Жилище

Русские переселенцы принесли на Урал культурные традиции тех терри­торий. откуда они приходили. Преобладание выходцев из Поморья обусловило широкое распростра­нение элементов материальной культуры Русского Севера. Поселения располагались преимуществен­но по берегам рек или на водоразделах, при мел­ких речках, реже — по берегам озер. Дома стара­лись ставить на возвышенных местах, чтобы избе­жать затапливания во время наводнений, окнами на восток — на солнце. Преобладали малодворные деревни, часто в один-два-три двора. В более южных районах вдоль сухопутных дорог возника­ли относительно крупные селения. Чаше встречал­ся свободный характер застройки поселений, когда усадьбы располагались произвольно, сооб­разуясь лишь с конкретными окружающими при­родными условиями. Однако со временем увели­чивалось количество селений с рядовой, или ли­нейной, застройкой — дома тянулись в одну-две улицы вдоль реки или тракта.

И городская, и деревенская усадьба XVII в. представляла собой комплекс жилых и хозяйст­венных построек. В обильных лесами районах ста­вили дома, рубленные из ели или сосны. Пол ста­рались располагать повыше от уровня земли — подводили под дом фундамент из камня, деревян­ных тумб по углам или вертикальных стоек и плах по всему периметру стен. Помещение между полом и землей («подклет», «голбец») служило хо­зяйственным целям. В южных районах, где в лесе был недостаток, строили низкие избы, часто из некачественной тонкой древесины (липы, осины). Пазы между бревнами или целиком стены прома­зывали глиной. При этом сруб ставился прямо на землю на саманное основание.

Преобладали дома, состоящие из собственно жилого помещения (избы), сеней и клети (в ней хранились хозяйственный инвентарь, одежда, по­суда, продукты и пр.). Во многих домах вместо клети была горница — парадное помещение, предназначавшееся для приема приезжих гостей; в их отсутствие горница обычно не отапливалась. Встречались в немалом количестве и двухкамерные дома (изба-сени).

Вся усадьба огораживалась. Дворы на Среднем Урале, как правило, делали крытыми; иногда они имели общую крышу с домом, получался один дом-комплекс. На юге, в районах с более мягким климатом, необходимости в крытых дворах не было. У нерусского населения постройки на усадьбах располагались более свободно. Большая часть хантов и манси продолжала жить в традиционных бревенчатых юртах с земляным полом и открытым очагом-чувалом или в полуземлянках и каркасных чумах, крытых оленьими шкурами, берестой,  дерном. И. Идее, побывавший в конце XVII в. в юрте у чусовских манси, писал:

«У них нет табуретки, есть нечто вроде широкой лавки, тянущейся вокруг всей избы над земляным полом, в локоть высотой и два локтя шириной. На них и сидят вогулы, как персы, поджав под себя ноги, на них же и спят». Башкиры-скотоводы имели войлочные решетчатые кибитки и конусообразные шалаши, крытые сеном, ветками, древесной корой. У западных башкир широкое распространение получили четырехугольные срубные жилища. На юге Башкирии строили пластовые дома из дерна, с плоской крышей, покрытой тем же дерном или залитой глиной, смешанной с соломой.

Техника домостроительства, внутреннее устройство жилищ, оформление интерьера у русского и коренного населения Урала со временем эволюционировали под воздействием многих факторов: изменения социально-экономических условий, этнодемографической ситуации, взаимовлияния культур разных народов.

Дома ставились на возвышенных местах окнами на восток — на солнце.

Одежда

Преобладала в XVII в. одежда из материалов собственного производства. Однако широко использовались и покупные ткани, а горожане охотно приобретали у купцов также готовые изделия. На Урал с запада и востока везли сукна, крашенину, холст, «иноземные» материи (камку, атлас, кумач, миткаль, бархат, тафту, бязь и др.), кожи, разнообразные предметы одежды и обуви, головные уборы, украшения.

У русских и коми в одежде обнаруживалось мало различий — сказалась длительная активность их исторических контактов. Мужчины и женщины носили длинные (у мужчин почти до колен, у женщин — до ступней) туникообразные рубахи со стоячим воротником; мужские рубахи были косоворотками.

Дополнялся мужской костюм зауженными книзу штанами-портами. Женщины поверх рубахи надевали сарафан. В некоторых местах сарафан называли «верхниней». Сшитые из холста домашнего производства сарафаны были известны под названием «дубасы». Праздничный сарафан украшался пришитыми спереди и по подолу лентами или золочеными и серебряными пуговицами. Уральские горожанки старались не отставать от моды, и многие из них щеголяли в юбках — это был сравнительно новый предмет женской одежды. Из центра страны поставлялись как готовые юбки, так и «юбочный суконный лоскут».

Очень распространенной женской верхней одеждой была телогрея, надеваемая поверх сарафана и схожая с ним по покрою, но имевшая длинные, суживающиеся к кисти, рукава. Телогрея шилась распашной. Носили также шугаи, напоминавшие обычную кофту, и душегреи (душегрейки), имевшие вид короткой кофты, но без рукавов. Женский костюм дополнялся передником («запоном», «фартуком»).

В состав мужского комнатного платья входил еше зипун — облегающая, довольно короткая куртка, надеваемая поверх рубахи. Как домашней, так и уличной одеждой служили кафтаны. Они различались по длине и покрою (были свободными или приталенными), но все имели впереди разрез и застегивались на пуговицы.

Зимой мужчины и женщины ходили в нагольных или крытых тканью шубах. Богатые люди имели собольи, бобровые, лисьи шубы. Менее «достаточные» жители обходились шубами из овчины или недорогого меха. На севере, особенно в Зауралье, с его суровыми зимами, овчинные шубы носили немногие; здесь предпочитали теплую одежду на заячьем, песцовом или беличьем меху. Местные русские жители активно перенимали у коренных народов одежду из оленьих шкур — глухие малицы, парки, совики и пр.

У русских одежда обязательно подпоясывалась — не только из практических соображений, но и в силу приписываемых поясам сакральных свойств.

Разнообразными были женские головные уборы. Девушки носили налобные повязки («перевязки»), венцы и венки с лентами; женщины — кокошники, чепцы, сороки, убрусы, шамшуры, повойники, платки; встречались также древние полотенчатые и кичкообразные уборы. Под влиянием русских кокошники и шамшуры вошли в быт коми-пермячек. Мужчины повсеместно носили войлочные колпаки, шапки из овчины; получили также распространение меховые треухи и малахаи.

Обувь у русских преобладала кожаная. В Зауралье лаптей вообще не носили. Приуральские крестьяне плели лапти с прямым круглым носком, которые можно было надевать на любую ногу. Коми, удмурты и марийцы предпочитали лапти с косым носком — у них они служили главной обувью в теплое время года. Из кожаной обуви на Урале были известны коты и бахилы без каблуков (коты были не выше щиколотки, бахилы шились с голенищами до колен), башмаки, уледи и порубки (обувь охотников и рыболовов с низким разрезным голенищем), чарки, чеботы (полусапожки на мягкой подошве). Зимой ходили также в валенках. Женская и мужская обувь практически не различалась.

Преобладала одежда из материалов собственного производства.

Пища

В пище уральцев первое место занимали мучные и крупяные блюда: хлеб, пироги, оладьи, блины, калачи, пряники, баранки, караваи, ковриги, толокно (из овсяной муки), разнообразные каши. К кашам подавались кисели, патока, животное и растительное масло. В качестве начинки для пирогов использовались мясо, рыба, овощи, творог, грибы, те же каши и пр. Большое место в рационе занимала мясная и молочная пища. У скотоводов она преобладала. Обычной горячей пищей были щи, приготовляемые на основе мясных бульонов с добавлением овощей, мясные супы. Мясо варили, жарили, солили. вялили. Из голов животных приготовляли студень.

Мусульмане не употребляли свиного мяса. Православные должны были соблюдать посты, когда скоромную пишу употреблять запрещалось. У хантов и манси основу питания составляли рыбные блюда. Рыба вообще употреблялась в пишу повсеместно и в больших количествах. Ели свежую, соленую, вяленую, сушеную рыбу. Лучшие сорта рыбы стоили на местных рынках нередко дешевле хлеба. Популярным блюдом была уха. Из рыбной смеси делали окрошку и рыбную кашу. Из холодных рыбных закусок предпочитали икру. Ее употребляли не только в сыром виде, но и варили в уксусе или маковом молоке. Приготовляли также икряные блины, испеченные из крупчатой муки с добавлением взбитой икры. Обилие рыбы в уральских реках давало возможность разнообразить рыбный стол.

Свежие и соленые овощи, грибы, ягоды, орехи, дикорастущие растения, привозные пряности дополняли пищевой рацион населения Урала. Из напитков излюбленными были квас, пиво, мед вареный и ставленный. По праздникам пили и «зелено вино»; заморские вина оказывались доступными только местной знати. В XVII в. на Урале, как и по всей Руси, получает распространение чай, ввозимый из Средней Азии и Китая.

В пище уральцев первое место занимали мучные и крупяные блюда.

Утварь

Посуда, в основном, была деревянной и глиняной. Большое распространение получили также оловянные блюда, тарелки, стаканы, кружки, которые завозились в Россию из Англии через Архангельск и оттуда расходились по всей стране. Но оловянной посудой пользовались преимущественно горожане.

Бытовала также кухонная утварь из меди и железа — котлы, тазы, сковороды, ендовы, кувшины и т. п. В обиходе местной знати, богатых людей имелась золотая и серебряная посуда.

Религия

В домах у православных передний угол занимали иконы. Религия, церковь играли важную роль в жизни людей. Приходские храмы и часовни, как правило, строились, снабжались утварью и книгами за счет «мира». Церковные трапезные иногда становились местом проведения общественных («мирских») собраний, на которых, в частности, нередко выбирался церковный причт. Образ жизни сельского духовенства был близок к крестьянскому: причетники занимались обработкой земли, промыслами, торговлей, держали скот; в их домах к столу подавали обычную деревенскую пищу; не было отличий ни в одежде (если не считать служебного облачения), ни в утвари. Это не мешало прихожанам почтительно относиться к своим духовным наставникам, исправно посещать церковные службы, исполнять церковные обряды. Хотя некоторые явления в быту уральцев осуждались церковными властями. Так, местная молодежь любила в праздники покачаться на качелях; на Рождество и Богоявление в городах и деревнях колядовали с переодеванием, пением, розыгрышами, причем все это действо сопровождалось игрой на гуслях, домрах, волынках.

Увлекались уральцы (особенно горожане) игрой в карты и кости; любили наблюдать выступления бродячих скоморохов, медвежьи и собачьи пляски («медведей водят и с собачками пляшут»,- говорилось в «памяти», направленной в 1649 г. верхотурским воеводой в Ирбитскую слободу). Высшие церковные круги безуспешно пытались с этим бороться. Местное приходское духовенство не участвовало в этой борьбе, вообще довольно терпимо относилось к мелким отступлениям своих прихожан от канонических норм. Оставаясь убежденными христианами, уральцы были чужды религиозной нетерпимости и этнических предрассудков. Патриарх Филарет выражал недовольство тем, что в Сибирской епархии (учреждена в 1621 г., в нее вошли земли восточного склона Урала и Зауралья; западные уральские территории входили в Вятскую и Великопермскую епархии) «русские люди» «в постные дни едят мяса и всякие скверны з бусорманы, с татары и с остяки, и с вогуличи вместе», некоторые женятся на некрещеных «татарках» и детей «с ними приживают». В отдельных семьях жили усыновленные малолетние «вскормленники» из числа коренных народов.

Семья

У русского населения Урала преобладали небольшие семьи, состоящие из родителей и их детей. Вместе с тем довольно значительным было число так называемых неразделенных семей, состоящих из родителей, их женатых детей и внуков или нескольких женатых братьев с их женами и детьми (братские семьи).

Большой семье, которая не испытывала недостатка в рабочих руках, было легче вести многоотраслевое хозяйство. Как правило, большие неразделенные семьи оказывались зажиточнее других. Главой семьи считался муж (в неразделенной семье — дед, в братской — старший по возрасту брат), хотя важных решений без согласования с женой и детьми он не принимал. В особых случаях (например, при выборе невесты или жениха для детей) родители собирали «семейные советы» — с приглашением близких родственников, которые жили отдельно, даже в других селениях.

Семейный быт татар и башкир определялся законами ислама, согласно которым женщина занимала подчиненное положение в семье и была лишена гражданских прав. У них допускалось многоженство. Многоженство встречалось и у язычников уральского Севера, строивших свои семейные отношения на основе обычного права.

У русского населения Урала преобладали небольшие семьи.