились на Далматов монастырь в силу его стратегического положения, и строительство каменных сооружении продолжалось. В 1720- 1740 гг. были возведены фортификационные, складские, производственные и жилые сооружения. Однако завершение некоторых построек монастырского ансамбля закончилось только в 70-е годы XVIII в. По своим масштабам и архитектурно-художественным достоинствам далматовский ансамбль стоит в одном ряду с кремлями Верхотурья и Тобольска.

В 1720-1740-е годы в хозяйствах Демидовых в Невьянском заводе и Строгановых в Усолье также велось каменное строительство. В Невьянском заводе в 20-30-е годы были выстроены каменные, так называемые демидовские хоромы, которые включали господский дом, главную заводскую контору, горницу, хлебные амбары, склады и небольшой сад. Все здания примыкали друг к другу и формировали два пространства — конторского и господского дворов. Постройки в основном двухэтажные, со сводчатыми перекрытиями, толстыми внутренними стенами, открытыми крыльцами отдельных помещений. Изображения демидовского ансамбля XVIII в. и сохранившиеся фрагменты позволяют предположить, что здесь был использован проект Д. Трезини образцового дома для зажиточных людей (1717 г.).

Знаменитая Невьянская наклонная башня (1725-1732 гг.). композиционно выдержанная в традициях древнерусских ярусных башен и колоколен, отличается укрупненностью форм, лаконизмом и суровостью облика, широким использованием металла — выполненные из чугуна дверные и оконные коробки, балконы-обходы художественного литья н т. д. Это. несомненно, светское по функции сооружение (дозорная башня и высотная доминанта города-завода), глубоко созвучное архитектуре новой петровской России.

Ансамбль строгановских построек в Усолье (1724-1731 гг., Соликамские каменщики Рязанцев, Котельников, Кожин и др.) интересен прежде всего каменными хоромами, в которых впервые на Урале использован анфиладный принцип планировки. Усольский Спасо-Преображенский собор композиционно близок к известной Строгановской церкви в Нижнем Новгороде, однако в декоре этого памятника прослеживаются типично уральские черты, в частности замена белокаменной резьбы фигурным кирпичом. Отдельно стоящая колокольня имеет восьмигранную столпообразную форму. Такие колокольни постоянно встречаются при местных храмах XVIII в.

Местные кадры квалифицированных строителей пополнялись за счет мастеров из Ярославля, Великого Устюга, Вятки. Каменщиков н основном поставлял Соликамск. Так, соликамцы Иона Кремлев, братья Григорий и Иван Татариновы в конце 50-х — начале 60-х годов работали в Верхотурье у заводчика М. М. Походяшина и на строительстве Екатерининского собора в Екатеринбурге. Широкой известностью пользовался «уставщик» из Далматова монастыря Иакинф Стафиев, приглашавшийся и в сибирские города.

Гражданских зданий в тот период еще очень немного. Среди них воеводский дом в Кунгуре, имеющий сходство с древнерусскими постройками как в планировке, так и в оформлении фасадов (лопатки по осям внутренних стен), контора Сысертского завода и др.

В каменном строительстве по-прежнему преобладали церкви, архитектура которых развивает барочные черты, унаследованные от уральских памятников начала XVIII в. При сохранении общего трехчастного «трапезного» типа получает распространение вытянутый по продольной оси двухэтажный храм «кораблем» (церковь Иоанна Предтечи в с. Красном близ Соликамска, окончена в 70-х годах). Имея одинаковые объемнопланировочные композиции, местные культовые постройки различаются преимущественно по характеру завершения — большой восьмерик, малый восьмерик, пятиглавие и т. д. К числу церквей с большим (широким) восьмериком относятся Покровская в Верхотурье (1744-1753 гг.), Старо — Златоустовская в Екатеринбурге (1755-1768 гг.). Особо следует отметить Спасо-Преображенскую церковь в с. Каширино Кунгурского р-на Пермской обл. (1745 г.) с ее тремя последовательно уменьшающимися восьмерками, хорошо увязанными с ярусным же построением колокольни.

Завершение в виде малого восьмерика появилось на Урале не без влияния соседних областей северо-востока России — Устюга и Вятки. Оно представлено такими памятниками, как церкви в селах Комарово (1761 — 1783 гг.), Филипповское (1772 г.) Кунгурского р-на, Шерья (1776 г.) Пытвинского р-на Пермской обл. и др.

Характерной особенностью уральской культовой архитектуры может считаться пятиглавие, которое в тот период также решается па ярусной основе. Центральный малый восьмерик дополняется четырьмя главами на постаментах, располагающимися либо по углам (Воскресенский собор в Чердыни, 1750-1754 гг. или Никольская церковь в Далматове, 1754-1776 гг.), либо по сторонам света.

Наиболее интересна разработка второго варианта, т. е. «крещатого» пятиглавия, шедшая на протяжении всего столетия, — от верхотурского Троицкого собора до Преображенской церкви в Кунгуре (1768-1781 гг.) и так называемых ноходяшинских храмов. Сооруженные на средства Походяшина Введенский собор в Богословском (ныне Карпинск, 1767-1776 гг.) и Петропавловская церковь в Петропавловском (Североуральск, 1767- 1798 г.) заводах принадлежат к шедеврам уральского барокко. Динамизм венчающих частей, эффектность силуэта сочетаются в них с необыкновенной сочностью убранства, как бы синтезирующего формы, найденные в постройках различных уральских городов, а также Тобольска.

Наличие устойчивых композиционных и декоративных приемов указывает на существование на Урале самобытной региональной школы барочного зодчества. При этом необходимо учитывать следование местной архитектуры древнерусским в своей основе традициям («московское барокко) и отставание в стилевом отношении от центра России. Новые столичные влияния проникали с большим опозданием. Например, Екатеринбургский кафедральный собор (1771-1795 гг.) воспроизводил архитектурные мотивы петровского времени, тогда как в Петербурге и Москве уже утвердился классицизм.