Сказание «О человецех незнаемых в восточной стране»

О ненцах Зауралья. Конец XV века.

На восточней стране, за Югорьскою землею, над морем живут люди, самоедь, зовомы молгонзеи. А ядь их мясо оленье да рыба. Да межи собою друг друга ядят. А гость к ним откуды приидет, и они дети свои закалают на гостей да тем кормят. А которой гость у них умрет, и они того снедают, а в землю не хоронят, а своих також. Сия ж люди невеликы возрастом, плосковиды, носы малы, но резвы велми и стрельцы скоры и горазды. А ездят на оленях и на собаках. А платие носят соболие и оленье. А товар их соболи…

В той же стране иная самоедь таковаж, линная словет. Лете месяцъ живут в мори, а на сусе не живут того ради, за неж тело на них трескается, и они тот месяцъ в воде лежат, а на берег не смеют вылести…

В той же стране есть иная самоядь, по пуп люди мохнаты до долу, а от пупа вверх якож и прочий человеци. А ядь их рыбы и мясо. А торг их соболи и песцы, и пыжи и олении кожи.

Анучин Д. Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака, древнее русское сказание «О человецех незнаемых в во­сточной стране». М., 1890

Татарская легенда о Кучуме

Пришел из степей коварный хан Кучум и хитростью да обманом захватил всю землю хана Едигера, который бежал в самые далекие пределы своего ханства.

Решил Едигер задобрить коварного врага и собрал по селениям триста самых красивых и молодых девушек, чтоб отдать их в гарем Кучума.

Только девушки, выросшие на свободе и в вольности, совсем, видно, не горели желанием сделаться наложницами сластолюбивого хана. И однажды ночью перебили они охрану и бежали в глухие леса.

Понимали девушки, что, пойди они по одной к своим родным очагам, возьмут их там воины и отвезут обратно в ненавистный гарем. А потому решили не расставаться и уйти из этих краев дальше в степи и там жить сообща без ханской власти, оставаясь вольными.

Образовали они подвижный отряд и пошли глухим урманом пробиваться через ханские заставы и кордоны.

А Кучум отправил за ними в погоню своих нукеров с приказом всех захватить и привести к нему в Кашлык, в столицу.

Происходило это летом, и девушки умело прятались днем в лесу, а ночью шли от селения к селению, уходя все дальше к югу. Сердобольные жители выносили им продукты, указывали путь. Но не дремали и воины ханские. Шли за ними по пятам и однажды настигли их на крутой горе, где девушки отдыхали.

Было это на речке Супра, и до сих пор называют то местечко «иксинир» — место отдыха. Вступили они с воинами в схватку. Кто бревна сверху бросал, кто из лука слал стрелы. Несколько человек были убиты, и там их похоронили местные жители. Остальные же вплавь перебрались через речку и спаслись.

То место и теперь считается священным, и купаться там запрещено…

Ушедшие от врага остальные девушки переправились через Иртыш и ушли за деревеньку Елань-Яр, что неподалеку от деревни Ренчики. Там их во второй раз настигла погоня. И опять отважные девушки приняли бой, и многие из них погибли в сражении. Насыпали над их могилами местные жители небольшие курганы, и зовутся они «кызлар тура» — девичий городок.

Некоторых раненых попрятали жители у себя, выходили. Так, жена Анвара Тухтаметова — потомок одной из тех непокорных девушек.

С боями отходили девушки все дальше и дальше, и все меньше оставалось их в живых. Совсем плохо стало, когда выпал снег и следы стали отчетливо видны. Спрятаться негде.

Последних сорок девушек окружили враги возле местечка Кайнаул. Приняли они смертный бой и все полегли там, не пожелав сдаться. Там они и похоронены.

Тобольский хронограф, Омск, 1993