Уральский говор

В течение XVIII -первой половины XIX в. сложились диалектные особенности русского языка жителей края. Урал заселялся русскими главным образом из северных, северо-восточных и центральных районов России, поэтому изначально здесь оказались в большинстве различные северорусские окающие говоры. Они взаимодействовали не только меж­ду собой, но и с небольшим числом акающих говоров, которые были привнесены переселенцами из новых губерний и располагались остров­ками на территории Урала. Отметим основные особенности уральских старожильческих говоров.

В области вокализма — полное окание, т. е. гласный звук «о» произносится и под ударением и в безударных и в заударных словах (молоко, скоро); переход «а» в «е» между мягкими согласными под ударением (опеть); перед мягкими, а иногда и перед твердыми согласными в ударном положении произносится «л» на месте старого «ять» (видик, дивка); в заударных слогах после согласных перед твердым и в конце слова, иногда в первом предударном слоге произносится «о» вместо «е» — так называемое «екание» (будёт, шоптал, лёжу); выпадение заударного йота между гласными звуками и последующее стяжение этих гласных (знам, красно платье, кака песня).

Произношение согласных звуков в старожильческих окающих говорах Урала также имеет ряд общих закономерностей. Так, звук «л» перед согласными и в конце слова переходит в неслоговое «у» (читау, паука); заднеязычный «к» (иногда «г», «х») после мягких согласных и йот смягчается (Аньки, Ванькя); в результате ассимиляции наблюдается переход «бм» в «мм» и «дн» в «нп» (омманул, обинно); в глаголах 2-го лица ед. ч. вместо «шься» произносится долгое твердое «ш» (боишша); в возвратных глаголах сохраняется раздельное произношение согласных звуков «т» и «с» (драться, дерется); в сочетаниях «пр» и «ер» иногда вставляется звук «до (пондравилось, здря), а в сочетании «ср» вставляется звук «т» (страм).

Наконец, назовем ряд морфологических черт уральских говоров. В дательном и предложном падежах у существительных 3-го склонения всегда окончание «е» (к дочере, на лошаде); личные существительные мужского рода на «шка» изменяются как существительные среднего рода на «о», по 2-му склонению (дедушко, к дедушку, с дедушкой); творительный падеж мн. ч. в существительных совпадает с формой дательного падежа «ам» (качать головам, делать рукам); сравнительная степень прилагательных образуется с помощью суффиксов «ае», «яе» (ближае, скоряе); глагольные основы на «г» и «к» выравниваются по 1-му лицу единственного числа (берегу, берегешь, берегет, берегем, берегете, берегут); иногда появляется форма инфинитива на окчи», «гчи» (пекчи, берегчи); уральцы часто употребляют частицу «то», изменяя или не изменяя ее (дом-то, дама-те).

Речевые особенности отдельных районов или даже населенных пунктов были настолько очевидными, что стали основой коллективных прозвищ, которые всегда были распространены на Урале. Например, жителей Бакальских рудников звали «батами» за привычку вводить слово «бат» (стяжение от «бает»), выходцев из Калужской губернии за их певучий говор звали «гамаюнами», переселенцев из Самарской губернии — «кал- дыками» за привычку говорить «калды» вместо «когда»; в Зауралье жили «игольники», говорившие «иго» вместо «ею» и т. п.

В д. Стриганка Ирбитского района буква «ц» произносится как буква «с». Колодец — колодес, отец — отес, холодец — холодес. В г. Ирбите буква «е» иногда произносится как буква «и». Поесть — поисть и т. д.